Феерия @КВАРТЕТЫ. ТЕКСТ КАК ДЖАЗ, или Корректура современного художественного текста

Стажировки студентов — это не только опыт для самих молодых специалистов, но и — нередко — способ переосмысления для тебя. Сталкиваешься с конкретными задачами, разбираешь примеры, объясняешь... то, что ты чувствуешь, делаешь интуитивно, вдруг обретает слова... В результате летней стажировки в Музее и сложилось это «эссе с примерами». Надеюсь, полезное для моих студентов-филологов и в рамках повышения квалификации корректоров и редакторов — о правке современного художественного текста.

Иллюстрация: Егор Канеев. Модель: Алевтина Кузнецова
Лектор: Аня Амасова
Помощник: юная волшебница-корректор Мария Воронкова
Авторский текст примеров: Виталий Сертаков
из сб. рассказов к спектаклям: «Отдел страстей человеческих».
В тексте: фотографии из коллекции Музея, фото: Яков Голуб

О природе правил

В начале этого эссе мне хотелось бы спросить: что такое правила? (Кроме того, что это кем-то — человеком, не богом — когда-то придуманная вещь.) На мой взгляд, правила, это всегда «если не А, то Б», где «А» — неправильный вариант ответа, «Б» — правильный вариант. Это то, что можно описать программными средствами, подчинив структурной логике. То, что можно так или иначе объяснить: зачем это надо и почему это именно так.

Но ведь творчество — и творчество писателя не исключение — это не только логика. В нем очень много того, что можно назвать «интуицией», «чувствованием», «я так вижу», «я так слышу» да и просто «потому что красиво».

Есть ли какое-то правило, чтобы абзац не оканчивался точкой? Нет. Чтобы вообще не было никаких абзацев, а текст струился одним бесконечным предложением? Нет. Но есть Джойс, есть Набоков, — и мы читаем взахлеб, и вместе с автором чувствуем: так надо.

Если внимательно почитать тот же справочник Розенталя, станет ясно, что русский язык, особенно его грамматика и пунктуация, к правилам отношение имеет весьма условно. Какое же это «правило», если из него возможно столько исключений?

Пример:
«Замерла и не мигая уставилась на него.»
Правка (ошибочная): «Замерла и, не мигая, уставилась на него.»

Что мы читаем в «правилах»? Примерно следующее: «Деепричастие обособляется запятыми всегда! С любой стороны! Во всех случаях! Кроме тех, когда деепричастие не выполняет функцию деепричастия...» Чего?! Это, по-вашему, «правило»? Многие ли способны дать стопроцентную гарантию, отвечая на вопрос: в данном конкретном случае деепричастие выполняет функцию депричастия или уже (почему-то) нет? Допустим, да: вы же не машина. Но: как вы логически это объясните? Той же машине, например?

Никак. «Я так чувствую», — единственный честный ответ. «Тут деепричастие вовсе не деепричастие, а потому не надо запятых, и пусть машина и 97 % людей сочтет это ошибкой, потому что не чувствуют текст так, как я». Мне интуиция подсказывает: в разобранном выше примере — как раз именно такой случай.

Каждый ли человек способен почувствовать (!) и увидеть (!) ту едва уловимую разницу, существующую между запятой и тире, тире и двоеточием, запятыми и скобками?

Пример:
«И внутри [паспорта] – все иначе, написано, что выдан губернатором.»
Правка (ошибочная): «И внутри [паспорта] – все иначе: написано, что выдан губернатором.»

Двоеточие в данном случае — это как бы «предварительный суммирующий знак». То, что за двоеточием, — является пояснением, расшифровкой к тому, что стоит перед ним. Внося знак двоеточия сюда, корректор привносит смысл, которого у автора не было: что надпись «Выдано губернатором» — это и есть то ВСЕ, что было в паспорте иначе. А это не так. Там именно все иначе, в том числе — надпись. Есть ли знак, способный обозначать «в том числе»?..

Все, что не поддается логическому объяснению, не является ни правилом, ни исключением, мы называем «авторский знак», «авторский стиль». Язык для писателя — не (только) способ передачи информации, а намного больше — способ самовыражения и инструмент влияния. Вот почему художественный текст — не энциклопедический, не юридический — ВНЕ (или над?) нормы и правил. Иногда — без.

Вне нормы и правил

Мир Правил ужасно комфортен! Следование правилам здорово экономит — и время, и силы, и затраты на мыслительный процесс. Можно не думать о том, как, почему и зачем делать то или это — есть набор стандартных решений, доведенных до автоматизма шаблонов. И, в общем-то, нельзя утверждать, что это почему-то нехорошо.

Плоха лишь давлеющая концепция, будто существуют лишь два варианта ответов — «правильный» и «неправильные». Она ошибочна сама по себе и уж точно не подходит творческому человеку. Творчество — это как раз мыслительный эксперимент. Часто — сознательная жизнь вне правил, чтобы добыть из небытия недостающее миру Нечто, что со временем превратится в «новое правило». (И, кстати, не существует понятия «неправильный эксперимент».)

Скажу больше, творческий человек — он и сам вне нормы и правил.

Если заглянуть в какой-нибудь учебник психиатрии, все, что свойственно обычно писателю: верить в собственную избранность, создавать миры, слышать голоса несуществующих существ, находить взаимосвязи там, где их нет, вовлекать окружающих в собственный нереальный мир в качестве действующих персонажей, приписывая им мысли, желания, чувства и роли — типичное описание шизофренического бреда.

А текст, который заставляет читателя вовлечься в вымышленные судьбы выдуманных персонажей, пережить катарсис, рыдать и плакать? Переосмыслить нравственные ценности человечества или изменить свою жизнь? Что это, если не отточенное искусство манипулирования? Сложно манипулировать массой людей, не обладая каким-нибудь психическим расстройством — например, из набора, именуемого «темной триадой», или хотя бы истерией...

Мысль не в том, что каждый писатель — псих, или каждый псих — писатель, вовсе нет. Я о том, что понятие «норма», «правильно» — ужасно узко. В него не помещается то, что мы субъективно считаем ненормальным «со знаком минус» (под), но также не помещается то, чему приписываем «большой плюс» (над). Гений — он ведь тоже «вне нормы», верно? Значит ли это, что он какой-то «неправильный»? Или, наоборот, что все «нормальные» — неправильные?.. По-прежнему актуальный вопрос.

Вот почему человеку, думающему мир как текст, размышляющему, ищущему, живущему в потоке слов, в рамках правил никогда не бывает комфортно. Они ему тесны. Хуже того: может быть, единственный смысл его появления и существования в мире — раздвинуть эти рамки, сместить их или вовсе снести...

И с этим вам тоже надо уметь работать.А для этого — научиться немножко «думать и чувствовать как писатель». Увидеть правила его глазами. Взглянуть на типичные ошибки, возникающие при работе с художественным текстом «на основании правил и норм». И понять, что делать, если вы этому автору — корректор.

Текст как джаз

Спектакль писателя Виталия Сертакова
"Враг моего врага": премьера, СПб, 29.07.2021 

Текст, созданный в соответствии с общепринятыми правилами пунктуации, «звучит» и «выглядит», как классическая музыка. Классическая музыка — это, безусловно, образец хорошего вкуса. Эталон. Современный художественный текст, скорее, напоминает джаз. Возможно, потому, что нередко является «потоком сознания», копирующим разговорную речь или течение мысли. И речь, и мысль человека, к счастью, далеки от грамматики энциклопедий, законодательных актов и официальных бумаг. Поэтому современный текст «звучит» и «выглядит» тоже иначе.

Как и в джазе, в таком тексте сложно сказать: «А правильно ли они играют?» (и имеет ли основание сочетание этих слов: «правильно» и «играть»?). Но, определенно, играют по-другому.

Что для вас джаз? Высший пилотаж или бессмысленный набор неупорядоченных звуков? Если второе — не беритесь, откажитесь от правки художественного текста. Если первое — рекомендую последовательность задач.

Во-первых, ответить себе на вопрос: «Джаз ли это?» Сам текст, по сути своей, — это вольный поток речи? И авторская пунктуация — это знаки интонации, переводов дыхания, размеров пауз, оформление ритма, затухание/возрастание — звука и скорости? Или это — обычный текст, нуждающийся в классической пунктуационной разметке?

Во-вторых, уловить эту джазовую музыку текста и, скорее, придать идеальный графический рисунок, позволяющий читателю услышать «джаз».

Текст как ритм и графический рисунок

Из спектакля писателя Виталия Сертакова
"Враг моего врага", СПб, 29.07.2021 

Чаще всего путаница со знаками препинания. Все ищут «правильные», но «правильных вариантов» в русском языке довольно много.  Но если не полениться и «порисовать» разные начертания одного и того же предложения, можно одновременно и «увидеть» идеальное, не вызывающее у глаза сомнений, сочетание, и «услышать» не менее идеальное звучание текста.

Пример:
«Пустой угол. И тут прилетел вертолет. И машина. Ромычу заплатили. пятьдесят штук. А того пьяного забрали. Я знаю, ты не веришь. Погоди ржать.»
Правка (ошибочная): «Ромычу заплатили, пятьдесят штук.»
Правка (верная): «Ромычу заплатили. Пятьдесят штук.»

Часто именно по окружению, по общей ритмике и графическому рисунку текста видно, какой должна быть правка. И вытекает она не из каких-то «грамматических правил», а продиктована заданным ритмом, скоростью текста, интонацией окружающих предложений.

Текст как звук

Фото со спектакля писателя Виталия Сертакова
"Враг моего врага", СПб, 29.07.2021 

Пример:
«...вылила на него йод и зеленку, и перекись, и извела кучу бинтов...»
Правка (некорректная): убрать «и», обоснование — «лексический повтор».

Лексический повтор — не такая уж и плохая вещь. Лексический повтор очень часто напрашивается. Да, бывают ошибочные, но часто — в художественных текстах — вполне обоснованные. Здесь, скорее, надо бы добавить одну запятую (чтобы подчеркнуть уточняющую функцию сочетания «, и зеленку, и перекись,», одновременно обосновав запятую перед «и извела»).

«...вылила на него йод, и зеленку, и перекись, и извела кучу бинтов...»

Кстати, «и» здесь действительно можно было бы убрать, но по двум другим причинам. Во-первых, потому, что в противном случае это вызывает у неискушенного читателя, который не помнит всех функций запятых, ощущение продолжения перечисления: «и зеленку, и перекись, и перевела», — а это неверно. Во-вторых, звукозапись для восприятия тяжела: [иизв] (первая «и» все равно проглатывается, не получается четкого «и и»). Но нет, не надо этого делать (хотя многие корректоры ошибочно стараются во чтобы то ни стало избавиться от «нагромождения одинаковых гласных») — все-таки малю-ю-юсенький, едва различимый нюанс между удвоенным «ии» и просто «и» существует: крохотный дополнительный вдох, меняющий мелодию и ритм.

Просто попробуйте вслух прочесть — и так, и так... Ощущаете разницу? А казалось бы — с точки зрения логики, совершенно бесполезная удвоенная гласная.

Кстати, пример ошибочного лексического повтора:
«...и тряхнул весело своим веселым шерстяным колпачком.»
– вот тут, да, правка необходима.

Хотя намного чаще ритмический рисунок пишется все же не столько фонетикой, сколько пунктуацией. Кроме осмысленных «бессмысленных удвоенных гласных» бывают осмысленные «бессмысленные знаки препинания».

Пример:
«А еще этот зверский бронхит, среди лета.»
Правка (ошибочная): «А еще этот зверский бронхит среди лета.»

Но вы же слышите, что совершеннно разные получаются по звучанию и ритму предложения? Нет «перебивки», «спотыкания», которое предполагалось бы голосом… Да, формально «запятая не нужна». Но я не помню правила, запрещающего кому-то выделять запятыми уточнения. Можно было бы предложить тире. Или даже точку.

А иногда «бессмысленные лишние запятые» отвечают не за ритм (не только за ритм), а за смысл.

Пример:
«[Я] Проснулась здоровой, на скрипучем бабулькином диване.»
Правка (ошибочная): убрать запятую. «[Я] Проснулась здоровой на скрипучем бабулькином диване.»

Чувствуете, как немножко смещается смысловой нюанс? (Кроме того, что пропадает перевод дыхания.) В авторском тексте героиня проснулась здоровой — это главное. На скрипучем бабулькином диване — требуемое музыкой уточнение. Убрав запятую, мы получаем текст, в котором главная мысль, удивившая героиню утром, что она — на бабулькином диване. Крохотная деталь! Почти неуловимое, но все же искажение смысла.

Ошибки в правилах

В это сложно поверить, когда ты молод и думаешь, что мир вокруг полон умных заботливых взрослых. Стыдно признаться, но взрослые часто бывают и глупы, и невнимательны, и бездарны. Они могут быть необразованными, не понимать того, чем занимаются, или быть втиснутыми в свои какие-то рамки. В конце концов, многие взрослые вырастают из детей, которых учили соблюдать правила ради правил.

И тогда даже в правила закрадываются ошибки и противоречия.

Пример:

ГОСТ Р 7.0.4 - 2020. ИЗДАНИЯ. ВЫХОДНЫЕ СВЕДЕНИЯ. Общие требования и правила оформления
«5.11.1. Классификационные индексы приводят вместе с соответствующими аббревиатурами УДК, ББК в верхнем левом углу оборота титульного листа.
5.12. Авторский знак определяют по двузначным таблицам авторских знаков Л. Б. Хавкиной. Авторский знак приводят под первой цифрой индекса ББК.»

ГОСТ Р 7.0.13 - 2011. КАРТОЧКИ ДЛЯ КАТАЛОГОВ И КАРТОТЕК, МАКЕТ АННОТИРОВАННОЙ КАРТОЧКИ В ИЗДАНИИ. Общие требования и издательское оформление
«4.6. Классификационный индекс УДК определяют по полному изданию Универсальной десятичной классификации на русском языке и приводят после предметных рубрик в правом нижнем углу карточки.
4.7 ...Индекс ББК располагают в правом нижнем углу карточки под индексом УДК.
4.8 Трехзначный авторский знак определяют по таблицам авторских знаков Л.Б.Хавкиной и располагают под первой цифрой индекса ББК в правом нижнем углу карточки на книги.»

Смешно. При этом, в этом же ГОСТе (7.0.13) приводится «Макет аннотированной карточки» (который многие принимают за эталон, образец), где Авторский знак приведен совсем не в соответствии с пунктом 4.8. (А там, где ему самое место. В макете ошибки в расположении знака нет, в тексте — есть.)


Фрагмент из ГОСТа. Осторожно! Содержит ошибки! 

Большинство корректоров ориентируется на первый ГОСТ, большинство библиотек — на второй, редактора и издатели пытаются использовать оба (правила же!), и получается чушь, потому что никто не пытается ответить на мой любимый вопрос: «ПАРКУА?». В данном случае: «На кой вам дважды писать на одном обороте титула узкоспециализированные индексы ББК и УДК?!»

Еще. Если взглянуть на макет карточки, вы увидите в... гм... «эталоне» абзацный отступ. И расстояние между именем автора и названием книги. А еще это выделение полужирным. Любители правил кричат: «Правильно с абзацного отступа!!!» — а вот и нет. Он здесь исключительно потому, что составители ГОСТа решили обойтись без верстальщика и технической правки, забыв отключить в Word абзацный отступ. (Вы можете увидеть это по начертанию текста «Авторский знак» — он тоже нелепо с абзацного отступа.)

Что делать корректору? Научиться отвечать на вопрос «Зачем?» Если вы поразмышляете, то сообразите, что аннотированная карточка необходима библиотекам, что используется она в шкафчиках-каталогах, а поэтому представляет собой небольшой кусочек бумаги... и поэтому наше «правильно» — это экономия места на крохотной карточке: никаких отступов, глупых повторов, полужирных выделений (как я вам шариковой ручкой, которой заполняю карточку, «нарисую» полужирный?), расшифровок сокращений или, избави господи, абзацев!

Разные правила для каждого

Предыдущая мысль, что правила бывают ошибочными, конечно, ужасно крамольная, но и следующая — не меньше. Правила для разных случаев и авторов могут быть разными. Старшему поколению, конечно, трудно представить: «Как это — разные? У каждого — свои?» Но свежее поколение меня поймет.

Самый яркий пример: «бог» и «Бог».

Для одного текста правильно «Бог», для другого — «бог». И дело не только в самом значении слова (например, учебники пишут, когда «Бог» упоминается в значении высшего существа — с прописной, а когда упоминается в устойчивом бытовом словосочетании — со строчной). Дело в смысле, который вкладывает в слово или в его начертание автор. А правило существует именно такое, потому что смысл труднее описать логически, чем значение. Но я попытаюсь.

Один автор и в словосочетаниях «ну, дай-то Бог» и «не приведи Господь» подразумевает искреннюю молитву, иной и упоминая в околорелигиозном тексте подчеркивает панибратство. Кстати, вариантов написания вообще значительно больше — зависит от вероисповедания: не только автора, но и его персонажа.

Что делать корректору? Ставить уважение к личности автора выше написанных кем-то когда-то правил. Если «бог» во всем тексте со строчной, то, скорее всего, именно это автор и хотел сказать (напоминаю: мы говорим о художественных, а не о религиоведческих текстах). Если с прописной — уточнить у автора: отношение к богу и желаемый смысл выражений. Это его отношения, а не ваши. Но общая наблюдаемая тенденция: они становятся все более и более приятельскими.

Интересный пример:
«А сам молил Бога, в которого я не верю, чтобы быстрее показалась станция.»
Правка (ошибочная): «бога».

Правка по правилам (выражение «бога молил» вполне себе бытовое, просторечное; плюс утверждение, что персонаж в него вообще не верит) оказалась неуместна. Тут же как раз четко выражено, что героя накрыло волной внезапной Веры. И эта Прописная, она как бы подчеркивает главную мысль, силу его молитвы. В этом месте как раз вариант: «оставить как есть».

Раз уж коснулись: примерно то же с «вы» и «Вы».

Правила гласят: если уважительное обращение — прописная... Э-э-э? А кто точно знает, уважительно герой обращается или нет? Практика такова: в официальных письмах — с прописной, в художественных текстах — за исключением явного авторского осмысленного и обоснованного пожелания — со строчной.

Излишне правильные правила

Пример:
«И, конечно же, пятнадцать лет назад “Дети сумерек” должна была встать в ряду...»
Правка (не совсем корректная): «И, конечно же, пятнадцать лет назад книга “Дети сумерек” должна была встать в ряду...»

Современный текст довольно часто копирует прямую речь. Это тот самый «манипулитивный прием», которым автор добивается расположения читателя. (Кроме того — мы идем по пути ускорения темпа жизни, разговора, чтения и облегчения восприятия текста.) Отсюда — выпадение «самособой разумеющихся» союзов и слов (то, что «Дети сумерек» — это название книги, говорилось неподалеку ранее).

Если текст понятен без них — не надо добавлять. Не снижайте скорость! На дворе двадцать первый век — десятилетие скоростного интернета и электрических самокатов. Исключительно правильные, четкие грамматические конструкции часто звучат очень «по-школьному», очень «по-детски». Ну или, наоборот, «холодно-официально, слишком формально». В том и другом случае — не вызывают желаемого автором эффекта: задушевного разговора и читательского доверия.

Неидеально, но без лучшего решения

Спектакль Виталия Сертакова
"Враг моего врага" (премьера), СПб, 29.07.2021 

Пример:
«[Вы стали] Я бы хотел произнести, “умнее”. Но это не совсем верное определение.»
Возможные (ошибочные) правки:
«[Вы стали] Я бы хотел сказать, “умнее”. Но это не совсем верное определение.»
«[Вы стали] Я бы хотел выразиться, “умнее”. Но это не совсем верное определение.»

Иногда бывает так, что автор сознательно допускает неидеальное решение. Напрашивающееся слово «сказать» — исключительно банальное, детское, речевой шаблон. Избегая банальности и шаблона, автор подбирает замену... Слово «произнести» — да, я согласна, звучит не совсем идеально, хотя и хорошо, и уместно. По крайней мере, у него нет разночтений: в то время как «выразиться умнее» можно принять за самоиронию (особенно в аудиокниге, на слух).

Что делать корректору? Если что-то кажется вам неидельным — не стоит менять на банальность (скорее всего, именно ее автор и пытался избежать) и уж тем более не стоит менять на худшее. Возможно, ничего более идеального просто нет. Смущает? Подчеркните волнистой линией — простым карандашом.

Вариативность правил

Пример:
«– Я квартиру продаю, – почти удивленно взмахнула синей челкой Ливия, – Работа такая. Когда продам – смогу уволиться.»
Правка (зд. — некорректная): «Работа» — со строчной.

Забавно, что современные корректоры большинства издательств сделали бы наоборот: поставили точку после Ливии. Видимо, современные художественные тексты пишутся именно так: авторская речь идет в конце мысли и является завершением предложения. Я, конечно, смеюсь: на самом деле, я не знаю, чем вызвано. Но надо признать за автором право ставить ремарки, где угодно, не только в конце предложения персонажа, но и в середине.

О многоообразии забывают, но вариантов (из школьного курса) несколько:

– Речь персонажа, – авторская ремарка. – Речь персонажа.
– Речь персонажа?! – авторская ремарка. – Речь персонажа.
– Речь персонажа, – авторская ремарка, – продолжение речи персонажа.

Не из школьного, но тоже вполне имеющие место быть (не вижу причин, почему бы «не», если это именно так):
– Речь персонажа. – Авторская ремарка. – Речь персонажа.
– Речь персонажа, – авторская ремарка: – продолжение речи персонажа.
и т.д.

p.s. Но именно в нашем примере как раз «тот самый случай», когда все-таки точка и прописная.

Формально применяемые правила

Пример:
«Художница шла злой мужской походкой сквозь дрему петербургского гранита, сигарету тоже держала мужским способом, и думала о том, как без наркоза отделить черные нити судьбы от светлых.»
Правка (ошибочная): «Художница шла злой мужской походкой сквозь дрему петербургского гранита, сигарету тоже держала мужским способом [убрана запятая] и думала о том, как без наркоза отделить черные нити судьбы от светлых.»

Давате сделаем грамматическо-смысловой разбор предложения. Я считаю, что основа предложения здесь: «Художница шла и думала». А «сигарету тоже держала мужским способом» — это либо «обособленное дополнение (со сказуемым)», либо «подчиненная часть сложноподчиненного предложения»: с тем же успехом оно могло бы быть заключено в скобки или тире без потери смысла, а кроме того, нас интуитивно наводит на эту мысль наличие союза «тоже». Если мы убираем запятую, то получаем «держала и думала», что немножечко, совсем на чуть-чуть, но все же искажает заложенный автором смысл.

Пример:
«Этой ночью А. ощущала себя охрипшей птицей, обреченной вить гнездо с чужаком, в коконе сырых ночей.»
Правка (ошибочная): «Этой ночью А. ощущала себя охрипшей птицей, обреченной вить гнездо с чужаком [убрана запятая] в коконе сырых ночей.»

Разбор предложения — грамматический + смысловой (!) — позволит понять, нужна запятая или нет. Героиня обречена вить гнездо в коконе ночей? Или героиня ощущала себя птицей в коконе ночей? Если первое — запятая не нужна, если второе — все-таки нужна.

Сложно? Тогда рассуждаем дальше, все также логически: вьют ли птицы гнезда по ночам? Или же речь про какое-то общее ночное состояние героини? Текст подсказывает нам, что все-таки второе, а значит — правка ошибочна.

Формальные правки отличаются тем, что не учитывают смысла. Они как бы вытекают из конструкции предложения, но «вытекание» это кажущееся. Помимо грамматического строя у всего существует смысловое наполнение.

Пример:
«А. с улыбкой вспоминала, как легко этот человек вводил ее в состояние боевого транса, нынче почти забытое.»
Правка (ошибочная): «А. с улыбкой вспоминала, как легко этот человек вводил ее в состояние боевого транса, нынче почти забытого.»

При смене резкости наведенного на текст микроскопа (с грамматики на смысл) очевидно, что речь все же о забытом состоянии, а не о забытом трансе.

Применение правил, не подлежащих применению

Иногда ошибка есть, но выбор падает почему-то на первое попавшееся правило, кажущееся наиболее очевидным. В судопроизводстве есть такая формулировка: «применение закона, не подлежащего применению» — вот это как раз оно.

Пример:
«И эти оба, исключающие друг друга варианты, тоже ей сразу стали понятны и очевидны, поскольку ни одно будущее не существовало без своего отражения.»
Правка (ошибочная): убрать запятую после «варианты».

И снова возвращаемся к грамматическо-смысловому разбору предложения. Допустим, автор имел в виду своими запятыми уточнение (явно же, «оба, исключающие друг друга» — это не перечисление). А значит, все-таки в запятых, просто запятые оказались не там. В запятых должно оказаться «, исключающие друг друга,». Дальше мы проверяем, что будет, если это уточнение опустить: «Эти оба варианты стали поняты…» — упс! И сразу видно, что здесь НА САМОМ ДЕЛЕ не так, верно?

Одна из возможных верных правок: «И оба этих, исключающих друг друга, варианта тоже ей сразу стали понятны и очевидны...»

Ситуации, для которых не существует правил

Спектакль Виталия Сертакова
"Враг моего врага", СПб, 29.07.2021 

Нередко в авторском художественном тексте возникают ситуации, для которых не придумано правил. Просто потому, что не так уж часто используется такой прием, чтобы на него правила выдумывать! В Мире Правил действует еще одна, кажущаяся мне забавной, вещь: «Все, что не запрещено, — разрешено». Но у порядочных людей все же иногда возникают сомнения и затруднения.

Пример:
[Монолог:] «Телефон пиликал. 9:40. Названивал Грибов. Привет, сказала я, перекатилась на живот и посмотрела в аккуратные очечки Грибова. Привет, я получше.»
Вариант корректора: «Телефон пиликал. 9:40. Названивал Грибов. Привет, — сказала я, перекатилась на живот и посмотрела в аккуратные очечки Грибова. — Привет, я получше.»

В данном случае идет речь о монологе — «прямой речи в прямой речи». Правомерно ли применение к ним существующих правил пунктуации «Прямая речь и речь автора»? Ведь это не они!

Оттуда же, те же обстоятельства (монолог персонажа):
«Как твой кабель, спросила я, как твоя планерка, это все ужасно интересно, сказала я, глядя на стену, нет, как это может быть скучно, что ты.»
Вариант корректора: «Как твой кабель, — спросила я, — как твоя планерка, это все ужасно интересно, - сказала я, глядя на стену, - нет, как это может быть скучно, что ты.»

Правила, когда не существует правил, определяет корректор. И у каждого корректора на этот случай будет свой вариант и свое обоснование.

На мой взгляд, начитанный и насмотренный «литературой модернизма», вполне естественно смотрятся запятые. Я не вижу необходимости делить речь одного персонажа лишними знаками препинания, которые не несут дополнительного смысла — нет необходимости в «разделении», так как все слова произносит один человек. Однако я прекрасно осознаю, что это была переводная литература, то есть перевод, выполненный с языка, где в принципе другие правила пунктуации и оформления прямой речи!

На взгляд филолога — уместно поиграть в разделение текста.

А может, мы обе что-то упускаем?

Давайте представим, что где-то, в самом начале рассказа (спектакля-монолога), стоит знак «прямой речи» — гигантское такое тире, и дальше идет текст, который не бьется на прямую и авторскую, а состоит исключительно из прямой, но вот со всеми этими «я сказала», «он сказал»... какими, на ваш взгляд, должны здесь быть знаки препинания?..

Единственное, что хочу заметить: придумывая «правила для того, что пока не имеет правил», нам надо отталкиваться не только от логики, но и от удобства восприятия читателем. Вот чтобы «на глаз» ему читалось понятно и хорошо... (От Маши: «и с заботой по отношению к коллегам по книгоиздательскому делу».)

Наш с Марией результат эксперимента. ПРАВИЛО АНИ И МАШИ

Если текст представляет собой монолог (поток сознания), включающий пересказ, что герой сказал кому-то, что ему ответили, то в этом случае разделительный знак — только запятая (как обособление вводного слова, уточнения), тире лучше не ставить.
Обоснование: кроме того, что это не диалог и не прямая речь, а пересказ диалога в прямой речи, где-то эти постоянные тире могут а) начать бесить читателя (сделают текст нечитабельным), б) привести к затруднению работы верстальщика («поползут» абзацы, невозможность выровнять строки и сверстать красивые абзацы).
Однако в случаях, когда тире смотрятся органично, красиво, их мало и они ничему не мешают, можно использовать их.
Такое вот мы установили «правило», 2021 год. (Любые правила со временем могут меняться.)

10 правил корректора

Тут мне хотелось подвести какое-то резюме... Сначала появился список «10 правил корректора»: «1. Не навреди!» — начинался он... и тут же закончился. Возможно, это вообще единственное необходимое в жизни правило.

Все остальные «правила» — для тех, кто не знает, как. Что-то, вроде, «10 правил, как вести себя за столом», «20 правил, как общаться с людьми», «50 золотых правил в любви»... Если вы не умеете есть, общаться, любить — вам, конечно, сюда. Если умеете — скорее всего, вам будет сложно уложиться строго в имеющиеся 10, 20 или 50 придуманных кем-то пунктов.

То же самое с текстом.

Вы ошибаетесь в корректуре, потому что слишком много внимания уделяете вопросу «какое тут правило?» вместо того, чтобы дать работу, довериться — своему мозгу, своим чувствам, своей интуиции. Слишком много «не пропусти ошибку», слишком мало «влезь в шкуру автора — почувствуй, услышь и пойми его текст».

Скажу «страшное»: на самом деле, ничто не изменится, если в тексте даже будут ошибки. Информация не исчезнет от неверных знаков препинания, букв или даже слов. Исчезают лишь кое-какие едва различимые нюансы. Какие-то едва ли не умозрительные придыхания. Совсем не для всех звучащая музыка спотыкается, играет фальшивая нота, а солист дает петуха. Чуть-чуть искажается графика. Чуть-чуть меняются смысловые оттенки... Да большинство людей вообще не читает так, чтобы это заметить!

Поэтому: ок, знайте общие правила, но не зацикливайтесь на них. Задача вовсе не в том, чтобы подвести текст под существующие правила, под них заровнять и порезать, сделав каким-то ... гм... «правильным». Задача совсем в другом.

Понять текст. Почувствовать. Дышать в ритме текста. Поддаться искушению, позволить себе нырнуть и — уловить нюансы, оттенки и смыслы. Отдаться голосу, интонации, линиям. Сопереживать. Насладиться. Прожить этот текст!

И донести до читателя так, чтобы и он — понял, услышал, наслаждался, дышал... ощущая биение подлинного авторского текста.

p.s. Вполне вероятно, именно это называется «умением читать».

-----------------

С благодарностью моей студентке-практиканте, проходящей в Музее курс повышения квалификации,
Марии Воронковой, блестяще справившейся с корректурой текста в целом и позволившей опубликовать «разбор ошибок», которые я нахожу для филологов типичными, в качестве полезного текста для однокурсников.
Также я благодарю писателя Виталия Сертакова за подаренный Музею текст.
И Якова Голуба — за фотоснимки премьеры спектакля автора.

Перейти к части «КНИГА КАК ИГРА» >>>>

[июль, 2021]

 

События

30.09.2021
Объявлены результаты конкурса детских поэтов «Лекое перо» на соискание премии Игоря Шевчука. Шорт-лист — 19 поэтов и их произведений из 550 участников и сборников их произведений.
12.09.2021
Музей поздравляет с Днем рождения художницу Катю Бауман
09.09.2021
Правительство выделило почти 2 миллиарда рублей на комплектование библиотек и развитие детских театров в регионах России. Внесены изменения в программу «Развитие культуры»
03.09.2021
Полное собрание летнего курса лекций «Книгоиздание как Искусство» и другие новости Книжной галактики
02.09.2021
По сообщению газеты «Коммерсант», Александр Мамут продал издательский и полиграфический бизнес Олегу Новикову.