Библиографическая запись: язык и принципы шифрования

Андрей Коротаев

Практическое продолжение статьи «Библиографическое описание: шифровка для Вечности» — речь пойдет о практике составления этой «шифровки» в виде библиографической записи: языке и принципах шифрования. Библиографическая запись может быть «умной» и «неумной», а также «ответственной» и «безответственной». Можно понимать, что делаешь, а можно уподобиться обезьянке, ничего не понимать, но зачем-то делать, — выбор за каждым. Но для тех, кто хотел бы подходить к книгоизданию умно и ответственно (а именно такой подход, как мне кажется, и предполагает истинное книгоиздание), я расскажу про БЗ последовательно и с примерами.

Иллюстрация на обл.: БороДа (Андрей Коротаев)
Текст: Аня Амасова

Введение. Документ

Для начала — документы, на которые я в том числе опираюсь и которые необходимо будет полистать после прочтения этой статьи, если вы собираетесь заниматься «профессиональным книгоизданием». 

________________

ГОСТ 2003. Это не последний из вариантов, но самый внятный, так как был первым, осуществившим переход с одной системы «шифрования» на другую, кроме того, создавался для международного сообщества.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ. БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ: Общие требования и правила составления
// Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу: ГОСТ 7.1 — 2003. — Межгосударственный совет по стандартизации, метрологии и сертификации ; РКП ; РГБ.  — [pdf | 566 Kb].
________________

Внутри есть смешная оговорка про «В Российской Федерации настоящий стандарт не может быть полностью или частично воспроизведен, тиражирован и распространен в качестве официального издания без разрешения Госстандарта России» — можно не обращать внимания: авторское право, к счастью, не распространяется на государственные документы, к примеру, на федеральные законы или отраслевые стандарты. Хотя авторов каждой фразы иногда хотелось бы «знать поименно» — как говаривала моя учительница литературы вслед за Петром Первым: «Дабы дурь каждого видна была». А можно и обратить внимание: не из-за этой ли дури про «нераспространение информации» все началось?..

Потому что последний ГОСТ я вот, к примеру, в принципе не могу найти. Нет, он, конечно, существует на каком-то официальном сайте — в виде постраничных картинок. Но у меня нет ни времени, ни интереса перерывать пятьдесят (или сто) отдельных файлов. [У меня предложение! А давайте категорически и вообще запретим распространять информацию от государственных органов? Ну вот чтобы совсем! А?]

______________

Зато у меня есть «таблица отличий» ГОСТа 2003 от ГОСТа 2018.

ГОСТ Р 7.0.100 — 2018. «БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ. БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЕ ОПИСАНИЕ. Общие требования и правила составления»: [презентация отличий от предыдущего ГОСТа] // [Неизв. ?]. — [pdf | 321 Kb]
______________

В общем, как видим, отличия незначительны — теперь это не межгосударственный стандарт, а исключительно местный — и большей частью отличия касаются именно библиотек и людей, которые вносят данные в базы, хотя пара полезных для издательств моментов тоже есть.

Вообще очень важно, чтобы к каждому документу (или отдельным его параграфам) было написано: «для кого это?» Специалистами каких отраслей должно применяться? В какой их деятельности? [С какой целью написан этот документ?] Как и в аннотации к книгам: читательский адрес и целевое назначение. У нас же, к сожалению, все «лепят» в одну кучу — ну просто потому, что это называется «Стандарты по информационной, библиотечной и издательской деятельности». И всем безразлично, что издателям там большая часть вообще ни к чему.

Да, кстати! Настоящая статья создана для специалистов книгоиздательской отрасли в качестве «курса повышения квалификации» / «расширения кругозора». Целевое назначение: улучшение взаимодействия и коммуникаций между специалистами книгоиздательской и библиотечной деятельности, налаживание информационного обмена. Распространяется свободно. [С благодарностью моим друзьям и неравнодушным библиографам в Ленинградской областной детской библиотеке и в Детской библиотеке им. Каверина, город Псков за помощь при создании этой статьи.]

0. Структура БЗ

Достаточно простую книжную БЗ — библиографическую запись в книжном издании — можно поделить на несколько «областей», которые идут в определенном порядке. Переход от одной области к другой внутри записи обозначает набор  «точка пробел тире», вот так: 

. —

Также для описания книг применяются знаки:

: , ; , / ,, = , [] , () .

[] — в таких кавычка пишется «отсебятина»: то, чего в книге (на обложке, на титуле, на странице выходных сведений) нет. Разные ваши пояснения и примечания.

Как меня учили в СПбГУКИ (без учета терминов нового ГОСТа — просто потому, что не суть важно, как это «называется в программе», а важно просто понять структуру):

1. Область автора
2. Область авторского знака
3. Область названия
4. / Сведения об ответственности (о создателях)
5. . — Область сведений об издании
6. . — Область выходных данных
7. . — Область физических данных (объемы и размеры)
8. . — (Область серии) 
9. . — [Область примечаний]
10. Сведения о государственной регистрации (ISBN)

Если чего-то из этого нет — пропускаем.

Теперь по-порядку:

1. Область автора

В начале мы пишем фамилию и имя автора (или автора и соавтора) — ту фамилию (те фамилии), под которыми это будет храниться в библиотечной картотеке и на полке. Обычно: один. Реже: два. Почему? Как правило, библиотека комплектуется одни-двумя экземплярами, следовательно, книга не может стоять одновременно в десяти местах, даже если авторов в книге десять. Выбранное для Области автора «имя» — это, условно, «место физического хранения на полке». Для электронной записи тоже нет необходимости именно здесь указывать больше — все остальные имена укажутся в сведениях об ответственности.

Сейчас эта строчка записи выглядит так (примеры):

Караев, Николай
или
Ватьян, Армен Макичович

2. Область авторского знака

В начале следующей строки (условно — «на полях», то есть вне пределов поля для основного текста библиографической записи) — ставим «авторский знак». Он должен сразу бросаться в глаза, потому что — повторяем пройденный материал — это физическое место книги на полке. [Подробнее об авторском знаке — см. предыдущую статью.]

Примеры:

К21
В21

3. Область названия

Тут мне очень хочется прямо вот жирно и отдельно рассказать о том, как безответственность редакторов издательств, предпочтение тактики перед стратегией, убила библиотечное комплектование. Есть в наших краях такая штука, как «переиздание» — в другой серии, в другом издательстве, в новом переводе. И нередко при повторном издании меняется название, а то и — имя автора.

Что это значит для библиотечного комплектования? А то, что я, как человек непосвященный, но распределяющий бюджетные/меценатские средства на комплектование своей библиотеки (и вы понимаете, что я не могу прочесть «все книги на свете»), откуда, к примеру, могу узнать, что:

роман Аллы Казанцевой «Улица разбитых надежд, или Отдам в хорошие руки женщину с ребёнком», изданный в «АСТ», «Астрель-СПб»
это то же самое, что и
роман Арины Лариной «Пышка с характером», выпущенный в «ЭКСМО»?

Я вам скажу: даже для самого автора это не очевидно и надо сильно покопаться в книжном шкафу, чтобы хотя бы вспомнить.

Бывает, что название меняется в связи с новым переводом. Иногда в этих названиях при переизданиях путаются даже сотрудники издательств. Я (как библиотекарь) вот как должна об этом узнать? Путем ночного озарения?

Или, наоборот, предполагается, я не должна об этом знать, и мне рекомендуется потратить деньги на комплектование библиотеки книгой, которая у меня уже есть?..

Для этих случаев в БО используется знак «=».

Брэдбери, Рей
Париж всегда будет с нами [= У нас всегда будет Париж]

, так, к примеру, может выглядеть запись, когда наконец-то поставят правильное название к новому переводу сборника.

Еще один момент: существование книги на нескольких языках. Я не лингвист — я библиотекарь. Максимум, если я окончила филфак, я знаю три языка. Их же, однако, намного больше. И мне бы очень хотелось, если вы выпускаете книгу на нескольких языках, — с целью ее применения в своей деятельности — знать, в каком еще начертании она существует. Тоже через знак «=».

С именами-псевдонимами сложнее. В библиотеках это описывается как (См. также: ...) Возможно, запись могла бы выглядеть так:

Ларина, Арина [См.: Казанцева, Алла; Гурина, Ирина]

Вслед за этим мы пишем расшифровку: что это такое... Это может быть роман, повесть, сценарий, сборник рассказов, стихов или статей, путеводитель и т. д. — то, что поможет людям понять, нужно ли им это.

Плохой пример:

Караев Н. Трилистники. — СПб.: Группа компаний «АУРАИНФО & ГРУППА МИД», 2020. — 352 с.

Неудачное описание заглавия. Вообще не понятно, что это. В сочетании с 352 страницами — вероятно, роман? Как библиотекарь — я куда поставлю эту книгу? Как читатель: заинтересует ли она меня, как посетителя научной библиотеки (УДК 82.09 - «Литературоведение, литературная критика»)?

Ответственный подход:

Караев, Николай
Трилистники : [сб. критич. статей и лекций] / Н. Караев ; сост.: В. Владимирский. — Санкт-Петербург : Группа компаний «АУРАИНФО & ГРУППА МИД», 2020. — 352 с. — («Лезвие бритвы»). — [С предисл. Дмитрия Быкова].

Как мы помним, в квадратных скобках мы пишем все, что не написано на обложке или, к примеру, титуле. То есть без скобок это писалось бы, если бы на обложке так и было написано: «Трилистник», а где-то внизу — приписка: «Сборник критических статей и лекций»

Да! И вот тут как бы не только Николай Караев важен: Вечности и Литературоведению наравне с автором статей, к примеру, предельно важно, что составитель этого сборника не абы кто, а именно ведущий специалист в фантастике Вася Владимирский. А еще, что предисловие к нему написано весьма известным уже Вечности писателем Дмитрием Быковым (потому что когда-нибудь кто-нибудь, в свою очередь, будет составлять сборник предисловий Дмитрия Быкова — к гадалке не ходи).

4. Сведения об ответственности

Да, все верно: через косую черту « / » мы перечисляем всех тех, чьи имена важны для издания. В алфавите. Соавторов. Художников-иллюстраторов. Переводчиков. Составителя. Научного редактора. Всех тех, чьи имена важны с точки зрения Культуры, Истории и Вечности.

Плохой пример:

Соя А. Про художника Фому : сказка. — Санкт-Петербург : Лорета , 2020. — 32 с. : ил.

Что такое Соя А.? Название? Что означает «сказка»? Почему меня как библиотекаря должно заинтересовать это издание? Чьи "ил."? Какие они? Сколько их? Зачем отбивать запятую?..

Более правильно:

Соя, Антон
Про художника Фому : [рассказ] / А. Соя; ил.: А. Аринушкин. — СПб. : Лорета, 2020. — 32 с. ; [Х цв.] ил.

Почему я меняю сказку на рассказ и ставлю в скобки? Во-первых, нигде — ни на обложке, ни на титуле — это не написано (квадратные скобки). Во-вторых, «сказка» как жанр — это немного такое «ретро»: ну там, Шарль Перро, например, или — «русская народная сказка». Или вот еще: игры Гофмана и Андерсена так назывались. В данном случае, относительно современной литературы и БО, уместнее говорить о форме произведения, а не о весьма условной жанровой принадлежности.

Почему важно добавить художника? Потому что участие Андрея в этой книге никак не меньше, чем Антона. Потому что мне (как библиографу) это дает понимание, с чьими именно иллюстрациями эта книга. Я могу не знать Антона Сою (прости, Антон! Я-то, конечно, знаю, — я не совсем про себя), но могу очень интересоваться творчеством Андрея Аринушкина (кстати, так и есть).

Грубо говоря, когда я в недалеком будущем подойду к «идеальной вычислительной машинке», в которую вбиты данные библиографических записей, и впишу в поисковую строку имя всемирно известного французского художника «Андрей Аринушкин», мне бы хотелось, чтобы эта машинка выдала мне список, в котором есть эта книга. По описанию, которое составлено сейчас, этого не произойдет.

Собственно, именно по этой причине я добавила в скобочках [Х], где хотелось бы увидеть количество иллюстраций. Оно интересно с двух точек зрения. С точки зрения «изучения творчества художника» (и разыскиваемых картин, например), и с точки зрения «насколько сильно проиллюстрирована эта книга». Да, может так статься, что я — сельский библиотекарь, с ограниченным бюджетом, в поисках «основательно проиллюстрированных книг» для своих деток. И, хотелось бы, цветных, а не черно-белых.

А вот писать имена «всех подряд» — художника обложки, редактора серии, корректора и т. д. в библиографии не принято. Им отведены другие места. Место имени художника обложки или художника использованной для обложки картины, равно как и имя дизайнера обложки: вверху страницы; редактора серии и корректора — на странице «выпускных (выходных) сведений».

Вот идеальный «неудачный пример» на разбор:

П78 Про котят, котов и кошек: Сб. / Ред.-сост.: Екатерина Серебрякова,
Филипп Крисантес Бастиан. — Москва: Издательство АСТ, 2020. — 128 с.:
ил. — (Маленькие сказки на ночь).

Лист оборота титула книги полностью [pdf]

Раз. Что такое «Сб.»? Сборник  — чего? Учитывая, что в сведениях об ответственности — не «автор», а редактор. Баек, стихов, анекдотов?

Два. Вы уверены, что трижды повторенные в книге имена Кати и Филиппа — это именно те имена, которые интересны с точки зрения Литературоведения, Искусствоведения, Истории? Нисколько не умаля ни деятельность Екатерины, ни деятельность Филиппа — хотя уместнее говорить не о составителях, а о некой ред. коллегии: далее — в алфавите фамилий (сначала — Филипп) + [и др.], — но сами авторы и художники сборника — где? А Катя Матюшкина — не интересна, нет?

История в чем: этот сборник (на самом деле — рассказов) представляет собой собрание начинающих авторов и начинающих иллюстраторов (многие из которых — довольно известные художники), а также к этому подключилась известная писательница и звезда — Катя Матюшкина.

Что было бы правильно сделать с точки зрения «библиографической записи», созданной не на отвали, а для библиотечной системы?

Раз. Дописать, что это «сб. рассказов». Или даже вот так: [рассказы о животных]. 

Два. Вынести Катю Матюшкину в качестве главного автора в область автора (тем паче, что она есть и на обложке), авторский знак тоже поставить по Кате Матюшкиной (намного чаще люди ищут Матюшкину, чем слово «Про»). Остальных — указать обязательно, на выбор: в сведениях об ответственности / в области примечаний / в аннотации (в алфавите) / двумя списками (авторов и художников) под аннотацией.

Более правильное, как мне видится, описание:

Матюшкина, Катя

М35 Про котят, котов и кошек : [сборник рассказов] / К. Матюшкина [и др.] ; ил.: Художник 1, Художник 2, Художник 3 [и др.] ; редколлегия: Ф. Бастиан [и др.]. — Москва ; Санкт-Петербург : АСТ ; редакция Астрель-СПб, 2020. — 128 с. : ил.

5. Сведения об издании

О, тут прямо вот куча вопросов почему-то возникает... Хотя относительно большинства книг все очень просто.

На что я наткнулась и с чего началось:

в довольно свежей переводной книге, про которую я слышала (!), что суммарный тираж ее около 10 000 экземпляров, от издательства «КомпасГид» читаю в БЗ: «3-е изд. ; стереотип.»

И тут со мной случается когнитивный диссонанс. Отчаянно пытаясь понять сформулированную мысль, кое-как «перевожу»: «издавно давно, находится, скорее всего, в отделе редких книг, издательство сделало с него фотокопии и публикует в сооветствии с оригиналом, но между ними кто-то еще издавал». Что на самом деле совсем не так.

Адресую вопрос издательству. Мне отвечают, что 3-е издание — это порядковый номер тиража... О как! А кроме того, при внесении изменений в очередной тираж, все равно же пишется следующий порядковый номер издания... (Тогда при чем тут, даже в вашем понимании, «стереотип.»? — то есть, «опубликованное без изменений», хочется мне спросить? Как это соотносится с внесенными «испр.»?)

Давайте разбираться!

Откинем все эти «редкости», вроде «стереотипного издания» (сиречь — репринта) и другие тонкости: что означает порядковый номер издания? Это означает, что это то же самое издание, но в него были внесены какие-то изменения. Далее, после номера издания, объясняется, в чем отличие.

Например, вы дописали пару глав, снабдили предисловием, примечаниями, иллюстрациями, афишей, портретом, фотографиями и т.д.. Чаще всего это именно так, и пишется: «2-е изд.: испр. и доп.». А в области примечаний — указывается, чем именно и в каком количестве вы это дополнили или снабдили.

Мелкие и незаметные исправления орфографии и пунктуации — они для Вечности, для Информации, для Истории не несут никакого значения. С практической точки зрения, ваши записи относительно второго, третьего и так далее издания должны давать библиотекам понимание: чем конкретно это издание отличается от предыдущего? Стоит ли мне тратить деньги (бюджета, меценатов, личные) на приобретение в библиотеку именно этого издания (в дополнение или взамен предыдущего).

И ни в коем случае это не порядковый номер тиража! Все дополнительные тиражи печатаются без внесения информации в библиографическую запись — вообще не интересно с точки зрения Библиотеки, если там ничего нового. (Хотя сам размер тиража важную информацию для библиотек несет: насколько редка эта книга, стоит ли вообще за ней гоняться или она будет в каждом фонде?)

Информация о том, что это «дополнительный тираж» (можно, и хорошо бы — с указанием порядкового номера дополнительного тиража) публикуется опять же в выпускных сведениях, там же, где размер тиража и типография. Но это уже про другое. В качестве перспективного будущего, где Россия — интересный и ответственный участник международных отношений с книгоиздателями всего мира — возможно, эта информация может указываться в области примечаний: [тираж, порядковый номер тиража, суммарный тираж].

Кстати! Кто-то же ответственен и за внесенные изменения! И мы также можем добавить здесь сведения об ответственности (как обычно, через «слэш». Например, 2-е изд. / Перераб.: такого-то.

6. Область выходных данных

Обычно это единственная область, которая не вызывает никаких затруднений, кроме пунктуационных.

СПб. : Лорета , 2019.

Эта отскочившая запятая выглядит для читающего человека пугающе, но проблема именно в ГОСТах — логику коллег я вполне понимаю: если встречаются двоеточия с пробелами, значит, все знаки должны быть с проблемами. Но на самом деле нет.

С последовательностью все обычно справляются, хотя бывают и исключения.

Вот из недавнего:
Ер., 2020г. Антарес.

Значит, что должно быть.

Порядок:
Место издания : Издающая организация, год публикации (только цифры).

Обращайте внимание на понимание другими людьми. 

Да, для некоторых городов сокращения приняты. [По новому ГОСТу все пишется без сокращений, но по одной причине — у них там, в этой «базе данных» все города «забиты» полностью. Вторая: видимо, никто не собирается возвращать нам печатные информирующие издания. Но для каталожных карточек, все равно создаваемых вручную и имеющих ограниченное пространство, люди будут писать СПб, а не Санкт-Петербург, что бы ни творили составители машинописных ГОСТов.]

То есть вы по-прежнему пишете «М.» вместо «Москва» и «СПб.» вместо «Санкт-Петербург», то это всем понятные обозначения. А что такое «Ер.»? Что за обозначение, город какой: Ершов, Ермак, Ермолино?.. А! Ереван! Только вот опять: «я откуда об этом знаю?»

Кстати! Мест издания может быть и несколько. Например, если это «совместное издание», выпущенное организациями, находящимися в разных городах. Их указывают через точку с запятой. Москва ; Санкт-Петербург или Питер ; Paris. Также для отдельных изданий вернее указывать не город, а страну.

Издающая организация. Тут тоже хотелось бы, конечно, каких-то подробностей. Хотя составители ГОСТа считают, что подробности (включая кавычки) излишни. Но, мне кажется, они не очень хорошо представляют себе наши сложные издательские структуры и взаимоотношения. Поэтому я бы лично хотела, чтобы указывались для сложносоставных — и группа компаний, и издательство, и если редакция — то также и редакция. Потому что довольно сложно сейчас догадаться, чем отличаются друг от друга все эти «Э», «Эксмо», «Эксмо-пресс», «Л», «Лабиринт», «Лабиринт-пресс». Принцип организации — как и у места  издания: это последовательность.

Кроме того, издающими организациями являются не только издательства. Также это могут быть Фонды, Музеи, Учебные учреждения, Общественные организации, группа товарищей, типография, частный предприниматель и физическое лицо без образования юр.лица. И вот эти сведения — очень важны для библиотек! ГОСТ рекомендует не указывать слово «издательство» только у издательств — всем остальным надо писать, кто они такие и чем занимаются.

Издательства и отдельные их редакции — это тоже важно. Я бы советовала группам компаний все же писать не только «головной офис»: качество книг в разных редакциях сильно отличаются друг от друга. В том числе и по издательству (и по редакции) библиотекари принимают решение, стоит ли обращать на издание внимание.

Пример:

Москва ; Санкт-Петербург : АСТ ; Редакция «Астрель-СПб», 2020.

Ничего сложного. Просто включаем мозг.

Правильно:
Ереван : Антарес, 2020.

[На самом деле, можно ничего не писать. Вообще нигде. Библиотекарей учат описывать самые разные вещицы. В том числе те — в которых нет ничего, кроме названия. Все на свете можно описать. Но иногда так хочется найти книжку, изданную в Ереване! Или книжку, выпущенную, непременно издательством «Лорета»... Или самую первую книжку с иллюстрациями любимого художника... И вот тут издательства могут как помочь библиотекам, так и сильно затруднить их работу. Затрудняетесь — уж лучше вообще «ничего не пишите»! Но и не стоит надеяться, что библиотеки станут у вас что-либо покупать. У них этих «просто книжек» — от пола до потолка!]

7. Область физических данных

Здесь, понятно, указываются страницы. В страницах. Также здесь могут быть указаны сведения об иллюстрациях: что они, в принципе, есть. Что они цветные. Что их — столько-то. (Об этом было выше.)

Что в книгу, к примеру, включены таблицы, или карты, или флешка, или какой-то игровой элемент, вроде «32 карт. на 3 л.», или диск, или звуковые файлы...

Кроме того, здесь можно указывать размеры: книги, иллюстраций, карт, длительность звуковых файлов...

Но! Это не самоцель. То есть нет задачи описать и перечислить. Скорее, мы говорим снова и снова об уникальности издания. То есть, вот примеры. Если это обычная книга — нет никакого смысла писать ее формат. Если это альбом или в ней раскрывающиеся иллюстрации — смысл есть. Если вы используете все то же изображение А. С. Пушкина, которое есть почти в каждом издании, то указывать, что оно включено в книгу — смысла нет. Если вы заморочились и заказали художнику новый портрет А. С. Пушкина, а потом опубликовали в книге — есть смысл.

8. Область серии

Есть книги, которые интересно иметь в своей коллекции по сериям. Серии позволяют делать вывод о качестве, структуре и наполнении издания. Многие библиотеки собирают именно серии. А также — многие читатели ищут издание именно в этой серии. Например:

Наука. — (Литературные памятники)
или:
Акварель. — (Серия «Художники кисти»)
или:
А. Сидорович. — (Полное собрание сочинений Аркадия и Бориса Стругацких в 33-х томах / сост.: группа «Людены»)

Придумывая эту графу как обязательный элемент библиографической записи, библиотекари и программисты предполагали, что это какой-то уникальный элемент. Им и в голову не могло прийти, что каждое второе издательство будет иметь в своем составе серию «Лучшие детские книжки», или «Книжка с картинками», или даже «Иллюстрированный путеводитель для детей и родителей».

Резюме по «области серии»: если ваша серия что-то означает для мира — пишем. Если просто ерунда какая-то — лучше не надо. Вообще «хороший тон» сначала «пробивать» серию на существование и не «тырить» чужое: потому что это оно у вас ничего не значит, кроме способа организации в прайсе, а у других людей что-то да означает. 

9. Область примечаний

Это вот вообще вам карты в руки: есть, где разгуляться. Если, конечно, понимаешь, что делаешь. Если вы видите, что ваше издание может быть использовано «с научными и исследовательскими целями» — например, сотрудниками Музеев, литературоведами, посетителями профильных научных библиотек, студенческих библиотек и т.д., — вы можете в этих «дополнительных сведениях» указать важную для них информацию.

О сопровождении книги дополнениями — предисловиями, послесловиями, фотографиями, эскизами, автографами, дополнительными титульными листами, библиографическими или иными списками, разнообразными указателями и каталогами [на стр. 00-00]. О том, к каким известным компаниям или общественным организациям имеет отношение эта книга. О тех Персонах, чьим биографиям она посвящена. О годах — исторических периодах, которые охватывает. О местах и упоминаемых территориях, если это краеведческая литература, например... 

При этом необходимо помнить, что подробное описание — еще раз! — не самоцель. Это — всего лишь способ организации информации, рассказ об уникальности и составе книге. Вы должны в каждом конкретном случае понимать: стоит ли указывать — страницы, количество, цветность, года, персоны, организации и т. д. Надо ли? Зачем? Пригодится ли это? Или можно обойтись? Что важно, а что не важно?

При этом «важно» рассматривается немножко свысока и во «фьюечер континьонс» — Future Continuous (Future Progressive)  — «длительное будущее время».

9. Область ISBN

________________

Рассказывала ранее: «Что такое ISBN?»
________________

10. Аннотация

Аннотация — это обязательный элемент библиографической записи. Призванный в краткой (!) форме рассказать суть дела. Это именно краткая информация. А не отпечатанное петитом полотенце.

Я в тысячный раз прокричу «вникуда», но аннотация не пишется «для массового (читай — простого и невзыскательного) читателя». Аннотация не пишется для «девочки в Лабиринте, которая переписывает ее в карточку». Аннотация — это краткая информация для библиотекаря, который является хранителем и распределителем книг.

Что ему важно? В зависимости от читательского назначения и вида библиотеки — разное. Как правило, это сведения об авторе, о художнике, об особенностях книги и ее наполнении, об уникальности подготовки издания (новый перевод, молодые современные авторы, победители конкурса, впервые опубликованное...), а также — в конце: читательский адрес и целевое назначение.

Читательский адрес необходим в условиях, когда библиотекарь принимает решения о комплектовании фонда, когда библиотекарь принимает решения о выдаче или рекомендации книги. Когда библиотекарь принимает решение о том, в какую часть библиотеки поставить ваше издание: в детскую, взрослую, научно-популярную, научную. Вы же не думаете, что каждый библиотекарь обязан прочесть все книги, которые поступают (могли бы поступать) к ним в фонд?

Аннотация должна отвечать на вопрос:

Какую именно историческую, культурную, научную ценность это издание несет, из-за чего его важно сохранить для Вечности? 

Да, эту информацию мало кто умеет «подать» так, чтобы она одновременно и «удовлетворяла» нуждам библиотек, и интриговала читателей (хотя это и не означает, что это невозможно). 

Но все же, если верить, что библиотечную систему России «похоронили» не навсегда, а только на время («безвременье»), и надо бы как-то возвращаться... то стоит подумать о том, чтобы писать аннотации для тех, кому они и предназначены, — специалистам. Все остальное — на задник обложки, в рекламный буклет, в торговый релиз.

Заключение
Кто должен и может писать БО?
Библиотеки или издательства?

Конечно, библиотекарь-библиограф, квалифицированный и практикующий специалист, получивший профильное образование и знающий свою систему изнутри, предположительно, напишет такую штуку более грамотно. Но ведь издательский сотрудник знает о книге, структуре, создателях, наполнении значительно больше. К тому же есть нюансы: библиотекарь-библиограф смотрит на книгу со своей стороны (как бы он описывал ее уже «внутри» своей библиотеки и для своей базы данных), а издатель/редактор смотрит со своей, нередко — чуть более широкой «площадки на колокольне». Как тут быть?

Как вы уже поняли, для того, чтобы верно составить «библиографическую запись», недостаточно посмотреть на название — необходимо внимательно изучить содержание книги, быть знакомым с предысторией — переводов, создания, структуры, целевого назначения, изданий, уникальных материалов, — и провести аналитико-синтетическую обработку документа.

Так что, как ни крути, а это задача и зона ответственности издательств. Но, я думаю, совместно с консультантом на стороне библиотеки. (Это я все продолжаю описывать «идеальные миры».) Для «своих баз данных» библиотекари сами все правильно напишут. 

Из существующей практики, насколько мне известно, библиотеки оказывают услуги по составлению библиографических записей. Стоимость такой услуги в Российской Национальной Библиотеке — согласно прейскуранту, 10 рублей. Почему квалифицированный интеллектуальный труд живущего в Петербурге специалиста с высшим образованием (время на изучение документа + составление описания, в среднем — от пятнадцати минут или даже получаса, если наискосок) оценивается директором РНБ именно в 10 рублей — одному богу, известно. (Например, в регионах одна минута набора и расшифровки текста — 15 рублей.)

Проблема «обращение за помощью к специалисту» на уровне хваленых «электрических технологий», увы, на сегодняшний день никак не решена. Как и в 90-е, надо прийти «ногами», подняться на пятый этаж, заплатить 50% аванса (5 рублей — ?), подождать трое суток... Я честно зарегистрировалась в инфоцентре РНБ (время регистрации — сутки, «логин—пароль», что позволяет мне сделать вывод о сильно устаревших технологиях), но проверять «как это работает» — не стала. Я издатель/автор/маркетолог/продажник/редактор — у меня много знакомых библиотекарей, которые в случае необходимости придут мне на помощь. (Спасибо, друзья!)

Подозреваю, так на самом деле у всех. Так что из ситуации есть практический выход. Ничто (кроме выдуманных препятствий) не мешает редактору обращаться за помощью к знакомому библиотекарю-библиографу, поддерживая — на условиях дружбы или договоренности — либо саму библиотеку [книгами], либо лично библиографа [шоколадом, книжками, при необходимости — вообще не зазорно «деньгами»].

Плохая новость: далеко не каждый библиотекарь — библиограф. Библиография — национальная, международная — довольно уникальная область, которой толково занимаются люди, имеющие не только образование и опыт, но и склонный к аналитике и синтезу склад ума. Тот, что сначала разбирает объект до элементов и атомов, а потом — структурирует и упорядочивает, «пересобирая» их заново.

Хорошая новость: детские книги, художественная литература, книжный нон-фикшн — довольно просты в описаниях.

И так, в симбиозе «редактор + библиограф», составлять грамотную для Вечности шифровку, которая не позволит изданию и его создателям затеряться, исчезнуть, умереть. Потому что если сегодня никто не помнит, для чего нужны книги, то это не означает, что завтра будет то же самое. Даже если это «завтра» придет через сто лет. Бессмертными станут только те, кого смогут найти в этой «общей могиле» под названием «книжный рынок», с установленным сверху памятником «о, дивный новый цифровой мир».

Для тех, кто забыл, напоминаю: книга — это вечная жизнь.

[сентябрь, 2020]
Социальный плакат от
Социальный плакат от "Подписных Изданий" / художник: Алиса Юфа

События

09.10.2020
Вышла в свет книга Игоря Черкасского — сборник «легенд для книжных детей», проиллюстрированная картинами художника Светланы Корниловой. ИД «Городец»
27.09.2020
Обзор публикаций и деятельности Музея за время карантина, электронная альтернатива очередного тома «Книги Сокровищ» — для друзей Музея, которым важно быть в курсе новостей Книжной галактики. ​​​​​​​
15.07.2020
Первая церемония награждения ДИПЛОМОМ за избранный творческий проект среди библиотек.
11.07.2020
Музей уникальных вещиц разыскивает автографы для своей коллекции
17.05.2020
Музей уникальных вещиц примет в дар любую БУКВУ для именного указателя - навигатора по Музею.
Охрана интеллектуальной собственности: Украина, Болгария, ЕС
Охрана интеллектуальной собственности: Украина, Болгария, ЕС