Создатель «ФАНТАСТИКИ»: Денис Лобанов. Интервью с издателем

Музей продолжает серию «интервью эпохи карантина» с издателями — по системообразующему списку Главного Хранителя Музея уникальных вещиц. В объявленный Музеем «месяц фантастики» Аня Амасова беседует с директором издательства «Фантастика» — издателем Денисом Лобановым.

Иллюстрации справа: обложки книг «Фантастики»
Иллюстрации по тексту: коллекция Музея уникальных вещиц //
галерея Книжный Клуб «Фантастика»
Расшифровка записи, набор: Юлия Симкина
Вопросы сыпет: Аня Амасова
Рассказывает: Денис Лобанов

Пункт первый
ВАЖНЫЙ ВОПРОС


Страница из серии французских графических романов
«РЕКВИЕМ». Рыцарь-вампир
Художник Оливье Ледруа
Коллекция издательства «Фантастика»

— Давай с самых важных вопросов начнем, а потом я задам разные «окружающие» вопросы?

— Давай.

— Главная тема цикла этих интервью — коронавирус: как издатели переживают, уже пережили этот этап? Что у тебя было в эти три чертовых месяца? Я так поняла, у тебя все хорошо?

— Смотри: на фоне кого-то у меня вообще дела великолепно! Но по сравнению с тем, что было у нас, конечно, все не очень хорошо. Я, например, вообще не понимаю, как сейчас выживали независимые издательства, у которых нет налаженной работы собственного интернет-магазина с большой клиентской базой. Как выжили издатели, которые целиком и полностью зависели от продаж через «Лабиринт»? Я не могу этого понять — потому что у нас поток денег оттуда вообще прекратился. То есть из книжных сетей он прекратился совсем, а «Лабиринт» тоже сократил выплаты под разными поводами.

— Какие были поводы?

— «Лабиринт» — это интернет-магазин, но у него есть ещё второй бизнес – книжные магазины, розничная сеть «Книжный Лабиринт». Они сказали, что, раз все так плохо в «Книжном Лабиринте», то они, соответственно, будут задерживать выплаты... нет, не задерживать, — там  говорилось о «реструктуризации выплат долгов». 

— Я слышала, «Лабиринт» обещал, что начнет платить долги с сентября.

— Кому-то с сентября, кому-то неполные суммы — разные варианты, которые в итоге либо уменьшили, либо перенесли выплаты.

— Давай вот честно, на самом деле это логично: они не продавали книги через свои розничные магазины, которые точно также были закрыты.

— С одной стороны – да, но с другой, есть продажи в интернет-магазинах. Я не знаю статистики «Лабиринта», но все, кто работал с Валберис и Озоном, если мне не отшибает память, сказали, что у них выросли продажи книг от 30% точно. Теоретически, если у «Лабиринта» такая же ситуация, как у «Озона» и «Валберис», то у них через интернет-магазин увеличились продажи — и они должны были компенсировать падение продаж в рознице. Впрочем, мы этого не знаем и утверждать не можем.

— Тогда давай вернемся к тому, о чем мы знаем. Лично у тебя. Вот у тебя собственные продажи через твой интернет-магазин. Увеличились продажи?

— Да, увеличились.

— Примерно на сколько?

— На те самые 30 – 40%.

То есть реально люди, в связи с коронавирусом и потеряв возможность приобретать книги в офлайн-магазинах, стали больше нуждаться в других мирах и обращаться к онлайн-магазинам? Или это были какие-то читатели, которые понимали, что издателям нехорошо и пытались тебе помочь?

— Никакой объективной информацией мы не владеем, почему именно люди стали больше покупать в нашем магазине. Я могу сказать одно: у нас, скорее всего, это не связано именно с поддержкой, потому что у нас очень специфический покупатель — он и так достаточно лоялен.

А ты что-то выпустил для него за это время?

— Да. Мы печатали Вархаммер. Мы вообще не снижали по Вархаммеру количество издаваемых позиций. Вархаммер издавался, как будто никакого кризиса нет!

А вот из всего остального мы издали только «Необъятный океан» — это новая серия манги. Но на этом остановились, потому что комикс-шопы закрыты, крупные сети — закрыты, а прямых продаж через наш сайт с мангой нет — клиенты не те. У нас «вархаммероцентричный» магазин, рассчитанный на поклонников Вархаммера — не на поклонников манги.

Все, что связано с «большим рынком», бестселлеры — у меня готовые макеты на новые книжки Роберта Сальваторе, — мы не печатали, потому что это ориентировано на книжные сети, а не на фанатские сообщества. Я не очень понимаю, зачем люди в это время что-то печатали. Потому что: «Куда ты это можешь деть?!»

— Мало кто что-то печатал, не волнуйся, все здорово сократили свои планы. То есть у тебя тоже редакционные планы срезались фактически до Вархаммера?

— Да. Мы сейчас будем возвращать, начнем печатать какие-то позиции. Но никто же не понимает, что дальше будет! «Вторая волна», «третья волна», будет прививка, не будет прививка — науке неизвестно. То есть обещания есть, но надо же посмотреть... И не надо забывать, что, например, комиксы манга в основном продавались через независимые комикс-шопы...

...которые сейчас тоже могут закрыться.

— Кто-то переживёт — но кто-то и не переживет!

...И уменьшится и так наш маленький «продажный» мирок.

— Да, вопрос именно в этом: в количестве. Грубо говоря, «где толстый сохнет — худой сдохнет». Крупные торговые сети, которые сказали: «Мы не платим, всем спасибо, всем до свиданья» — они-то переживут, а как раз независимые магазины могут не пережить. С другой стороны, комикс-шопы никогда хорошо и не жили. То есть вопрос выживания для них не нов, и это единственное, что вселяет в меня надежду.

______________

<<...Вопрос выживания для них не нов,
и это единственное, что вселяет в меня надежду...>>
______________

Но кризис показал: строить бизнес, основываясь на том, что с тобой хорошо будут работать крупные сети, неверно. Потому что в любой момент, как только кризис начинается, торговые сети перекладывают проблемы на тебя. Ситуация же в чем: они деньги эти не выплачивают не за те книги, которые сейчас стоят и не продаются. Нет. Они не выплачивают деньги за книги, которые были проданы ими полгода назад!

Вот это и меня тоже пугает. То есть сейчас они не могут заплатить за те книги, которые проданы полгода назад, потом они несколько месяцев ничего не продавали, затем мы «вошли в лето», тоже славящееся отсутствием книжных продаж, и при этом (помню из договора «Лабиринта») там есть какие-то дополнительные условия, типа: «При сумме реализации в месяц меньше Х рублей, мы не перечисляем ваш платеж». Суммируя это, у меня складывается ощущение, что издатели не увидят денег вообще никогда. То есть эта тяжелая финансовая ситуация для книгоиздателей — она не прекратится вместе с карантином. Она продлится, как минимум, год—полтора.

— Какой-то ручеек уже начался... начались выплаты от «Лабиринта», начались выплаты от «Нового книжного» — но все они не в полном объеме. Ты начинаешь получать деньги, которых и до этого, в общем-то, на производство в обрез хватало, а тут получается, тебе, как собаке, хвост отрезают по кускам. Дают тебе кусочки денег, и на эти кусочки денег ты можешь, предположим, заплатить долги по зарплате и аренде, но тогда у тебя не остается средств на производство. И всё — и мы приходим к тому, о чем я уже говорил. На самом деле этот кризис — он для многих издательств может закончиться плачевно. Но эти «плачевности» мы увидим не сейчас.

Да, мы их увидим не прямо сейчас.

Пункт второй
КНИЖНЫЕ МАГАЗИНЫ

Из книжного магазина издательства «Фантастика»
Автор фото: Елена Подушка
Коллекция Музея уникальных вещиц

Твои личные магазины как? Открылись?
— Розничные магазины мы открыли.
У тебя же их два?
— Да, и один мы открыли — тот, который на Стачек, — а второй магазин, в «Океанариуме», должны открыть в конце этой недели.
Что происходило эти месяцы?
— Ничего.
Ты платил за них аренду?
— Полностью аренду мы не платили нигде, везде платили коммунальные расходы и практически не платили арендную часть — с каждым арендодателем по-разному. 
То есть это была такая возможность, которую предложили сами хозяева помещений?
— Вопрос договоренности. Ведь есть всего два варианта, либо ты говоришь: «Платеж обеспечительный за последний месяц — ваш, мы уезжаем, как только все откроется», либо: «Ребята, давайте договариваться». «Океанариум» адекватно себя повел. В других местах чуть хуже были условия, но тоже, знаю, большие скидки давали.
А люди, которые работали в магазине?
— Люди в магазине просто получали минимальную зарплату. Именно минимальную — ни премий, ничего сверх мы не платили. А есть же те, у кого нет интернет-магазина, и они завязаны на розничные магазины и книжные сети — у них вообще самое неудачное сочетание.
Да, но это было известно и понятно ещё десять лет назад. 
— Обидно, что «плодами кризиса» воспользовались опять «крупные игроки», переложив все свои потери на издателей.
Но всегда потери перекладывают на издателей, ведь это логично: ты книги придумываешь и издаешь, значит тебе это зачем-то надо. Так не только в кризис.
— Нет, конечно, но в кризис это очень больно бьет.
И что нам надо? Нам нужна собственная сеть?
— Ты знаешь, вообще, конечно, это оптимальный вариант был бы... Но он невозможен. Есть, по-моему, только два пути. Первый, по которому я пошел [Собственный интернет-магазин. — Прим. ред.], но он не подходит остальным. У меня очень конкретные читатели, даже не читатели жанра — они читатели серии. Это редкость — такая гигантская серия, с большим количеством наименований, когда каждый месяц ты можешь давать четыре-пять позиций, и они ещё все востребованы. Второй вариант — это если кто-то из издателей создал бы площадку типа Валберис, агрегатор, в котором независимые мелкие издатели размещали бы свои книги. Не знаю, почему такая идея никому ещё не пришла в голову.
Всем приходит, на самом деле. Просто мы «такие разные», что сложно объединяемся.
— Сейчас жизнь показывает, что, не хотите объединяться, то...  Жизнь — она жестокая, не политкорректная и не сентиментальная. Она говорит: «Для того, чтобы вам существовать, вы обязаны сделать то-то, то-то и то-то. Не хотите делать — никто не заставляет вас выживать. Личный выбор каждого — оставаться на рынке или закрываться и уходить.» Мне кажется, все эти личные «бодалова» среди мелких издателей — выглядят смешно. Если честно, как возня в песочнице. Хотите быть самыми крутыми в маленькой песочнице, которую любая волна просто смывает вообще с лица истории? Хорошо, ваш выбор.
— Скажи мне еще такую вещь: кроме собственного интернет-магазина и маленьких магазинов продаж для манги, где ты еще продаешь свои книги?
— Продаю через обычные каналы продаж, просто в разных объемах, разный ассортимент и в разных пропорциях. Есть книжные сети, есть комикс-шопы, есть еще гибридные сети, аналог 1С, «Гейм-парк». Это магазины, которые ориентированы на потребителей компьютерных игр, но продукция там — комиксы, манга и Вархаммеры, которые в том числе ориентированы на молодежную аудиторию и компьютерные игры.

Пункт третий
КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИГРЫ

Обложка SpiderMan
 Создатели: «Marvel Games»; книга по игре: «Marvel Publishing»
Коллекция издательства «Фантастика» 

А помнишь, лет 20 назад, в те далекие времена, когда мы работали в «Азбуке», приезжала такая симпатичная девушка из какой-то компании, создающей игры, и у них были какие-то родственные нашим безумные идеи?

— Это от Mail.ru, по-моему, была история.

Mail.ru? Да ладно?!

— По-моему, да. У них браузерки какие-то были.

В общем, они мечтали делать игры по книжкам, которые издаются. (А мы — чтобы кто-то по нашим книгам их делал.) 20 лет прошло — что сейчас происходит?

— «Ведьмак» есть. Кроме «Ведьмака» — очень успешная компьютерная игра и очень хорошая книжка — примеров не могу привести. Все остальное все-таки наоборот. Бывает, издается какая-то игра — потом на её основе выходит литература. Есть некоторое количество игр — кстати, не только компьютерных, но и настольных, — по Марвелу, по Сапковскому, по «Властелину колец». Но это, скорее, исключение из правила.

Нет такой тенденции, что покупаются права на создание игр по каким-то книгам. Примеры есть, но массовой тенденции — нет. Как бизнес это, мне кажется, не взлетело, и на это рассчитывать нельзя. Я думаю, сначала игры — потом книжки.

А артбуки твои шикарные, комиксы твои прекрасные? Из этого можно делать не только игры — можно делать фильмы!

— Нет, подожди: на комиксы ты покупаешь лицензию — тебе права не принадлежат. Они принадлежат Марвелу, например, и они сами занимаются продажей прав, — издатели-то тут при чем? Грубо говоря, отечественного издателя волновало бы, если бы какие-то отечественные произведения были настолько популярны, что по ним хотели бы делать компьютерные игры. Но я такого не слышал. Может быть, не в курсе, конечно.

Я тоже не слышала, — и для меня это удивительно. Ведь одно поддерживает другое...

— Внутреннего рынка России не хватит, чтобы делать коммерчески выгодную игру. Должен быть международный уровень, а сейчас там в литературе доминирует американский автор. Объем рынка принципиально разный: делать игру, рассчитывая на весь мир, или делать игру, рассчитанную на одну страну.

Должен быть источник, который популярен везде. Для этого сначала нужно, чтобы появился русский вариант «Ведьмака», — утрируя, — который переводится на все языки мира и везде популярен. Вот тогда это могло бы сработать... Могло бы и не сработать — но могло бы и сработать. Но я пока не знаю ни одного нашего современного произведения, чтобы привети в пример.

Пункт четвертый
МИР ФАНТАСТИКИ и ФЭНТЕЗИ

Разворот из книги «Посланник». Кн. 1. Оловянные звёзды
Художник: Дастин Нгуен; автор комикса: Джефф Лемир
Коллекция издательства «Фантастика»

Еще такой меня интересует вопрос: мир фантастики, фэнтези, он же довольно закрытый, и в нем надо очень хорошо разбираться, чтобы тут что-то делать. как давно ты занимаешься этим направлением?

— Сколько себя помню — с 90-х. А фантастикой я увлекся еще до перестройки — то есть до 90-х.

Если мне не изменяет память, ты получил биологическое образование в Ленинградском Университете. Это ты там увлекся фантастикой?

— Нет, не там. Я увлекся фантастикой дома. Я увлекся фантастикой ещё в школе! Но так как достать её было невозможно — в свободной продаже ведь не было — то, соответственно, следующий этап: «Если тебе что-то нравится, но трудно достать, значит этим надо начать заниматься» — доставать. В те времена были книжные обменники, подпольные рынки, чуть позже — первые легальные рынки, — и вот так вот всё закрутилось.

Прикольно! А оттуда ты сразу попал в «Азбуку»?

— Нет, сначала я попал в «Библиополис» — было такое питерское издательство. Я занимался продажей фантастической литературы на первом книжном рынке, и однажды ко мне подошел знакомый и говорит: «Ты разбираешься в фантастике, — (а я в те времена читал всю фантастику, которая выходила на русском языке, вообще всю; всё, что ни выходило, всё читал; правда, тогда выходило не так много, как сейчас). — Вот у нас издательство, не хочешь ли заняться изданием фантастической литературы и помогать нам?». Вот так меня взяли в «Библиополис» на должность редактора.

Там мы начали издавать книжки, но не только фантастику, — например, я занимался изданием Барбары Картленд. Специализация у меня была все же «фантастика», но женские романы — они продавались: издательство получало прибыль. И только потом из «Библиополиса» мы всей редакцией перешли в «Азбуку». Когда «Библиополис» отошел от издательского дела — директор занялся банковскими делами, издательство оказалось у него «на вторых ролях», и это сразу стало чувствоваться, — «Азбука» предложила: «Приходите все к нам!». Мы перешли.

И там издавали, я помню, всякие прекрасные совершенно книжки — и фэнтези, и фантастику, и даже серию отечественного фэнтези...

— Да, в «Азбуке» тогда была сильная редакция отечественной фантастики. Ею занимался Вадим Назаров: Мария Семенова, Макс Фрай — все же у нас выходило тогда. «Азбука» была лидером по отечественным авторам!

У меня несколько курсовиков студенческих написано по «Азбуке» — я знаю, что она в принципе открыла это направление и регулярно поддерживала: несколько книг в месяц выходило в этой серии. Так это была серия Назарова?

— Да, это был Вадим Назаров. Если говорить о тех, кто делал именно выбор: что издавать, кого и как, — то, в основном, решения принимали Назаров, Гордин и Крютченко. Ну а мы — мы занимались переводной литературой...

Я тебя потом на время «потеряла» — как ты дошел до жизни такой? В смысле, до собственного издательства.

— Так получилось.Просто в один момент «Азбуку» стало «лихорадить», слияние с «Махаоном» происходило сложно, и я решил рискнуть.

Сколько лет уже? Восемь?

— Больше. По-моему, от седьмого года зарегистрировано.

Подожди, но слияние с «Махаоном» было значительно позже, по-моему, году в одиннадцатом...

— Издательство я зарегистрировал еще при «Азбуке», уже тогда бродили мысли. Потом — трансформировались.

Пункт пятый
О МЕЧТАХ И ТРАНСФОРМАЦИИ

Из книжного магазина «Фантастика»
Автор фото: Елена Подушка
Коллекция Музея уникальных вещиц

А ты помнишь, в начале века, году так, примерно, в 2001, ты мечтал о фантастическом магазине? Идея была, что фантастику и фэнтези надо продавать вообще отдельно. Что это должен быть фанский клуб — со своими сайтом, журналом, какими-то оформленными в стилистке популярных сюжетов закутками и витринами, где кроме книг — встречи с авторами, старые зарубежные журнальчики, игры, фигурки персонажей и черти в ступе?

— Сейчас все стало сложнее... изменилось отношение со стороны молодежи к фантастике. Раньше фантастика все равно считалась...

— ...интеллектуальной литературой?

— Да нет, мне кажется, это в советские времена она считалась интеллектуальной. А потом, с началом 90-х, когда на рынок хлынул поток западной фантастики, где 90% — это шлак, мне кажется, эти воды захлестнули людей, и фантастика сейчас считается «низким жанром». Это постепенно происходило, начиная с 2000.

А по поводу специализированных магазинов — это не секрет: есть в Англии, например, «Forbidden Planet» — шикарный, огромный книжный гипермаркет, который продает исключительно фантастику, фэнтези и все, что с этим связано. У них не продаются ни детективы, ни женские романы, но зато есть комиксы, фигурки и полный ассортимент англоязычной фантастики, — огромный выбор.

У них целый этаж только фантастики, где можно купить книжки с автографом Пратчетта, и чего там только нельзя купить: есть и футболки, и плакаты, и флаги, и игрушки-погремушки — всё есть. Встречи читателей с авторами там проходят. Очень хорошо себя чувствует этот магазин, кстати, — просто великолепно!

Твой магазин похож?

— Очень хотелось бы верить, что похож, но, конечно, ни объемом, ни ассортиментом «рядом не лежал».

Ты берешь чужие книжки?

— В магазины — да. Я не беру в интернет-магазин, потому что там специальная публика, а в розничный магазин — конечно, беру. У меня там и комиксы, и манга, и не только нашего издательства: все, что достойно, все берем. И «АСТ», и «Эксмо», и мелких издателей, и фигурки, и постеры к фильмам... Тебе надо просто заехать туда: он открылся.

А сколько человек может у тебя поместиться?

— У нас была встреча трех издательств с библиотеками города, человек 40 – 60 – 80 помещается спокойно. Мы привозили авторов по Вархаммеру, мы привозили Петера Фехервари в Россию — у нас магазин еле вместил желающих: но их было явно сильно больше, чем 100.

Я бы послушала какую-нибудь лекцию — у тебя, вроде, были? Или только планировались?

— Да, мы планировали лекции по Вархаммеру, по книжкам, по комиксам... Но как только все это мы запланировали, произошёл ковид — и все эти планы смыло в унитаз!

Жаль. Страшно жаль.

— Ну, вот так вот.

[август 2020]
Социальный плакат от
Социальный плакат от "Подписных Изданий" / художник: Алиса Юфа

События

09.10.2020
Вышла в свет книга Игоря Черкасского — сборник «легенд для книжных детей», проиллюстрированная картинами художника Светланы Корниловой. ИД «Городец»
27.09.2020
Обзор публикаций и деятельности Музея за время карантина, электронная альтернатива очередного тома «Книги Сокровищ» — для друзей Музея, которым важно быть в курсе новостей Книжной галактики. ​​​​​​​
15.07.2020
Первая церемония награждения ДИПЛОМОМ за избранный творческий проект среди библиотек.
11.07.2020
Музей уникальных вещиц разыскивает автографы для своей коллекции
17.05.2020
Музей уникальных вещиц примет в дар любую БУКВУ для именного указателя - навигатора по Музею.
Охрана интеллектуальной собственности: Украина, Болгария, ЕС
Охрана интеллектуальной собственности: Украина, Болгария, ЕС