Издательство Фордевинд от рождения до исчезновения. Часть III. РАСКАЛЕНИЕ ЯДРА

Заключительные статьи о последних годах жизни издательства: 2016-2018 год.

На фото: завершающая книга издательства, вышедшая в 2018 году.

11.11.2016. КОНТРАСТНЫЙ ДУШ КНИГОИЗДАНИЯ (ПОЗИТИВА КОРОТКИЙ ПОСТ)

Читатели ругают, что я бяка бессовестная: последний пост о жизни издательства разместила аж год назад, а чем дело кончилось — живы мы или так себе — рассказать позабыла. Простите меня, заработалась. Исправляюсь и докладываю. Год назад мы не знали, есть ли смысл продолжать работу, и сидели «в нуле». Зато этот год я могу назвать удивительно творческим и полным приятных неожиданностей. (И это заслуга не только моего психотерапевта.)

Основное, что стало понятно: после семи лет работы мы не пропадем. Невозможно пропасть, пока ты кому-то нужен! Нужен читателям — волшебным людям, которым нравятся наши книги и которые рекомендовали их друзьям и знакомым. Нужен друзьям — не менее волшебным людям, готовым снабдить нас спасительным заказом, купить права на серию или забрать весь тираж сразу «в деньги». Нужен государству в лице муниципальных округов, бюджетных организаций, региональных музеев и федеральному агентству печати, бросившим в наше неспокойное книжное море несколько спасательных кругов. Спасибо вам всем! (И тем, кто просто позвонил поддержать!) Мы плывем. Вдохновение вернулось. Надеюсь, вы это почувствовали.

До конца года мы успеем выпустить путеводитель-игру по Павловскому парку. Зимой - путеводитель-игру по станциям метро Петербурга (наша Маргарита прошла в интернете тест на знание метрополитена: результат — «С вами консультируется Смольный»). К весне — по музею деревянного зодчества «Витославлицы» (второй совместный проект с Новгородским музеем-заповедником). Все это я обещаю точно, с почти стопроцентной гарантией (0,1 % — форс-мажор, вулканы и сель. Впрочем, «ну откуда в нашем городе сель?»). Тем временем продолжается работа над двумя книгами блестящего военного историка Б. Г. Кипниса: Военный Петербург и Наполеон — обе сложные, многоуровневые, информационно объемные, и воплощаются еще четыре безумные задумки на будущий год, но о них пока — тссс! Это тайна. )

Как руководитель нано-бизнеса я сделала вывод, что любая бизнес-проблема имеет много решений, вопрос только в том, есть ли желание их увидеть. Даже вернувшись к позиции «старт», даже вылетев с прямой, ведущей к условному «верху поля», эта игра не закончится, если вы по-прежнему хотите в нее играть. Самое важное, о чем стоит заботиться, вовсе не бизнес-деньги-дебиторка-минимизация убытков. Самое важное — поддерживать нескончаемый, жгучий интерес к игре, в которую вы когда-то ввязались. Не к выигрышу, а к процессу. Нано-творческий-бизнес — это не мучительный контроль неконтролируемого («чтобы все не стало хуже, чем прежде»), а готовность плыть за ветром неизвестности. Ветер неизвестности и море неопределенности — лучшие друзья, когда не теряешь драйв и смысл. Цель тут вообще вторична. В конце концов, нет никакой разницы, каким маршрутом и как долго туда добираться.

24.10.2017. 2017. ЕЖЕГОДНЫЙ ОСЕННИЙ ПОСТ

На прошлой неделе Фордевинду исполнилось восемь.

Благодаря духам-охранителям и моей паранойе, нас не затронула ни одна из казней бухгалтерских, свирепствующих в этом году. Переход из ПФР в налоговую свершился без повторного изъятия взносов со счета, ФСС приходил с проверкой и сказал, что я молодец, и при нашей системе продаж нам не понадобилась онлайн-касса…

Забавный факт: продажи падают каждый год. Каждый предыдущий кажется, что ниже некуда. И каждый последующий доказывает: есть! Наш «оптовик по всея Руси, в Москве и в Лабиринте» стабильно выдает продажи на 12 тысяч рублей в месяц и цедит дебиторку, словно кровь из пальца. Не знаю даже: хохотать или плакать. Но пусть это будет самым печальным событием в нашей жизни!

Из приятного: счастлив книгой о Витославлицах Новгородский музей-заповедник, все лето в киосках метро продавалось «Метро», московские театры довольны «Оперой» и «Балетом», и даже Мариинка наконец-то взяла их к себе в магазин (и ангелы запели голосами Агади и Нетребко). А слава издательства уже так велика, что нам доверили рецензировать образовательный стандарт для кафедры издательского дела и редактирования…

Но все-таки нам повезло и что-то мы делали правильно, потому что денег на осень хватает, и я могу гарантировать три тиража. (А дальше – как повезет.)

1. Начну со сложного. «Религии мира». Вот уж странный проект! Даже для нас, известных своим безумием. Издавать такую книгу сейчас… хм, хороший повод задуматься о собственном душевном здоровье.

Идея возникла аж в 2012-м, как только появилась та тема – с введением в школах предмета «Основы религий». Если кто помнит, было тогда много шуму, всяческих «против», страшные байки про физруков, рассказывающих о православии, сетевые комментарии – от ироничных до панических…

Но. Если уж какой-то закон надо принять – он будет принят, и можно не ходить к гадалке. «Значит, это кому-нибудь нужно». И мы решили не паниковать, а переосмыслить. Ведь на самом деле, религиоведение – это любопытнейшая наука. Помогающая понимать много нужных вещей – от книг и картин до исторических событий и убеждений твоих знакомых. Другое дело, качество преподавания.

А ведь было бы здорово, если бы учителя рассказывали детям, что такое религия, из каких элементов состоит, почему и когда возникла и зачем вообще понадобилась человеку… А сколько всего интересного можно рассказать о верованиях древнего человека! И как же хочется беспристрастности при освещении мировых и национальных религий. А еще – показать взаимосвязь, осознавать не только особенности и отличия, но и общие вещи. И чтобы все это еще было интересно читать. И с красивыми цветными иллюстрациями…

Ну понятно, к чему это нас привело? Да, конечно. Всего-то прошло пять лет, и мы все-таки сделали «ту самую» детскую энциклопедию о религии, которая кажется нам максимально подходящей для подросткового чтения – хоть в рамках «религиоведения», хоть в качестве увлекательного научно-популярного чтения. Которую можно читать взахлеб от корки до корки.

2. Продолжу личным. «Рождение Петербурга: путеводитель-квест по Петропавловской крепости». Ни Петербург, ни Петропавловка не являются моим личным достоянием, но автор – Борис Григорьевич Кипнис – это историк, которого я нежно люблю со студенческих лет.

Преподаватель, на чьи лекции не ходил только мертвый. Этот удивительный человек обладает волшебным даром: делать историю видимой, исторических персонажей – живыми, а тебя самого – вписывать в исторический контекст в качестве значимого элемента. История в исполнении Кипниса – не только факты и уж точно не унылая выхолощенность википедии, а энергетический видимо-осязаемый поток, с уверенной морально-нравственной оценкой его завихрений. То, чего нам, по моему мнению, сегодня так не хватает.

Кроме увлекательного рассказа, как это обычно и бывает в изданиях «Фордевинда», вам предстоит выполнить задания квеста, посетить музеи, о существовании которых вы вряд ли подозревали, разыскать множество исторических деталей… В общем, книга уже в типографии, выйдет вот-вот, и я надеюсь, вы получите от нее удовольствие.

3. Закончу логичным. «Театр». Это было ожидаемо: диптих «Опера»-«Балет» рано или поздно должен превратиться в триптих. Мы ломали головы, как это сделать, потому что изданий о театрах полно. И решили, что это будет «маленькая петербургская энциклопедия»… Ведь если говорить о «русском театре», то родился он именно здесь. (Шутим, что это в нас говорит «петербургский снобизм». Но действительно шутим.)

Составитель издания – тоже блестящий преподаватель кафедры истории Университета Культуры и Искусств, Руфина Эмануиловна Павлова. Представленного ею материала хватило бы и на десять книг! Не удивительно, ведь «театральные факты» собирались ею всю жизнь. Особенно поразила история театра Суворина (ныне - БДТ), известного издателя, как и история жизни самого Суворина… Но увы, в книге всего 96 полос, так что многие знания мы будем хранить в себе, рассказывая в приватных беседах родителям.

* * *

Иногда я думаю: ну как? Как за восемь лет мы от «Шкодологии» умудрились добраться именно сюда? 39-я, 40-я и 41-я книжки «Фордевинда»… В моей личной выдуманной «епитимье» значится девяносто девять. Почти половина пути. И я по-прежнему вижу во всем этом смысл.

27.01.2018. ЛИКБЕЗ ДЛЯ ИЗДАТЕЛЬСКОГО СОВЕТА РПЦ (И НЕ ТОЛЬКО)


Ликбез для Издательского Совета РПЦ (и не только), или Почему профессионалы лучше дилетантов

В процессе сотворения книги «Религии мира» мы знакомились со множеством детских (и взрослых) изданий самых разных конфессий. Не обошли вниманием и предложения православного книжного рынка. Для чистоты эксперимента в Казанском соборе купили две книги: «Закон Божий для детей» и «Простыми словами о Боге для самых маленьких» - 750 рублей, что не можем провести как расходы по бухгалтерии, так как чеков церковь не дает, ведь еще Иисус изгнал торговцев из храмов (и потребителей надо защищать везде, но не в них).

Обе книги, разумеется, рекомендованы Издательским советом Русской Православной Церкви. Ну и, собственно, мне как профессионалу книжного рынка снова есть, что сказать. Дальше следите за словами и картинками: рассказываем, как делают «издательства», одобряемые организацией «Издательский совет РПЦ», одна из задач которой «проведение экспертной оценки издательской, видео- и аудио- продукции» (другая: разработка рекомендаций для библиотечных фондов), и показываем, как делать надо (используя личный пример).

Экспертная оценка от коммерческого книгоиздателя в отношении продукции компаний

ООО «Издательство «Новая мысль» и «Издательство «Христианская библиотека»

I. Соответствие Государственным Стандартам

С издательскими ГОСТами оба издательства не знакомы. Не указано место выпуска издания, авторский знак приведен, но не на месте – под первой цифрой индекса ББК, нет знака охраны авторского права на иллюстрации (ГОСТ Р 7.0.4-2006 4.7). Выходные данные не содержат полного имени составителя и указаний на читательский адрес (ГОСТ Р 7.0.4.-2006 4.14), сведений о целевом назначении изданий (ГОСТ 7.60), а слово «иллюстрация» сокращено не до «ил.» (ГОСТ 7.12-93 3.2). Также нарушены правила библиографического описания (библиотекам это важно).

2. Соответствие Международным Стандартам

Международные стандарты в нашем государстве определяют Требования Таможенного Союза, а именно - документ ТР ТС 007/2011. Как я говорила в одной из статей – это грамотный документ, дубль ранее существовавшего ГОСТа, отвечающий за физическую безопасность продукции для детей. Без специальной декларации о соответствии книги этому документу ни один магазин, ни одна торговая точка не вправе принимать на реализацию товар. Все коммерческие издательства обязаны проходить сертификацию продукции, получать этот документ и маркировать «безопасные для детей» издания знаком ЕАС. Или получишь а-та-та от Службы общественного контроля и рассердишь Роспотребнадзор. Штраф-тюрьма-лишение права занимать высокие должности-поруганная честь…

Однако ни на одном издании, одобренном ИС РПЦ, я не нашла знак ЕАС. Что, впрочем, не говорит, что эта продукция несет в себе опасность. Но и не доказывает обратного. Просто обидно. Почему им можно, а мне – нельзя? И наоборот: почему мне – нужно, а им – нет?

3. Соответствие профессиональным книгоиздательским стандартам редакционной подготовки

Так уж вышло, что к работе над обоими изданиями художники не привлекались. Однако то и другое полны (как следует из отзывов на Лабиринте) «ярких и красочных иллюстраций» (поспорю: качество изображений оставляет желать лучшего). При ближайшем рассмотрении даже нескольких из них, мы увидим, что это – обработанные фрагменты довольно известных произведений. То есть являются объектом лицензионного права и на них распространяется и действие IV части ГК РФ, и 54-ФЗ О музейном фонде РФ и музеях в РФ.

Ну, произведения не целиком, может быть, это цитирование. Допустим. Может быть. Если бы не парочка «но».

Первое «но»: «Допускается без согласия автора или иного правообладателя, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования…» (пп.1, п.1 ст. 1274 ГК РФ). А если речь идет о музейных объектах, действует другой закон: «Производство изображений, печатной, сувенирной и другой тиражированной продукции с использованием изображений музейных предметов и коллекций… осуществляется с разрешения дирекций музеев» (ст. 36 54-ФЗ), и опять же – с обязательным указанием: музея, автора, названия произведения.

Это даже обусловлено не законом, нет! Это обусловлено внутренним ощущением принадлежности к культуре и гордости за культурное наследие народов РФ.

Смотрим: ни автора, ни источника… Я не оспариваю право людей быть идиотами, но кое-кто в этом мире и книги любит, и в музеи ходит. Так что с лету опознает изображения. 

 

Господа, это позор. Конечно, ни один здравомыслящий человек не подаст на входящее в холдинг Издательский совет РПЦ издательство в суд. Но это – некрасиво. Непрофессионально. Это очень плохо пахнет и (о ужас!) нарушает Восьмую заповедь. Не говоря уж о том, что это позорит всех нас – всю ГОРДУЮ плеяду ИЗДАТЕЛЕЙ. Умоляю, если уж делаете такое, хотя бы не называйте себя «издательство» или там «издательский совет». Не надо! Это мы издатели. Это мы несем детям Культурные и Духовные Ценности. Это мы сохраняем Культурное Наследие. Вы – нет.

Второе «но»: в соответствии с законом об авторском праве «цитирование должно производиться именно в информационных, научных, учебных или культурных целях. Иное не является правомерным цитированием.» И вот тут у меня возникает вопрос: какую цель преследовали составители сборника? Информационную? Научную? Учебную? Культурную? Вот уж точно большое жирное НЕТ.

IV. Бегло по тексту

1. Шестая заповедь – «Не убивай!» «…если ты ведешь себя так, что другому человеку горько, грустно, больно, обидно, то этим тоже нарушаешь шестую заповедь» Да вы что! Серьезно?!.
2. «Что такое «хорошо» и «плохо». Плохо – делать то, что Его оскорбляет…» Господа, в психологии это называется «проекция». Его оскорбляет? ЕГО??? Да кто вы-мы все такие, чтобы Его оскорбить?
p.s. Понятно, что «устойчивое выражение», но вы как-то вдумывайтесь в смысл и чувствуйте время. (На это в издательствах существует редактор.)
3. «раз, и сам не заметил, как нарушил какую-нибудь заповедь» - ну да, ну да: незаметно кого-то убил?...
4. «Бедные неверующие человечки...» - Они бы оскорбились, но по какой-то причине у них нет ни чувств, ни единой организации, официального органа, которое могло бы от их имени выступать. Впрочем, тут мне видится больше пренебрежение... гордыня... отсутствие сочувствия и, главное, Любви...
Не то, чтобы какой-то «криминал» - просто пустое «словопроизводство», не умно и безответственно.

V. Традиционные требования к внутреннему оформлению книг (верстка)

1. Когда я вижу тире в начале строки (оно должно оставаться на предыдущей, для чего между словом и тире ставят неразрывный пробел), я понимаю, что верстальщика там не было.
2. Когда я вижу полосную иллюстрацию (в т.ч. – с подписью) и одновременно – колонцифру, я понимаю, что верстальщика не было...

Понимаете, верстка - это тоже важный книгоиздательский процесс. Там есть ряд профессиональных навыков, плюс опыт, плюс талант, плюс вкус.

А теперь традиционный вопрос: знаю ли я сама, как надо делать книги?

1. Когда моему издательству (или любому другому профессиональному издательству) нужны изображения известных картин, мы покупаем права на их использование и заключаем с правообладателем (музеем) лицензионный договор.
2. Мы всегда указываем название лицензиара, ставим знак охраны авторского права, а также указываем информацию о принадлежности музейных предметов коллекциям музеев.
3. Мы всегда указываем автора и источник.
4. Если нам нужны иллюстрации, мы заказываем их у профессиональных художников. Вот, к примеру, иллюстрация Ани Опариной к главе о православии. Или иллюстрации Бориса Кунина, художника, расписывающего церкви…
5. Мы любим наших художников всем сердцем и призываем других издателей с ними сотрудничать, публикуя в книгах их контакты.
6. Мы привлекаем в процессе создания книги множество научных консультантов (и все имена указаны в книгах).
7. Каждый разворот мы делаем произведением дизайнерского искусства.
8. Печатаем книги в лучшей типографии в России (спасибо, Парето-Принт!).
9. Мы соблюдаем все законы, ГОСТы, правила и требования государства.
10. Наши книги являются безопасной продукцией.
11. Мы гордимся своими оборотами титула и выходными сведениями, получая высокие оценки от профессионалов книжного рынка.
12. Мы вовлекаем детей в культурный контекст, знакомим с музеями, картинами и великими художниками. Знакомим с памятниками архитектуры и знаменитыми культурными деятелями.
13. И, конечно, мы очень ответственно относимся к выбору преподносимой информации.

«…Думаешь, суть в том, чтобы быть «хорошим» и не быть «плохим»? На самом деле главное и единственное правило – любовь. Выбирать Бога – значит выбирать любовь ко всем людям.»

Резюме: в общем, что я могу сказать. Видите, как оно получается:

Книги, которые издаются тиражами 10000-15000 экземпляров (одобрены РПЦ, продаются на территории православных храмов и лишены оценки и надзора) значительно менее профессиональны, чем книги, которые издают «коммерческие издательства» (и которые, в теории, «ИС РПЦ» может не одобрить).

Коммерческий издатель вынужден защищать Веру и Бога - от тех, кто, в теории, принадлежит Вере и служит Богу.

И во всем этом мне видится отсутствие логики (кто кого тут должен одобрять и контролировать?) и отсутствие в «ИС РПЦ» квалифицированных книгоиздательских специалистов, что, впрочем, не мешает им занимать позицию «над культурой», хотя с профессиональной точки зрения они находятся «под». И надо бы с этим что-то делать, думаю я...

27.03.2018. МУЗЕИ VS ИЗДАТЕЛЬСТВА: ЗАКОНЫ, МИФЫ, ОБЫЧАИ. ПОПЫТКА СИСТЕМАТИЗАЦИИ ХАОСА №1

Взрослея, прихожу к мысли, что законы пишут не для понимания правил игры. С помощью отраслевых законов в области культуры можно доказать хоть одно, хоть обратное, и даже противоречащее здравому смыслу. Например, что висящая в музее картина там не висит («неустановленный факт») и не является музейным предметом. *

Нам не дано узнать из законов, можно или нет публиковать изображения музейных предметов без разрешения музеев, ибо 288 статья Процессуального Кодекса гласит: «неприменение закона, подлежащего применению, и применение закона, не подлежащего применению, является основанием для отмены решения»... Обречены. На бессмысленную войну «Издательства VS Музеи», в которой нельзя одержать победу. На хождение по судебному кругу, пытаясь сложить из «букв закона» слово, имеющее смысл.

§ 1. Вводный параграф (слишком скучный, чтобы предварять статью - переместила в конец)

§ 2. Обычаи делового оборота

Все, что могу — в отсутствие законодательства (неоднозначное и не годное к применению считаю отсутствующим) использовать «Обычаи делового оборота». ** Под «деловым обычаем» я понимаю правила профессионального сообщества, базирующиеся на профессиональной этике и практической применимости, на принципах разумности, порядочности, нравственности, придуманные к взаимной выгоде сторон, имеющие главной целью служить интересам общества и процветанию России. Ну и раз я «такая умная», буду первой, кто расскажет о своих правилах и обычаях.

§ 3. Мифы и правда: 4 книгоиздательские отмазки (с последующим разоблачением)

Миф 1. «Повторная публикация ранее опубликованных изображений, включение в новые издания путем сканирования изображения со старых изданий не нарушает ничьи права, никому от этого не плохо, а только всем хорошо».

НЕТ. Это неправда.

Это нарушает права фотографа или его наследников.

Это нарушает права общества, о котором вы якобы заботитесь: сканирование изображений с советских изданий дает заведомо отвратное качество, и вы это знаете. Значительно хуже, чем могло бы быть, учитывая возможности современной фотографической и полиграфической техники.

(Не говоря о том, что вы ограничиваете себя по размеру изображений. Изображения картин — это растр, а не вектор! Вы не можете увеличить растровое изображение более чем на 10 процентов без видимого ущерба качеству.)

Это нечестная конкуренция: вы поступаете некрасиво по отношению к своим коллегам-издателям, которые хотели бы приобрести у музея права на публикацию, чтобы действительно представить музейные коллекции обществу в их лучшем виде, но они не могут этого сделать из-за существования на «книжном рынке» ваших низкокачественных и дешевых изданий.

Также прошу заметить: книжная продукция с изображениями музейных объектов пользуется спросом в других странах, таким образом именно вы представляете Россию миру как полиграфически и технически отсталую страну.

Миф 2. «Публикация купленных на фотостоках и в фотобанках фотографий (еще круче: найденных в интернете!) предметов музейных коллекций не нарушает ничьих прав, потому что права куплены у фотографа, который заплатил музею за съемку. А если нет – не наша проблема».

НЕТ. Это неправда.

Фотограф нарушил закон о Музейном праве, если выложил фотографию коллекций российского музея для свободного полиграфического использования. Вы прекрасно знаете, что современная техника, даже не будучи профессиональной, может снимать качественно — скорее всего, он просто музею не платил, это раз. Даже если съемка была произведена профессиональным аппаратом с оплатой за процесс, я вас уверяю: музей не передавал права на полиграфическое воспроизведение «любым способом». Потому что это делается не так. И это два.

Где тут ваша ответственность? Она в том, что вы прекрасно понимаете: своими действиями вы подставляете музей и его сотрудников, предлагая им, защищая свои права, общаться не с вами, а с фотобанками (которые не несут никакой ответственности) и искать фотографа с сомнительной репутацией (а вы ему заплатили). В моем детстве это называлось «устроить подлянку».

Миф 3. «Музейные коллекции являются общественным достоянием, поэтому любой и с любыми целями может использовать их изображения».

НЕТ. Это неправда.

Музейные коллекции охраняются законом о Музейном праве, 54-ФЗ, и только сотрудники музея — главный хранитель, эксперты и, обязательно, директор могут дать (не дать) разрешение на использование изображений.

Идея про «любого и с любыми целями», потому что «общественное», мне вообще не близка. И вот почему: «общее — это ничье». В России памятники архитектуры, ставшие «общественным», если помните, разбирали на дрова и для украшения дач. Также мне не хотелось бы доверять публикацию изображений музейных предметов финансовым мошенникам и сектантам, производителям мусорных мешков или растущей армии самобытных самопечатающихся графоманов…

Миф 4. «Покупать права на изображение — слишком дорого для книжного бизнеса».

НЕТ. Это не правда. Это не дорого даже для меня.

Значит, вот, смотрите, как это происходит. Цены устанавливают музеи. В заинтересованном в сотрудничестве музее есть возможность «по соглашению сторон» снизить их или полностью изменить условия. За время работы издательства «Фордевинд» в нашей коллекции «обычая делового оборота» (помимо приобретения прав по озвученным ценам) появились варианты:

а) предоставление максимальной скидки, «потому что мы знаем и любим ваши путеводители» (Третьяковская галерея);
б) безвозмездное предоставление разрешения на публикацию + безвозмездное предоставление в шикарном качестве изображения (Петропавловская крепость);
в) просьба провести взаимозачет и вместо денег рассчитаться книгами (Музей Театрального и Музыкального искусства);
г) «трехкопеечная лицензия» (250, что ли, рублей) на публикацию в тираже до 20 000 экз. (Музей Старой Ладоги);
д) помощь в подготовке издания, проведение индивидуальных экскурсий, продажа значительной части тиража (Музей-заповедник Пушкинские Горы);
е) договор о совместном издании с оплатой редакционных расходов и выкупом музеем части тиража (Новгородский музей-заповедник);
ж) безвозмездное предоставление права фотографировать с целями полиграфии и выкуп значительной части тиража (музей Ретро-автомобилей).

§ 4. Почему я считаю, что приобретать у музеев право использования изображений в полиграфических целях НАДО?

1. Потому что музеи — Ответственные Хранители. И только они имеют право дать такое разрешение. См. 54-ФЗ и мои комментарии.
2. Потому что мы — издательства и музеи — принадлежим единому миру: миру Культуры.

«Основы законодательства РФ о культуре», принятые в 1992 году, гласят: книгоиздание — не бизнес, а культурная деятельность (наравне с музейным делом и коллекционированием). Впрочем, это не вопрос «закона». Это убеждение сердца и разума. Для меня и моего издательства это так.

3. Потому что я доверяю экспертам — людям, которые работают в музее. Именно они могут сделать вывод, не планирую ли я (или кто-то другой) использовать изображения в целях, противоречащих законодательству или интересам культуры. Именно им решать, действительно ли я (или кто-то другой) использует изображение в образовательных и просветительских целях. (И вот, положа руку на сердце, музеям в этом вопросе я доверяю больше, чем кому-то другому.)
4. Потому что это высокое качество изображений. Нередко — высочайшее. А иногда такое, что НАСА зеленеет от зависти и выкидывает в мусор свои телескопы.
5. Потому что это гарантия соответствия названий, фамилий авторов реальным названиям картин и фамилиям авторов (а также иллюстрациям в книге).
6. Потому что это возможность поставить в книге копирайт музея, его логотип и выразить благодарность сотрудникам, доказывая, что мы (издательства и музеи) стоим на одной стороне баррикад: защищаем, храним и развиваем культуру.
7. Потому что это отличный способ передать (например, по акту взаимозачета) часть тиража в распоряжение музея, чтобы он мог дарить ваши книги своим сотрудникам, гостям и партнерам.
8. Потому что это возможность задать музею вопросы: «А вам-то – не нужно чего? Как сделать лучше? А может, нужны книги на продажу – по нашим, низким, коммерческим ценам? А нет фотографий с высоты полета вертолета? А над чем работают ваши сотрудники?..»
9. Ну и конечно, еще потому, что это индивидуальные экскурсии – только для меня и моих сотрудников, в выходные дни или туда, где закрыто для посетителей и другие прикольные штуки… ))).

§ 5. Заключение

Я не обвиняю коллег: если законодательство двусмысленно и позволяет поступать «как проще и дешевле», то человек (в большинстве случаев) поступает именно так, как ему выгодно. Но все-таки каждый имеет право выбора: жить, выискивая дырки и нестыковки в законах, убеждая себя и других, что «ничего не нарушал», или жить так, как подсказывает совесть, чтобы оставаться разумным и порядочным человеком. В моем понимании мира: первое - способ выживания заключенного в тюрьме, второе - способ жизни свободного культурного человека. В общем, пост про ментальность.

§ 1. Вводный параграф

Чтобы музеи и издательства могли нормально работать…

…мне надо разобраться, где накосячили законодатели в 36 статье ФЗ «О Музейном праве» и кого конкретно имели в виду, используя слово «собственник»: музей, директора, федеральный бюджет, общество (населяющие территорию государства народы), человечество (населяющее территорию Земного шара) или Россию?

…мне надо убедить юристов, что это бред: оперировать понятием «исключительное право на объект результата интеллектуальной деятельности» по отношению к музейным коллекциям — и не имеет значения, копируют ли друг друга абзацы закона О музейном праве и ГК РФ в части авторских прав.

…мне надо понять, почему одним так важно сохранить музейные предметы в статусе собственности, другим — добиться признания их достоянием общественности, (а третьим — вообще все равно). Где-то в этом месте я понимаю, что вряд ли мне это под силу...

* Подсказка: предмет становится для суда «музейным» по факту регистрации в Гос. каталоге Музейного фонда РФ, который ведет федеральный орган исполнительной власти в области культуры, и многих музейных объектов нет еще в этом каталоге.

** Российская теория права признает обычай как часть права, а суды принимают его во внимание.

26.05.2018. О ТОМ, КАК МОЖНО И КАК НЕЛЬЗЯ ПОЛУЧИТЬ КНИГИ ИЗДАТЕЛЬСТВА

Дорогие читатели,

мне очень жаль, но издательство "Фордевинд"сегодня закрыло возможность заказать книги в издательстве самовывозом и курьерской службой. В ближайшие дни мы покидаем Синий Офис. И, скорее всего, последний месяц есть возможность заказать книги с доставкой Почтой РФ.

К сожалению, законопроект 344028-7 о внесении изменений в 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники" (находится на рассмотрении и будет принят 1 июля) предполагает замену слов "с использованием электронных средств платежа" на "в безналичной форме". Это автоматически обяжет меня (если я принимаю ваши платежи) приобрести в издательство совершенно бессмысленную контрольно-кассовую технику, хотя издательство - это не магазин и оно вообще не занимается торговлей (распространение изданных самостоятельно книг не является "торговлей" или "продажей" - это часть издательской деятельности).

Контрольно-кассовая техника должна быть специальной, сертифицированной и подключенной к "оператору фискальных данных", который станет передавать данные о платежах в режиме реального времени в налоговую. Все специальное и сертифицированное - удивительно дорого в обслуживании с обеих сторон. На той стороне будут бессмысленные для меня люди, которым я по новому законодательству буду должна платить деньги за бессмысленные для меня вещи. На моей стороне должен появиться специально обученный, но совершенно не нужный мне для издательской деятельности человек, который будет "обслуживать" этот агрегат.

Конечно, мне можно сообщить радостное известие, что я могу за небольшой процент воспользоваться услугой какого-нибудь посредника, который наладил бы мне "процесс торговли". Но знаете, нет. Во-первых, посредник посреднику рознь. Посредник, что берет с тебя деньги за то, что предоставляет ненужную тебе услугу, используя законодателей, - не тот, кому я хотела бы пожать руку.

Во-вторых, нет у меня никакой торговли! И "Платформа ОФД" (оператора фискальных данных) может сколько угодно говорить о своих прекрасных аналитических функциях, позволяющих узнать какую-то "статистику"... (Разработчик - группа Сбербанк, и это дополнительно пугает: они там вообще умалишенные, судя по платежкам от читателей - владельцев онлайн-банка Сбера.) Любой малый производитель может анализировать свои продажи в уме. Он помнит каждого второго покупателя в лицо, а часто - по именам и "у кого что уже есть". И если кому-то до сих пор кажется, что книгоиздание - это "производство товара", а книгораспространение - это его "реализация", он сильно заблуждается.

При этом, ЗАЧЕМ фискальным органам в режиме реального времени данные о ваших безналичных платежах (учитывая, что фискальные органы в режиме реального же времени могут проверить мой банк и увидеть все ваши безналичные платежи) - вообще непонятно. НДС у меня нет. Отдаю государству 6% с оборота (все входящие средства, без учета расходов, даже если доход меньше расхода) четыре раза в год . Раз в год сдаю декларацию. Вся эта информация в фискальных органах и так есть. Да и что собирается налоговая делать с информацией о ваших платежах - несколько платежек в день, "средний чек" на 350 рублей - тоже остается тайной. Бедные, бедные налоговые органы!

При этом, ЧТО считается "реальным временем" для безналичного платежа - тоже для всех загадка. Кроме, разумеется, МинФина, который соорудил письмо, в котором разъясняет, что это момент, когда человек перевел средства со своего расчетного счета. О-па! А ничего, что с этого волшебного момента информация о поступлении средств приходит в течение суток? (А в случае со Сбербанком, так и в течение трех? Если вообще не потеряет.) Вот такой у нас с вами логически-обоснованный МинФин. Сразу видно, "обратился за консультацией к специалисту" - не иначе как к Сбербанку...

При этом "безналичные платежи" без уточнения, в какую сторону происходит оплата, также предполагают приобретение контрольно-кассовой техники и подключение к оператору данных, если я выплачиваю сотрудникам зарплату и авторам - гонорары банковским переводом. (Что с ними будет делать ОФД, куда передавать, зачем передавать? Я сдаю тучу отчетности по выплатам физ.лицам.) И если этот законопроект не изменится, то с его принятием я закрою еще и издательство. Потому что выплачиваю зарплаты и гонорары, разумеется, безналичным путем - переводом на банковские счета.

Послушайте: ну какой же все это бред! Чем прозрачнее ты хотел бы вести бизнес, чем удобнее для сотрудников, авторов и художников, чем яснее, в том числе для налоговой, тем больше ты будешь наказан государством - вот этим вот всем. А с наличкой по-прежнему можно делать все, что угодно... можно даже чеки не высылать (только если покупатель попросит). Все это вместе показывает, что государство пинает всех большим сапогом в черный нал и темный бизнес, возможностей для которого сегодня - неограниченное количество. Мне всегда интересно: они так и хотели, именно этого добивались? Или был какой-то другой план?

Там много нюансов и деталей, в которых, конечно, можно пытаться разобраться ("где косячат законодатели"), но совершенно неинтересно, да и незачем, потому что косячить они будут и дальше. Беда их в том, что они совершенно не представляют себе ни производства, ни взаимоотношений между отдельными организациями и их "поклонниками". Они никогда не были руководителями, не вкладывали свои деньги, чтобы в мире появилось что-то прекрасное, не несли ответственность за настоящих, живых и близких людей. А может, у них гораздо больше разных бед...

В общем, очередной раз убедившись, что законы и правила пишутся для "усредненной торговли", людьми, которые вообще ни бельмеса не смыслят, но законодательно экстраполируются "на всех", а законов и правил для культурно-просветительской деятельности, к которым я отношу и книгоиздание, нет, я принимаю плохое, отвратительное для читателей решение. Извините меня. Но я принципиально не буду покупать никакой бессмысленной и ресурсозатратной (по деньгам и моему времени) ерунды. Потому что у меня всего одна жизнь. И я не хочу ее тратить на то, что лишено ума и смысла.

Это сложный выбор: что делать, когда для твоей игры нет правил? Играть без них? Умереть? Или все-таки создать свои? ... Как сделать так, чтобы книги у вас все-таки были и по низким ценам - над этим я думаю.

Что осталось: осталась возможность выбрать книги из каталога и попросить нас доставить их вам курьером. Что изменилось: нет единого тарифа, поэтому мы будем в каждом случае узнавать у СДЭКа, как для вас будет дешевле и удобнее их доставить. Согласовывать с вами цену и место получения. Немножко не так удобно, как в "интернет-магазинах", но мы и не магазин. Мы издательство. А вы - не покупатели. Вы - читатели книг. Люблю вас.

Ваша Аня Амасова

События

17.05.2020
Музей уникальных вещиц примет в дар любую БУКВУ для именного указателя - навигатора по Музею.
20.03.2020
Ответ Музея на вопрос "Чем заняться с детьми на карантине?" Музей предоставляет открытый доступ к образовательным материалам из своей коллекции, которые будут интересны всей семье.
26.01.2020
Граждане мира! Друзья! Музей призывает вас в путешествие, чтобы узнать чуть больше об устройстве мира — и о разных способах обустроить наш мир...
21.01.2020
Центр искусства и музыки Библиотеки им. Маяковского приглашает в путешествие.
23.09.2019
Окончил работу трехдневный Книжный фестиваль в Пассаже (СПб) - время подвести итог. Итог, к сожалению, не нов.