10 сложных случаев русского языка, или О разнице между Редактором и Корректором

Меня часто спрашивают, «Аня, в чем разница? Корректор, редактор — разве это не одно и то же?» — и, в общем, тут действительно есть о чем поразмышлять.

В роли Редактора: Аня Амасова
В роли Корректора: филолог Мария Воронкова (ТГУ)
Фрагменты текста: из рукописи писателя В. Сертакова
На илл.: подходящий случаю мемчик из инета

Корректор — аудит по правилам, редактор — аудит по смыслу. Литературный редактор отвечает за итоговые картинки, которые увидят в головах читатели; за то, как читатель услышит речь — автора и персонажей... Нередко корректор и редактор видят один и тот же текст совершенно по-разному. И «в ответе» у них получается разное. В идеале, конечно, правила приводятся к смыслу, не наоборот.

Но корректор и редактор — это, определенно, два разных типа мышления. Когда я пытаюсь это сформулировать, у меня получается, разница — в резкости наведенного на текст микроскопа. В некотором смещении «фокуса». (И если вы «корректор-редактор» — вам надо обладать обеими «линзами», уметь подставлять одну и другую.)

Сегодня мы с моей помощницей — корректором Марией Воронковой — попытаемся вам показать отличия на 10 интересных и сложных практических случаях русского языка в современном художественном тексте, когда варианты корректора и редактора диаметрально противоположны. И посмотрим на текст через обе «линзы».

1. Деепричастие / не деепричастие?

Маша смеется: «Пора переписывать правило про деепричастия!»

Собственно, как уже много говорили, правилами определено: деепричастие обособляется запятыми всегда. Одиночное оно или в обороте, справа или слева от существительного — обособляется со всех сторон. Однако (говорится в тех же правилах) существуют обстоятельства, когда деепричастие выступает не в своей роли — наречия. И уже в этом случае — не обособляется, нет.

Сложновато применить на практике, не будучи автором текста, вы не находите?

Я полезла в «учебники» и вижу, что объяснения путаные, помнить определения деепричастий и наречий сложно, уловить логически смысловую разницу — еще сложнее. Возможно, именно поэтому правила для продвинутых филологов гласят: «деепричастия обособляются всегда, но если автор хочет не обособлять — не обособляются»... Шикарно!

Ну серьезно: чем реально отличается одно и то же слово (словосчетание) в роли деепричастия, «выражающего добавочное действие», от наречия, «определяющего признак действия»? Но все-таки это можно объяснить. И мы с Марией попытаемся.

«Я трясся в толпе и[?] непрерывно сглатывая[?] слушал ту, другую песню.»

Корректор: видит здесь деепричастный оборот — ставит две запятые.
Редактор: видит здесь наречие — убирает две запятые.

Разница чисто физиологическая. В случае «с запятыми» действительно появляется добавочное действие сглатывания — мы (и читатель) просто начинаем более физиологично ощущать, практически слышать, как герой глотает слюну... Потому что запятые — это всегда акцент. Наше внимание застревает на этом месте, глаз выделяет это выражение, определяя деепричастием, действием! Что получается? На взгляд редактора: «Бр-р-р!»

Если мы не выделяем оборот, оставляя его наречием, такого «физиологического эффекта» в воображении не происходит. Мы как бы сознательно не выделяем оборот, не даем глазу (и мозгу) зацепиться — и деепричастие превращается у нас в ненавязчивый «признак действия», в наречие.

Наверное, если говорить в этом случае о правилах, то я бы сказала, ошибка их в том, что они предполагают, будто деепричастия и наречия существуют сами по себе, а человеку предлагается лишь «распознать их»... в то время как это Роль Человека — назначать слова деепричастиями или наречиями в зависимости от авторского Замысла.

Давайте еще один пример, для закрепления материала:

«...и[?] стоя у входа[?] А. заметила»

Корректор: деепричастный оборот — плюс две запятые.
Редактор: не надо запятых.

98 процентов читателей разделят видение про плюс две запятые. Хотя никаких запятых здесь, конечно, не надо, по той же причине: акцент не на действии, а на признаке. В случае деепричастия мы четко видим стояющую перед входом героиню, именно в этот момент замечающую... как если бы у нее не было варианта заметить где бы то ни было еще! Стоя сбоку, например, она бы уже не... Что (как ясно из контекста) неправда.

2. «Правило обособленных сомнений»

Вот какого правила точно не хватает в русском языке: правила обособления сомнений!

Во-первых, сомнения могут быть выражены союзом «или». Что у нас существует в правилах на счет «или»? Вкратце: в роли соединительного союза не ставится запятая, в роли уточняющего (разделительного) союза — как, например, часто бывает в заголовках — в начале оборота (перед «или») обособляется запятой. Но вот вам пример:

«Метрах в двух с половиной от пола, над головами, от одной стены к другой, тянулись три жестких струны[?] или троса.»

Корректор: запятая не ставится, нет правила.
Редактор: да, правила нет, но запятая необходима.

Дело в том, что это точно не аналог союза «и», не предлагаемый выбор. Хотя и не уточнение. Сомнение! — вот это что. Герой не может определиться, как правильно описать то, что он видел. Примерно равно по значению: «то ли струны, то ли тросы». И вот для выражения этого сомнения запятая нам все-таки необходима.

Во-вторых, сомнения могут быть выражены союзом «то есть». И тогда встает вопрос: а не нужна ли запятая после союза?

«– Мы все сделали, как ты сказала... то есть[?] сказал...»

Корректор: убрать запятую после союза.
Редактор: поставить запятую после союза.

Дело в том, что это снова не уточнение. Герой монолога и во втором случае по-прежнему сомневается на счет пола говорившего. И поэтому именно здесь — это вводный оборот, с запинкой, с запятой. Сложно сказать, как могло бы выглядеть такое правило. «Обособляется запятыми с двух сторон союз "то есть" в роли запинки, вводного слова, означающего сомнения, продолжение этого сомнения...»? Наверное, снова — на уровне допустимого «авторского» («редакторского») знака — только этим людям известно, сомневается герой или нет.

3. «Правило контекста»

Иногда пытаться логически разъяснить разницу между равно обоснованными (равно возможными) случаями не выйдет. Но запросто получится показать ее на картинках!

«Но бородатый уже протягивал художнице толстую пачку флаеров с ярким рисунком – два сфинкса, между которыми пристань[?] и тысячная толпа ждет посадки, а еще подплывают вереницей тонкие лодки с косыми парусами.»

Корректор: нет запятой (перечисление).
Редактор: есть запятая (дополнение).

Если у нас нет запятой и это перечисление — что нарисовано на флаере? По бокам флаера — два сфинкса, между которыми — пристань, на пристани (между сфинксами) — многотысячная толпа... Ну ок, почему бы нет? (На самом деле, «почему бы нет» — мы узнаем дальше.)

Если запятая есть, на флаере у нас другая картинка: в центре — два небольших сфинкса, между которыми — пристань, основное же место на флаере занимает набережная, на которой — толпа и, на среднем плане, подплывающие корабли. (В первом случае, честно говоря, мне эти корабли на маленький флаер и впихнуть-то некуда.)

Немножко разные картинки получаются, заметили? Но почему нам надо отдать предпочтение версии редактора?

Вот тут немножко о «правилах контекста». Предложения же не существуют сами по себе, отдельно, верно? Они вписаны в какой-то текст, который — о чем? В нашем случае — о вполне реально существующем месте в городе Санкт-Петебрурге. И «уместить» многотысячную толпу на крохотной пристани между двух сфинксов, где, в пределе, разместится человек двадцать, у вас никак не получится...

4. Две основы или однородные члены предложения?

В русском языке нередко сложно грамматически разобрать предложение, потому что, в целом, и так может быть верно, и так. 

«И оттуда все видно[?] и сразу понятно, где на самом деле ад.»

Корректор: без запятой (однородные сказуемые в простом предложении)
Редактор: с запятой (два простых предложения)

Корректор считает, что это сложносоставное предложение состоит из главного предложения с двумя однородными сказуемыми, соединенными союзом «и» (не надо запятой), и придаточного предложения (имеющего отношение к главному предложению целиком, т.е. к обоим сказуемым).  В этом случае у нас получается смысл, что «оттуда все видно и оттуда сразу понятно».

В редакторской версии сложносоставное предложение состоит из трех грамматических основ. Где у нас есть два равнозначных простых предложения («видно», «понятно»), соединенные союзом «и» ( надо запятую), и подчиненное предложение, имееющее отношение только ко второму сказуемому-основе. То есть в этом случае «Где на самом деле ад» имеет отношение только к «понятно». А увидеть, где ад, к счастью, пока еще невозможно...

То есть от запятой (ее наличия или отсутствия) у нас меняется конструкция предложения, а от смены конструкции — смещается смысл.

5. К чему имеют отношение частица или союз?

Обособление или необособление частиц и союзов также нередко относится именно к вопросу конструкции предложения (и смыслу). Впрочем, иногда он смещается не так, чтобы второй был напрочь лишен права на существование:

«– Зачем мне единорог? – А. почти собралась засмеяться, но смех ее неприятно сгустился в трахее. – Тем более[?] что белый мне не положен, я не девица, – добавила она.»

Корректор: мне все же кажется, что «тем более» относится к «белый мне не положен», а «я не девица» - пояснение, почему не положен. Запятая не нужна.
Редактор: «Тем более» относится к «я не девица». [Тем более я не девица] (главное), (что белый мне не положен) (придаточное). Запятая нужна.

Собственно, оба варианта имеют право на существование. В идеале — исключительно автору решать, что он (его персонаж) имел в виду. А поэтому максимально уместным здесь будет именно «авторский знак» («авторский отсутствующий знак»).

Во втором примере мы попробуем найти, к чему относится союз «но»:

«Художница намеревалась возразить, что слепец не сумеет верно
смешать краски. Но[?] удержав нелепые слова, присела рядом и спросила лишь об оплате.»

Корректор: мне виделись запятые, так как деепричастный оборот.
Редактор: у меня «но» имеет отношение к деепричастному обороту. Это вытекает из предыдущего предложения: хотела возразить, но удержала.

Если выделить оборот запятыми, оставив «но» до запятой, по смыслу получится: «хотела возразить, но присела рядом и сказала». И это снова не будет ошибкой, но вы же понимаете, что суть не в этом: противопоставления, задаваемым союзом «но», между «хотеть возразить» и «сесть и спросить», значительно меньше, чем между «хотеть возразить» и «сдержать возражения».

А значит, снова предложения нельзя читать без окружающего его текста. И в сложных случаях мы сменяем резкость с разбора предложения на разбор абзаца целиком.

6. Обособление или нет?

Некоторые случаи обособления запятыми в русском языке вообще исключительно интуитивны. Потому что  смысл настолько микроскопичен, его смещение порядка «нано». Еще веселее, когда ни одно, ни другое (с или без) не будет ошибкой. Сложновато для Мира Правил и Единственнно верных ответов, не находите? Попробуем посмотреть на примеры.

Первый случай:

«Хотя встречались и те, кто возвращался [?] и бродил вдоль панельной девятиэтажки[?] в смутной надежде поймать сладкое безумие.»

Корректор: соединительный союз — не нужны запятые.
Редактор: обособленное дополнение со сказуемым — запятые нужны.

Повторюсь: допустимы оба варианта — в зависимости от микроскопического смысла.

Так в чем же разница? Корректор относит «в надежде поймать сладкое безумие» к двум сказуемым («возвращались и бродили») в совокупности. Редактор видит, что люди возвращались в надежде поймать безумие (а бродили — это уже некое дополнение: кто-то бродил, а кто-то нет; да и среди бредущих были не только те, кто возвращался и надеялся...). То есть с запятой акцент у нас на возвращении. Едва уловимые смещения микроскопических нюансов. (Читатель в случае без запятых вообще видит только, что «бродили в смутной надежде», что вообще неверно.)  И так как за смысл у нас отвечает редактор — ему решать.

Второй случай:

«Мужчина с черными волосами, с черным слепым пуделем на коленях[?] повернул ко мне лицо, укрытое громадными черными очками.»

Корректор: я подумала, что это что-то вроде дополнения, и поставила запятую.
Редактор: у меня чистое перечисление складывается в голове — не надо запятой.

Тут у нас ровно обратная ситуация. Перечисление ощущается по лексическим повторам — черными волосами, черным пуделем, черными очками. Кроме того, запятые, как мы уже неоднократно говорили, усиливают обособленную часть предложения, как бы выделяют ее на общей картинке. И в случае обособления «черный слепой пудель на коленях» становится на этой картине необоснованно четче всех других мазков, которыми автор создает портрет героя. Поэтому — все-таки простое перечисление.

Третий случай:

«Тогда гид заговорил[?] и говорил долго, но никто после не вспомнил, о чем шла речь.»

Корректор: паузу чувствую, но не нахожу объяснения, почему бы нужна запятая, — оставить без запятой.
Редактор: Есть разница между «гид заговорил и говорил» и «гид заговорил, и говорил долго» - не могу найти точного логического объяснения (возможно, сложносочиненное предложение [гид заговорил, [и говорил (он) долго], но никто не помнил...]), но запятую надо поставить.

Да, бывает и так. Опять же: оба варианта допустимы, четких правил на это нет (хотя и можно за уши что-то подтянуть), тот самый необъяснимый случай, когда все просто «слышат» эту запятую — ну вот и не надо ее убирать, раз она там есть. Чтобы ее услышал и читатель.

7. Какой вообще знак препинания?

О выборе знаков препинания. Во многих случаях знаки препинания можно проставить логически, но в большинстве — обосование для знака вовсе не логическое. И эти «интуитивные случаи» тоже входят в разряд сложных и интересных.

«Какое-то время я жаждал убить их обоих[?] пригвоздить спицей прямо сквозь мокрые простыни, остановил меня не страх темницы, а нарастающий зуд в деснах – удлинялись клыки.»

Корректор: хочется более сильного знака, чем запятая. Напрашивается тире.
Редактор: хочется более сильного знака, но учитывая, что уже одно тире в предложении есть, и оно не имеет отношения к первому, может быть, точку с запятой?

Да, кроме логики (тут у нас «сумма значений», здесь у нас «перечисление» и т.д.) знаки препинания выполняют роль распределителя интонации. Как мы уже говорили, знак запятой нередко служит в качестве усиливающего, выделяющего часть предложения знака. Но помимо запятой есть и другие, более сильные, интонационные знаки. Человек, не лишенный музыкального слуха, интуитивно ощущает эти места, где просто запятой — недостаточно. Чаще всего выбор падает на тире (двоеточие в данном случае было бы описанием конкретного способа действия).

Но тут есть нюанс: два тире в предложении также являются способом обособления, выделения части конструкции из предложения. Именно по этой причине читатель может запутаться: а вы тут усилили или что-то выделили? Нам же надо, чтобы в результате чтения читатель как можно меньше сбивался, чтобы он вообще не вынимался из текста! Поэтому должна быть однозначность. Третий «более сильный, чем запятая» знак — это точка с запятой.

8. К какому существительному относится союз?

С правилами союзов, стоящих в начале подчиненного предложения, у нас все просто: для читателя они относятся к последнему (в обратном порядке) слову, к которому подходят по числу и роду. Задача корректора и редактора — проверить, к тому ли слову, совпадает ли. Иногда, оказывается, это не очевидно.

«...она сейчас уйдет, исчезнет, как она уже делала, молниеносно почти сменив настроение – оставляя после себя нежный шлейф запахов, котор[?] мне предстоит питаться.»

Корректор: я беру за основное слово «шлейф», следовательно — которЫМ.
Редактор: основное слово тут «запахи», следовательно — которЫМИ.

Разумеется, с точки зрения чистой грамматики, союзное слово «которым» с равным успехом может иметь отношение и к настоению, и к шлейфу, но... нормальному человеку в обоих случаях непонятно, как можно питаться настроением или, тем более, как можно питаться шлейфом. В то время как «питаться запахами» — понятный образ: герой ходит по квартире, вдыхает ее ароматы, дающие пищу для фантазий...

8. Прямая речь: ошибки ли «стилистические ошибки»?

Прямая речь персонажа в художественном произведении — это вообще отдельная тема раздела литературоведения. Поэтому я обычно прошу корректоров вообще ее никоим образом не трогать. С практической точки зрения вам надо понимать не только автора, но еще и каждого его персонажа в отдельности!

«– Ты снова плакал по твоей Руте?»

(спрашивает женский персонаж у мужского в любовной сцене).

Корректор: заменить на «своей».
Редактор: оставить как есть.

В чем разница? В интонационной окраске, в эмоции персонажа. «По своей Руте» — это мама так спрашивает. Это друг так спросит. Психолог на приеме. В «по твоей Руте» — интонация, речь любящей и ревнующей женщины.

Поэтому: в прямую речь персонажей, если вы не ощущаете их, не способны разделить всю полноту переживаний, эмоций и чувств, лучше вообще не залезать.

Второй пример, уже немного другой:

«– Ты глотаешь пилюлю и ложишься в памперсе в кресло, назначаешь ситтера, кто будет удаленно следить за твоим состоянием, и ныряешь.»

(рассказывает мужской персонаж женскому персонажу в постели.)

Корректор: заменить «кто» на «который».
Редактор: оставить как есть.

В чем смысл? Конечно, с точки зрения грамматики русского языка, "который» в предложении уместен. И если бы речь шла про доклад, редактор бы и слова не сказал. Но...

Вы когда-нибудь слышали, чтобы нормальный человек: не лектор, не диктор, не учитель русского языка — в обычной жизни (покуривая сигарету в постели, например) вдруг сказал про другого человека «который»? Объективно: люди так говорят. Более того, именно «кто» они в разговорной речи употребляют чаще... а диалог в книге — это и есть (в данных обстоятельствах) бытовая разговорная речь.

Вот почему я прошу вас быть осторожными с правками в прямой речи!

9. Ошибки ли «логические ошибки» в художественном произведении?

«Затем она сушит волосы и глядит на меня из отражения, и остается обнаженная даже тогда, когда одетая подходит для прощального чмока.»

Корректор: как обнаженная девушка может быть одетой?
Редактор: запросто.

Вообще-то, действительно запросто: некоторым достаточно воображения. Собственно, именно об этом автор и говорит здесь: он говорит о сексе, который в голове, о ее сексапильности, которую не скрыть никакой одеждой — разве что, только подчеркнуть...

Конечно, если вы корректируете речь президента, которую он произнесет перед сотрудниками завода «Металлург», скорее всего, эту фразу стоило бы изменить, сделать однозначной и прямолинейной, чтобы не ставить слушателей в затруднительное положение — на лету угадывать, в чем тут прикол.

Но мы же занимаемся не политикой, а искусством. И говорим о художественнном тексте, написанном для ориентированных на эстетическое удовольствие — от текста и от подтекста. Кстати, в интеллигентной среде вообще ничто не говорится «в лоб». И уж тем более тема секса требует элегантной завуалированности.

Логические правки в художественном тексте уместны далеко не всегда. Часто за нарушением логики скрываются художественные приемы — метафора, аллегория, гипербола (одним словом — иносказание), — вот это вот все.

10. Ошибки ли «фразеологические ошибки»?

Ну и последнее на сегодня. Из разряда того, что средний учитель русского языка подчеркивает красной волнистой линией и выносит на поля знак Ф, снижая отметку.

«И пахнет от нее Молекулой, которую я подарил, и мои браслеты, и мое имя, зашифрованное в тату, – там, где я высасываю по ночам ее душу, и она несметно хороша... но она не Рута.»

Корректор: «несметно хороша» — лучше «невероятно, невозможно, невыразимо».
Редактор: оставить как есть.

Во-первых, ни невероятно, ни невозможно, ни тем более — невыразимо — не лучше. Для человека, если он писатель, ничего невыразимого нет — на то он и писатель. Что невероятного в ее красоте? Что невозможного, если вот она — вполне возможная?

Во-вторых, здесь это словосочетание — игра слов, создающая единственно точный образ. Перекликаясь с «несметными сокровищами» (а больше-то у нас ничего несметного в литературе и нет), героиня предстает здесь не как одинокий рубин и даже не как бриллиантовое ожерелье, а как полная пещера сокровищ. Персонаж не разделяет ее меркантильно на составляющие части — ямочка, большие глаза, круглая попа или какие-то особые навыки — его дух захватывает от общего, а не от частного. И тем сильнее, я бы даже сказала, «больнее» делается противопоставление: «но она не Рута».

Надеюсь, вы все же чувствуете это.

----------

Некое резюме:

Главная мысль моя, как обычно, заключается в том, что не правила определяют текст и поведение человека, а человек определяет, какие установить тут правила, чтобы обеспечить четкую передачу текста. Что без понимания смысла правила вообще бесполезны. Что на множество случаев найдется два правила, мозг всегда будет определять такие места как ошибки, и тогда вы обречены — на бессмысленную работу: править первое на второе и второе на первое. Что часто и нет никаких «правил вовне», требующих применения по отношению к ряду аналогичных случаев, а есть автор и текст, каждый случай — индивидуальный и частный, в отношении которого мы можем применить то или иное правило (а можем не применять или даже придумать новое), выполняя единственную задачу — облегчить для читателя восприятие текста. Раскрывая всю полноту авторского замысла и литературно-художественного смысла.

[август, 2021]
Новинка издательства «Твой.Текст»
Александр Плоткин. «Сигнал» [роман-гобелен]
Новинка издательства «Твой.Текст»
Александр Плоткин. «Сигнал» [роман-гобелен]

События

21.10.2021
Репортаж с исторической встречи Жителей Театра Марионеток имени Деммени — главного режиссера Эдуарда Гайдая, актрисы Фаины Ивановны Костиной и труппы — с Жителями Библиотеки!
19.10.2021
Рост цен на полиграфические материалы в 2021 году. О реальных размерах инфляции в Книжной Галктике.
30.09.2021
Объявлены результаты конкурса детских поэтов «Лекое перо» на соискание премии Игоря Шевчука. Шорт-лист — 19 поэтов и их произведений из 550 участников и сборников их произведений.
12.09.2021
Музей поздравляет с Днем рождения художницу Катю Бауман
09.09.2021
Правительство выделило почти 2 миллиарда рублей на комплектование библиотек и развитие детских театров в регионах России. Внесены изменения в программу «Развитие культуры»
Приглашаем петербуржцев на презентацию книги
Приглашаем петербуржцев на презентацию книги "Непобедимый. Жизнь и сражения Александра Суворова"