ПРОДАЖА ПРАВ ЗА РУБЕЖ: Из России на Запад и Восток

От Музея: Совершенно бесценные авторы — художники и писатели, чьими книгами заинтересовались в Китае, столкнувшись с разного рода трудностями, попросили меня поделиться опытом. В основном их вопросы, конечно, связаны с финансовой стороной, но я постараюсь рассказать обо всем процессе, целиком: о юридических, расчетных, налоговых и человеческих аспектах реальной практики. О преимуществах и о трудностях при взаимодействии, когда «владелец прав — частное лицо». Правда, одной статьей тут не отделаешься, и будет их снова «серия». Первая — в разделе «Дипломатия» — общий обзор современного состояния дел, разбор проблематики. Чуть позже — в разделе «ЗаконоТворчество» — пример из успешной практики, который я могу назвать «образцовым» (и к которому предлагаю стремиться).

Спикер: Аня Амасова
Илл. на обл.: Виктор Запаренко

Культура России — на Запад и Восток

«Мир стремительно меняется…» — и это действительно так. Еще какое-то время назад права за рубеж на произведения наших авторов распространялись исключительно от издательств. Издательства выступали «агентами автора», беря на себя стратегию продвижения — внутри страны и за рубежом, оформление международных контрактов, переговоры, поддержание отношений и расчетные функции. 

Причин, почему в современном мире складывается иная практика, значительно больше, чем недоумение авторов по поводу «жалких размеров» гонорара относительно цены контракта в случае наличия между ним и зарубежным издателем двух коммерческих структур (российского издательства и зарубежного агентства). 

____

Как я уже писала в одной из предыдущих статей [Дело китайского агентства прав], в этой схеме сумма гонорара (при 50% у автора и художника на двоих) делится примерно поровну:

15% - китайское агентство
>15% - КНР
<15% - Россия
15% - автор
15% - художник
>15% - российское издательство
____

Главная причина
Книгоиздание России — не впечатляет

Простите, мои бесценные, но это так. Потенциальному «агенту» — будь то издатель или свободный агент — не с чем работать. Маркетинговая стратегия национального книгоиздания — в районе плинтуса. Наши мега-бестселлеры имеют тиражи 50 тысяч. «Хм, — думает потенциальный издатель за рубежом. — Что такое 50 тысяч для страны с населением 145 МИЛЛИОНОВ? 0,3% населения. А вы уверены, что не пытаетесь втюхать нам третьеразрядную вещицу?»

Никаких документальных подтверждений! Ни одной рецензии в прессе. Ни одного интервью с художником или автором. Ни одной передачи на радио. Никаких обзоров на телевидении. Книги и СМИ у нас в отдельных мирах. И какие-то единичные и мало кому известные премии, о которых тоже — поди ещё найди публикаций!

Для успешных международных отношений нужны и Авторитетные СМИ, и Компетентные рецензенты и обозреватели, и Интересующиеся литературным процессом журналисты, и Международные или Заслуживающие доверия национальные премии (и их сайты, с переводом на английский язык).

Что такое новинка-бестселлер на западе? «Книга нового автора, только что вышла, но мы продали права на книгу уже в 15 стран, идут переговоры со студией “Спилберг-пикчерз” о съемке многосерийного фильма, одновременно с книгой “Геймс-парамаунт” выпускает одноименную игру и полнометражный анимационный фильм, а пара бродвейских театров уже пригласила автора ставить спектакль...»

А вы ездили на международные выставки? Видели в Болонье стенды, на которых представлено книгоиздание России? Кроме двух-трех маленьких отличных издательств, на маленькие скромные стенды (откуда бы взяться большим? и нескромным?) без содрагания и ужаса и не взглянешь! Создается впечатление, что Российское книгоиздание — это, извините, какой-то отсталый махровый ужас (что в целом неправда). По впечатлениям от международных книжных выставок, в современном книгоиздании нас практически нет, и максимум два-три интересных крохотных частных издательства на страну, занимающую четверть земной поверхности шара. 

Давайте признаем: при всех талантах наших авторов и художников мы не создали за тридцать лет индустрии, способной их поддержать «в родном отечестве», но что еще печальней — не создали «информационной индустрии», способной заинтересовать ими издателей за рубежом.

Отсюда печальные последствия, одно из которых — низкие авансовые платежи. (Которые строятся из расчета % х Первый тираж. Чем популярней на родине автор, тем выше оба значения.) Никто не предложит большой тираж, потому что не верит, что сможет много продать — то, что даже в такой огромной «читающей, литературной, культурной России» читают всего 0,3%. Никто не предложит приличные проценты роялти за то, о чем молчат СМИ, о чем не существует ни одной публикации, не говоря уж о спектакле, мультике или фильме. (Мне показалось, когда у зарубежного издателя мгновенно расходится тираж русской книги, он испытывает что-то вроде шока от удивления.) 

Первая причина
Многие издательства не занимаются зарубежными правами

Даже если в договорах пишут, что их берут.

_______

Однажды художница К. продала зарубежные права издательству К., но при обращении зарубежного издательства выяснилось, что головной офис, он же — рассчетно-юридический центр, издательство Л., — принципиально не работает с зарубежными издателями. И я понимаю издательство Л.: очень много «профессиональных, интеллектуальных и временных затрат» на «очень маленький возможный выхлоп». Если 15% от суммы аванса не впечатляют даже частных художников, то почему 15% от суммы гонорара должны впечатлить крупный бизнес?

Решений у проблемы два:
1) отзыв лицензии в части зарубежны прав (вообще «весь мир» или «вот на эту страну») и подписание доп. соглашения об освобождении;
2) дождаться освобождения прав, если это произойдет уже скоро. В обоих случаях художнице придется действовать самостоятельно.
________

Художница М. привела контакт заинтересовавшегося ее творчеством зарубежного издателя в издательство Б., где сотрудники без опыта агентской работы и международного партнерства, просто не смогли выстроить отношения. Итог: отсутствие международного издания.

Решение проблемы на будущее: не включать международную лицензию в российские контракты, если издатель не занимается такой деятельностью. То есть опять же: художница вынуждена действовать самостоятельно.
________

У современных издателей очень много причин не заниматься международными контрактами, и это:

1. Отсутствие финансовой заинтересованности, если это не потенциальный международный бестселлер, желательно — многотомный. 

2. Негативный опыт международного сотрудничества предыдущих лет: почти каждый отечественный издатель сталкивался с ситуацией, что в финансовом плане, к сожалению, речь идет только об авансовом платеже (который, как мы помним из раздела Основная причина, весьма не велик). Даже при хороших продажах зарубежные издатели не спешат отчислять роялти в «дикую Россию». К тому же, права у издателя кончатся раньше, чем что-то там реально за рубежом «пойдет». А кроме того, нет возможности отследить реальные тиражи и продажи, влиять на зарубежных партнеров: детектив-резидент, юрист-международник, переводчик и поездки за рубеж на судебные заседания (если кто не в курсе, суды проходят на стороне ответчика) — сомнительное удовольствие, которое обойдется в разы дороже. Вообще издатели занимаются книгоизданием, большей частью, а совсем не этим всем вот.

3. Отсутствие в издательстве постоянной практики международной деятельности — то есть, вы же понимаете, что для ее обеспечения у издательства должны быть: 
- юридически оформленное зарегистрированное в налоговом органе международное наименование (это продумывается при открытии),
- специальные люди: англопишущий юрист, англоговорящий и разбирающийся в вопросах авторского права менеджер, адекватный бухгалтер… люди, у которых есть образование, практика, опыт,
- открытые расчетные счета в иностранной валюте.

3. Отсутствие финансов на практику: многие бы и хотели, пусть даже без доходов и каких-либо гарантий, но вообще-то «продажа прав за рубеж» — это и трудоемкий, и ресурсозатратный процесс. Это уйма дополнительных расходов: на подготовку кадров, на содержание этих специалистов в структуре, на создание международных каталогов, на участие в международных выставках-ярмарках, на поездки, на логистику, на командировочные расходы… Надо быть сильно заинтересованным просветителем с уймой финансов, чтобы все это организовать.

Справедливости ради, несколько московских издательств вполне продолжают самостоятельную международную деятельность. В Питере знаю несколько издательств, которые сотрудничают с агентствами.

Вторая причина
Изменение структуры книгоиздания и ГК РФ

Если раньше автор (его права) «принадлежал» одному издательству, то в нынешних условиях права на его книги могут находиться у разных издателей. (И даже — в разных странах. Что-то выходило в России, что-то — в Великобритании, а что-то — в США.) Кроме того, это ограниченные по времени лицензии: на три года, на пять лет… 

А ведь международные авторские права — это, в первую очередь, информация. Насколько крут этот художник, что еще у него издано, каков суммарный тираж, сколько всего у него книг, «а покажите нам другие работы»… При «раздельном книгоиздании» такой информацией просто никто из издателей не владеет. Каждый видит только свое.

А еще международные авторские права — это процесс. От идеи «продать права за рубеж» до заключения контракта (каталоги, международные выставки, переговоры, оферты) и тем более до выхода книги (копии книг и документов, материалы, переводы, редакционная подготовка) может пройти много лет! 

_______

Реальный пример:

От каталога до заключения контракта: 1,5—2,5 года.
От контракта до выхода переведенной книги: 1,5 — 2 года.
Итого: к моменту, когда книга, допустим, у зарубежного издателя «пойдет» (второй тираж и появление первых «роялти») — права могут вернуться к автору, оказаться вообще у другого издательства, или осуществившее продажу издательство загнется, что нередко бывает в наших… просторах. И что автор станет с этим делать? (И зачем это нужно было издательству, взявшему на себя роль агента?)
____________

Собственно, это еще одна из под-причин, почему в современной практике издательства не спешат заниматься стратегией продвижения и зарубежными правами свободных авторов и художников, предоставляющих лицензии (т.е. содержащие условия об ограниченном времени). А ведь многие прекрасные и известные наши авторы и художники работают именно так. 

Третья причина
Новые возможности авторов

С развитием интернет-технологий, налогового законодательства, банковского дела, у частных лиц появились отсутствовавшие ранее возможности (они же — преимущества по сравнению с издательствами). Ну, например: 

Благодаря интернету, мир открыт. У частного лица — писателя или художника, — обычно есть собственный сайт. Это не издательство делает ему сайт (как было раньше), это он сам его создает. Ну или хотя бы аккаунт в международном сетевом сообществе, например, фб или вконтакте, где автора можно найти, связавшись с ним напрямую. (Для китайцев, кстати, недоступен ФБ, но доступен ВК). Найти прямые контакты нужных специалистов издательств, узнать о правах от кого-то другого — значительно труднее. Нет никакого российского агентства прав, которое бы могло сообщить третьим лицам, у кого вообще находятся зарубежные права. И, кстати, сами создатели отвечают быстрее, чем отдельные нанятые сотрудники.

Валютные счета в банках для частных лиц открываются бесплатно к основному расчетному счету и также бесплатно существуют (в то время как для издательства это ежемесячный платеж… ну, скажем, если это два валютных счета - в евро и в долларах, и обслуживание каждого из них обходится в 1000 рублей в месяц, то ежегодно издательству необходимо потратить на «просто содержание счетов» 50 000 рублей, что, согласитесь, довольно глупо, если речь идет о каких-то разовых и небольших продажах.)

Английский язык стал более доступен в качестве международного. Во-первых, в нашем распоряжении google-переводчик, который, конечно, не справится с художкой, но с официальным языком «переговоров» он справляется весьма неплохо. Во-вторых, у каждого автора и художника есть близкий друг, родственник, знакомый, владеющий английским языком, который с удовольствием поможет. В то время как для издательства это оплачиваемая деятельность высокооплачиваемого профессионала — переводчика с юридическим образованием.

Гражданский кодекс со всей определенностью «на стороне» автора (писателя или художника). И если для меня, как для частного лица, есть возможность получить юридическую консультацию бесплатно или за весьма скромный гонорар в размере полутора-двух с половиной тысяч, то как издатель (директор издательства или ИП) для тех же целей я могу либо нанять юриста за пятьдесят тысяч в месяц, либо встать на юридическое обслуживание у какой-нибудь фирмы, что тоже будет мне обходиться, допустим, 15 тысяч в месяц, а значит, порядка 200 000 в год.

Отдельно — про налоги:

Налоговая отчетность для частных лиц, в том числе — по поступлениям из-за рубежа, значительно проще, чем налоговая отчетность издательств. Или даже ИП.

Налоги частных лиц (при правильном документообороте), уплаченные на территориях других стран, легко засчитываются при расчете налога в РФ (чего не происходит, если вы ИП или издательство на УСН; тут вы платите налоги дважды — и за рубежом, и в России).

Пониженная налоговая ставка на гонорары и роялти от продажи прав за рубеж в размере 6%, которая оговаривается в соответствующем разделе Международного договора об избежании двойного налогообложения, применяется только к АВТОРУ (писатель или художник). Там, конечно, не выйдет именно 6%, так как к налогам за рубежом прибавляется еще НДС (немного в другом понимании, чем в России) или может идти какой-то другой способ расчета, но все-таки общий налог, удержанный с автора на территории другого государства, будет около 9-10% (что примерно равно налогу, уплачиваемому на территории России). В то время как ставка зарубежного налога для коммерческих структур: Издательства, Издателя в статусе ИП, Агентства — порядка 15%.

При объединении с предыдущим пунктом: если вы создатель — вы заплатите ок. 10% налога, если вы организация-посредник — вы платите налог трижды: 15% там + 6% или 15% (УСН) тут; + с выплаты-перечисления автору — еще, как минимум, 6% (НПД).

Четвертая причина
Отсутствие институтов, действующих в соответствии с современной практикой

__________

Прекрасному российскому художнику Д. зарубежное издательство предложило контракт. В ходе переговоров художник Д. не нашел решения, каким образом зарубежное издательство могло бы перевести ему гонорар в валюте и отказался от предложенного контракта.
________

Автор А., чьи зарубежные интересы представляло издательство, по окончанию у издательства срока действия прав получил отчет по роялти и обратился в отвечающее за права зарубежное агентство с официальным письмом о замене стороны-правообладателя. 

Действия Международного зарубежного Агентства: 

Март. Ответило, что работает только с компаниями и предложило автору открыть Организацию или хотя бы ИП. Автор по ряду причин (одна из которых — отсутствие предпринимательской деятельности, вторая — применение для работы в РФ более удобного для творческой деятельности специального налогового режима «самозанятый» (НПД), что исключает возможность зарегистрировать ИП: ты либо ИП, либо самозанятый) отказался.

Апрель. Сообщило, что ок, договор составить можно, но будет уплачен налог для компаний (размеры налогов для компаний и для физических лиц разнятся примерно в два раза, не в пользу компаний). Автор впал в недоумение, дал агентству необходимые разъяснения по поводу налогов и разницы между частными лицами и компаниями и попросил создать запрос в налоговое министерство своей страны.

Май. Сообщило, что точно не сможет предоставить автору необходимых налоговому министерству РФ справку об уплате налога. Автор рассказал агентству, как это делается, предоставив образец доверенности и образец справки.

Июнь. Сообщило, что юристы компании все еще работают над этим вопросом и пока не могут найти решения. Автор рассказал агентству о существующих вариантах, при которых Агентство не является расчетным центром и налоговым агентом автора, а только соединяет автора и издателя, получая свои проценыты с роялти.

Июль. Перестало реагировать и отвечать на сообщения.

Сентябрь. По сообщению от издателя, «агентство все-таки согласилось на предложенный вариант»… Но — ничего не происходит. Агенство не выходит на связь.

...И у частного лица тут, по большому счету, еще меньше «инструментов воздействия», чем у издателя. Что вы вообще знаете, кроме таких непопулярных и явно неадекватных для дипломатических взаимоотношений мер, как «истерика», «угрозы», «негативные отзывы в СМИ» и «шантаж»? (Кстати, это тоже одна из причин, по которым агентства и даже издатели предпочитают не связываться с авторами, работая только «между компаниями».) У издателя (или агентства) действенный инструмент — это тот «пакет лицензий», который он предлагает агентству и продолжит (или нет) предлагать в будущем.

Хотя дело-то в том, что большому зарубежному агентству (как и российскому издателю) может быть просто неудобно собирать по крупицам информацию (которую ему кто-то должен предоставлять) и финансово не интересно работать с отдельным автором. Для него эти 15% с авторских роялти + 10 % с издателя — ерунда, ради которых сложно шевелить даже пальцами по клавиатуре, не то что изменить саму систему работы большой корпорации.

____________

Когда я думаю о том, КТО мог бы заниматься правами авторов вместо агентств, я не нахожу подходящих ответов.

Конечно, большие помощники ПЕРЕВОДЧИКИ. Они связаны с литературным процессом одной страны и издательским процессом другой, они вполне могли бы выступать рекомендателями и агентами, знакомя одних и других. Но, к сожалению, у переводчиков крайне редко бывает в дополнение хороший опыт юридической практики в области авторского права (даже на уровне терминологии не получается) и отсутствует практический опыт ведения бухгалтерии и международных расчетов.

Иногда в роли агента мне представляется ВЕДУЩИЙ РЕДАКТОР, или ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР: у него есть и хорошие отношения с автором, и доступ к информации о маркетинге (он и сам — маркетинг), и опыт составления договоров, осведомленность о нюансах отношений автор-издатель, и о том, что важно издательству... Но, во-первых, он не может взять на себя функции расчетного центра, а во-вторых, слишком занят, чтобы этим вообще заниматься.

Агентская деятельность — это большой и сложный процесс. 

Некоторые выводы о перспективах будущего

Мне видится, что в будущем международные отношения между российскими авторами (художниками) и зарубежными издателями будут выстраиваться по четырем каналам. 

Первый: крупные издательства, сотрудничающие с зарубежными издателями в качестве покупателей зарубежных прав.

Второй: несколько небольших частных издательств в России, которые ставят продвижение современных отечественных авторов за рубеж одной из главных целей (и могут себе это позволить).

Третий: маленькие частные издательства за рубежом, где владельцы — выходцы из России, с корнями в России.

Четвертый: частные агенты авторов и художников — доверенные лица, с которыми следует выстраивать отношения, учитывая все то, что нам на сегодняшний день известно. Но для этого у нас очень мало что сейчас приспособлено.

[сентябрь, 2021]
Новинка издательства «Твой.Текст»
Александр Плоткин. «Сигнал» [роман-гобелен]
Новинка издательства «Твой.Текст»
Александр Плоткин. «Сигнал» [роман-гобелен]

События

21.10.2021
Репортаж с исторической встречи Жителей Театра Марионеток имени Деммени — главного режиссера Эдуарда Гайдая, актрисы Фаины Ивановны Костиной и труппы — с Жителями Библиотеки!
19.10.2021
Рост цен на полиграфические материалы в 2021 году. О реальных размерах инфляции в Книжной Галктике.
30.09.2021
Объявлены результаты конкурса детских поэтов «Лекое перо» на соискание премии Игоря Шевчука. Шорт-лист — 19 поэтов и их произведений из 550 участников и сборников их произведений.
12.09.2021
Музей поздравляет с Днем рождения художницу Катю Бауман
09.09.2021
Правительство выделило почти 2 миллиарда рублей на комплектование библиотек и развитие детских театров в регионах России. Внесены изменения в программу «Развитие культуры»
Приглашаем петербуржцев на презентацию книги
Приглашаем петербуржцев на презентацию книги "Непобедимый. Жизнь и сражения Александра Суворова"