«Куда корабль плывет?..», или Слово о Главном Редакторе

Текст: Аня Амасова
Фотографии: Ник Григорьев, Каппадокия, 01.01.2020
Илл. Виктора Запаренко из книги «Капитан Джен»

Как уже написала чуть раньше моя коллега, Ира Копылова, «главный редактор — это капитан корабля, который прокладывает курс». Именно он определяет редакционную политику, давая всем знать: «Куда мы вообще плывем». Так же в его ведении разъяснить членам экипажа, зевакам и папарацци: «Что мы делаем?», «Кому это надо?» и «Зачем плывем?». И наконец, сформулировать главное: «Какова цель нашего совместного путешествия?»

«Что мы делаем?»

Частая проблема начинающих лидеров — определить принцип формирования редакционного портфеля. Сначала это нечто хаотичное и разрозненное или выраженное так, что, в общем-то, непонятно, чем этот корабль отличается от другого, уже известного всем корабля. Рассмотрим популярные ответы (только учтем, что они «неправильные»).

«Мы будем издавать лучшие книги!»

Смешной и наивный ответ. Но я слышу его от людей в таких издательствах (и в таком возрасте), от которых совсем этого не ждешь.

Во-первых, все вокруг издают «лучшие книги». Никто не ходит и не пишет лозунгом над своими дверями: «Мы будем издавать плохие книги!» Все издают лучшее — как они себе это «лучшее» представляют, исходя из своих возможностей и ресурсов: интеллектуальных, производственных, материальных, путей распространения и просто сил.

Во-вторых, представление о прекрасном и важном дают семья, друзья, образование, экзистенциальный опыт. У всех все разное. Что конкретно лучшее для вас?

В-третьих, ну чем, чем эти книги будут «лучшЕе» остальных? Как тут вообще (что — с чем?) можно сравнить? Книжки-картонки для малышей — с популярной энциклопедией? Иллюстрированную классику — с фэнтези, путеводители — с раскраской?.. Книги, которые продаются в музеях и театрах больших городов, — с книгами, которые продаются рядом с мясным отделом в единственном на городок или село гипермаркете? Чем что-то одно может быть лучше другого?

«Мы найдем тему, которая пойдет»

Очень расплывчато. Не бывает «темы, которая пойдет», особенно в книгах. Гарантировано «пойти» может то, что сейчас на слуху. Но сроки подготовки книжного издания таковы, что за время, пока вы его сделаете, на слуху будет что-то совсем другое. Или «срок жизни» вашей книги — не Вечность, как должно было быть. Газета «на злобу дня» под видом книги (выпускали и такое).

В большинстве случаев «тема» не идет сама. Ее надо раскачивать, кормить, холить и лелеить, а также продвигать. Это как раз задача вашего окружения: сделать так, чтобы она «научилась ходить».

«Мы будем издавать книги на темы, на которые никто не издает»

Вот-вот. А почему? Почему не издает-то? Скорее всего, чтобы что-то создать на эту тему, требуются неадекватные усилия и еще более неадекватные (ожидаемому результату) финансовые вложения. Супер-специалисты, которых не сыщешь. Каналы распространения, которых нет. Взаимоотношения с организациями, которые «не готовы к отношениям».  

Вообще в обычной жизни маловероятно, что существуют какие-то темы, на которые никто не издавал книг. Например, одних только «книг про космос» у нас сейчас существует более 160 наименований! Есть среди этого что-то, заслуживающее пристального внимания детей? Меньше, чем пальцев на одной руке. Однако наличие 160 наименований является достаточным основанием, чтобы считать, что эта ниша полностью занята и делать там абсолютно нечего.

Я думаю, для специалиста речь идет не столько о темах, сколько о:

- потребности в переосмыслении темы;
- об обновлении устаревших данных, дополнение сведений;
- о новой, более подходящей современному читателю, форме подачи;
- об использовании новых возможностей современной полиграфии;
- о появлении нового автора/художника/специалиста, способного по-новому раскрыть тему;
- о пересмотре целевой группы, для которой изначально она предназначена;
и т. д.

Именно потому, что главный редактор определяет направление и цели, мне не близка идея, когда он вынужден работать исходя из решений, принимаемых менеджером по продажам. Серьезно, я встречаю руководителей и главных редакторов, которые сначала спрашивают разрешения у отдела сбыта, и те отвечают: «К сожалению, на наш взгляд, на рынке в настоящий момент переизбыток книг, посвященных этой теме.». Я считаю, что это здорово тормозит нам прогресс, если не отрицает саму возможность прогресса.

В моем «идеальном мире», конечно, наоборот: система распространения строится под главного редактора. Потому что именно он понимает, чем конкретно эта вещь отличается от всех, и способен сформировать «библиотеку нового мира». Хотя суть, как обычно, в том, что книги и распространение книг — взаимозависимые вещи: бессмысленно издавать книги, для которых не существует (или невозможно построить) системы, через которую она найдет своих читателей.

«А что там вообще у других хорошо продается?»

Тоже не вариант. Если оно у кого-то продается, значит, оно уже существует, кто-то решает эту задачу и вам туда просто не надо. (Если только у вас нет принципиально нового и более эффективного решения.)

Если вы представите себе книгоиздательский процесс страны не как набор разрозненных издательств или, как писали в старых книжках, «конкурентов», а как единую корпорацию со множеством самостоятельных отделов, общими задачами и ресурсами, вам будет легче это понять.

Вот вы пришли в корпорацию и стали что-то делать, и это — плохо скопированные успешные идеи соседнего отдела. Долго ли вы в ней протянете? Будут ли испытывать к вам симпатию коллеги? Да даже ваши собственные — не станут ли над вами смеяться?

Был эпизод, когда серия путеводителей моего издательства удачно распространялась через торговую сеть одного более крупного издательства. Это было взаимовыгодное и интересное сотрудничество, которым все были долго довольны. И вдруг я получаю письмо от представителей торговой сети (де факто — сотрудников этого издательства): «Анечка, вы только посмотрите, что наши сделали!» А там — верно: такие же по названиям и даже форме путеводители. С рекламным анонсом вроде «Впервые в жизни! Иллюстрированные путеводители для детей и родителей». Да ладно? Впервые?! Пять лет уж как продаем... Уже все соседние «отделы» сделали свои оригинальные версии. И вдруг.

«Смешно и глупо! — написали мне сотрудники того издательства. — А главное, мы теперь вынуждены отказаться от ваших путеводителей, потому что мы их сеть... А нам ваши больше нравились!»

Я привела этот пример, чтобы показать: и внутренние сотрудники могут оказаться не на вашей стороне. Даже если сама ситуация — в рамках правил книжного мира: маленькие издательства дают креатив, раскручивают новые темы и авторов, крупные издательства «перехватывают», когда появляется хорошая статистика продаж. 

И это нормально, если при этом маленькое издательство идет вперед. Оно как бы выполняет функции экспериментального отдела, эдакого безумца-первопроходца. Отдела, задача которого так и стоит: открывать новые темы, новые каналы распространения, новые звезды, новые формы книжной жизни... и, проведя эксперимент, который можно назвать успешным, «запустить» его на всю Галактику. Тут, в общем-то, нет никаких «обид»: экспериментаторам быстро становится скучно. То, что «наконец-то все полюбили и пошло в народ (в упрощенной версии)», кажется позавчерашним днем и вызывает желание все переделать. Да и вырученные средства хочется не вкладывать в доп. тираж, а прокутить на новый эксперимент.

Очень приятно было посотрудничать с издательством «Clever», которое взялось апгрейдить и издать именно наш путеводитель по Москве, узнав, что мы не собираемся его допечатывать. Мы сделали это соизданием, а все расчеты были книгами. Здорово, когда твои шедевры приходятся по душе коллегам, и они готовы их «повторить», но в собственном, улучшенном, оформлении.

Также в рамках одной корпорации вы вряд ли будете списывать проект с черновика коллеги из соседнего отдела (особенно если коллега — профи, а вы — начинающий специалист) и презентовать его на одной вечеринке с коллегой.

А это — ровно обратный предыдущему эпизод, из-за которого Маргарита, фордевиндовский ведущий редактор, пролила немало слез. Просто утопила издательство в слезах, если честно. Потому что на создание энциклопедии, неудачный аналог которой ее расстроил, Марго потратила два года. И это действительно был очень сложный и серьезный проект. И когда в одну неделю выходит две энциклопедии с одинаковыми названиями, в одинаковых форматах, более того — с попыткой скопировать структуру (неудачной) и практически идентичным оглавлением (но далеко не содержанием), но только «слабая копия» — в два раза дешевле в продаже (разумеется), это действительно обидно. В основном, за читателя.

Конечно, это и нам перебило начало продаж, потому что обычные читатели не понимают разницы. Для них мы все — единый «росиздат», и из двух книг с одинаковым оглавлением они выбирают ту, что дешевле (по крайней мере, в интернете). Но если бы в это же время, в ту же неделю, вышел другой проект на ту же тему, отличающийся названиемдополняющий и расширяющий, это могло бы стать стратегией для маркетинга — продаж и пиара.

Например, с Виталием Родиным, директором «Молодой Мамы», у нас есть книги на общую тему: балет. Его книга — на маленьких деток и младшую школу, фордевиндовская — на среднюю и старшую. При этом и я, и он работаем в направлении решения потребностей творческих детей, увлекающихся балетом, а значит, выходим на балетные школы. И вот эта разница в целевой аудитории по возрастам позволяет нам предлагать книги вместе, что облегчает задачу, увеличивает общее количество каналов продаж и снижает затраты.

Еще один пример, но снова неудачный, с «Фотографией для детей и подростков» — учебным пособием, подготовленным совместно с фотошколой. И тоже огромная работа, которая заняла около года — с адаптацией лекционного материала и количеством участников более 40 человек. Однако к выходу книги, одномоментно, появилось переводное издание «Фотография для детей», даже близко не стоявшее рядом по качеству, смыслу и наполнению, но снова — с аналогичным названием и в два раза дешевле.

Это тут случай, который показывает, что подход «О, новая тема! Давайте быстренько купим какое-нибудь старье на западе и сделаем для сегмента "бедные люди"» — дело-то вовсе не в теме, не только в ней! — лишает читателей возможности получить нужную книгу, а мир — детей, увлеченных фотографией. (Вот здесь я исправила эту ситуацию навсегда: книга «Фотография для детей и подростков» в свободном доступе.) Потому что тяп-ляп-тематический подход способен только убить желание увлекаться предметом. Сейчас отделы продаж мне пишут, что интерес к книгам о фотографии заметно упал, я этому не удивляюсь. А вы? 

Но если вы придумаете что-то новенькое, увидите то, за что до вас никто не брался, или хотя бы переосмыслите то, за что берутся другие, придумаете оригинальную идею воплощения и выведете в свет, попутно создав новую аудиторию или новые каналы продаж — уж будьте уверены, вас обязательно заметят. И — ура! — подхватят! И совместными усилиями, когда каждый работает на свою аудиторию и находит свое, отличное от других, уникальное решение для одной проблемы, за весьма короткий срок (три-пять-семь лет) вы выведите тему в топ.

«Завидую белой завистью. МОЛОДЦЫ. Поздравляю нас всех с началом. Эх, я так сам хотел такие делать )))» — комментарий Вадима Мещерякова, один из первых к первому же фордевинскому путеводителю на Лабиринте. И это было очень приятно!  

Понимание того факта, что «пространство полок общее» (Миранда Надарейшвили, ТК «Амадеос»), что «у всех у нас ОДНИ И ТЕ ЖЕ каналы» (Ольга Дворнякова, «Настя и Никита»), что книг становится больше, а возможностей у людей купить книгу — меньше (все в один голос; «Лучше меньше, да лучше!», Александра Литвина, «Пешком в историю»), должно приводить к очень осмысленному подходу при формировании редакционного портфеля. В идеале, это формирование должно быть согласованным процессом. Чтобы «издательские отделы» не мешали друг другу, снижая оборачиваемость продаж, а наоборот, могли поддержать осмысленно составленным планом.

«Мы будем делать то, на что дадут денег»

Это вообще не позиция главного редактора. Капитан тут явно кто-то другой.

По моему опыту, хорошо реализовать (в смысле — создать, сотворить) можно только то, что взаправду тебя волнует. Что ты понимаешь и умеешь решать. В этом мире дырок полно: куда ни глянь — всюду дыры. Вы можете затыкать и чужие, но имейте в виду, что запихать туда придется свою жизнь, жизни своих сотрудников и близких. Приложить уйму сил, талантов и средств. Если тема не вызывает в вас отклика, ее проблематика — не ясна, и цель — всего лишь взять «деньги, которые дают», то мы получаем громкие пиар-истории отвратительных по исполнению книг.

Так, в моей жизни встречалась книжка, создание которой заказал один банк, совершенно верно ощущавший, что в мире существует потребность в детском издании, посвященном финансовой грамотности. В итоге получилась галиматья, скорее уж — о финансовой безграмотности (что-то вроде «если девочка захотела туфли, она может взять в банке кредит» и «чтобы приумножить свои накопления, надо положить их в банк под проценты»), как противоречащая моральным нормам культурного человека, так и поражающая неадекватностью «примеров». Особенно впечатлил меня в существующих реалиях пример, что чем выше зарплата, тем ответственнее и важнее для общества работа человека. Кроме того, на первых страницах небольшой детской книжки разъяснялось, что «рубль — это денежная единица нашей страны»,  а на последних — излагались тезисы из рекламных материалов по ипотеке, в полном соответствии с терминологией юридических документов.

В общем, это такая промежуточная, на мой взгляд, история. С одной стороны, ухудшающая вышеозначенную проблему (с переизбытком книг вообще, и в частности — подготовленных вне интересов и контроля главного редактора). А с другой — плавно подводящая к важнейшим вопросам, ответы на которые формулирует Главный Редактор. Первый:

«Кому все это надо?»

Перефразирую: для кого? Ради кого мы все тут вкалываем, как будто перестань мы это делать, мир сразу остановится и рухнет? [Не волнуйтесь: не рухнет — не перестанем.] Ради кого мы это делаем? Для думающего творческого человека это важно. Жизнь одна, и хочется прожить ее со смыслом, а не ради возможности оплачивать коммунальные услуги или чтобы кто-то купил себе новую машинку.

«Ради читателя!» — воскликнет сообразительный студент. И будет на десять процентов прав, но я сохраню интригу и расскажу сначала пару легенд.

Легенда первая. О массовом читателе

На рубеже XX—XXI веков всерьез обсуждалось такое явление, как «массовый читатель». Запрос был на книги для него. Считалось, что это соответстует «экономической теории»: чем больше круг потенциальных покупателей — тем прибыльней бизнес. Однако эта теория, на мой взгляд, доказала свою несостоятельность, ударив кризисом книжного рынка во второй половине 10-х годов этого века.

Массовый читатель, кроме своей неопределенной размытости, непредставимости и неисчислимости, к тому же предстает глазам высокомерного общества в виде человека глупого и бедного. Имеет ли под собой смысл работа (время жизни множества талантливых людей) на абстрактную «глупую и бедную» аудиторию, чьи гипотетические ожидания и не менее гипотетические интересы могли бы влиять на политику издательства?  Пожалуй, нет.

Помимо этого, «бедный» — не равно «глупый». На всякий случай напомню, у кого, как правило, самый низкий доход:

...библиотекари, учителя, вузовские преподаватели гуманитарных наук и многие их выпускники, медики, социальные работники, волонтеры, рядовые чиновники — сотрудники нижнего звена различных ведомств, ученые, писатели...
...малыши, дети-детсадовцы и дети-сидящие-с-бабушкой, школьники и дети-на-домашнем-обучении, учащиеся колледжей и студенты, а также творческие дети, которые не смогли сдать ЕГЭ и не поступили в ВУЗ, или поступили, но бросили, потому что ВУЗ оказался глупым и скучным...
...пенсионеры (бабушки и дедушки), инвалиды, жители дотационных регионов, сельские жители, наши эмигранты и их дети, не менее наши мигранты и их дети тоже, многодетные матери, истинные философы...

Надеюсь, из этого фрагмента списка понятно, что это как раз та публика, которая и является «читателем книг». Более того — которой книги нужны как воздух, но которая живет за гранью возможности их купить. И это точно неглупая аудитория! Публика, которая выбирает книгу не исключительно по критерию «цена». (Хотя и цена, конечно, важна.)

В то же время какой-нибудь — условно — шахтер-работяга или водитель троллейбуса, во-первых, и зарабатывает неплохо, во-вторых, значительно меньше нуждается в чтении книг, если вообще читает. (Ни в коем случае не говорю, что не читают совсем! Я даже знаю людей, которые специально идут в личные водители или ночные охранники исключительно ради возможности читать постоянно.)

«Массовый читатель» — это обман. Его не существует. Он — «сферический конь в вакууме», про которого нам ничего неизвестно — каковы его надежды и чаянья, повседневные нужды и образ мысли.

Вместо этого коня существуют вполне определенные группы людей, которые (посмотрев под опеделенным углом) мы можем рассматривать как некие общности. Например, дети, которые вырастут и окажутся в мире «через десять лет»; дети, которые мечтают вырасти продюссерами/кинорежиссерами/мультипликаторами/журналистами/министрами, дети и взрослые, которые мечтают путешествовать... — вот их мы вполне в состоянии себе представить вместе с потребностями. А при правильной организации, так и вполне «собрать» живого жеребца («Все мы, деточка,  немного лошади. Каждый из нас по своему лошадь.»).

Легенда вторая. Об удовлетворении запросов читателей

«Спрос рождает предложение». Я миллион раз слышала эту фразу, и это действительно цитата из заповедей экономики, но — черти! — выдранная из контекста. Когда мне сообщают «спрос рождает предложение» в том смысле, что «люди просят дешевой фигни — вот я и даю им дешевую фигню», я понимаю, что человек ни одного учебника по экономике не читал.

Суть в том, что вовсе не люди (читатели) формируют «спрос»: они и понятия не имеют, что бы им почитать и как оно выглядит. Читатели что-то «спрашивают» в рамках уже существующего, предполагаемого, знакомого (хотя иногда и бывают светлые идеи), и даже не догадываются о своих истинных желаниях (или что им вообще чего-то не хватает). Фраза в учебнике экономики означала другое: сначала мы должны изучить людей и понять их проблемы, потом  сформировать спрос (т.е. придумать удобное решение) и лишь затем стоит делать предложение. Не наоборот!

Это значит, что вы через общение и изучение находите неудовлетворенную (и даже неосознаваемую) потребность. Грубо говоря — дыру. И делаете так, чтобы люди а) осознали необходимость эту дыру заткнуть, б) пришли в восторг от затыкания дыры предложенным вами способом.

(При этом, конечно, необходимо, чтобы у них были средства иметь возможность помогать вам решать их проблемы. Те, кто полагает, что можно родить какой-то внятный производственный процесс и «поднять экономику» среди людей, не располагающих средствами, тоже не читали учебник по экономике. Не было в их детстве даже малюсенькой книжки, рассказывающей о том, как устроена экономика в разных типах обществ.)

«Так КТО ЖЕ ЭТИ ЛЮДИ, ради которых мы тут работаем?»

На самом деле:

ЭТИ ЛЮДИ — сегодняшние читатели,
ЭТИ ЛЮДИ — дети читателей, которые будут жить в другом мире, воспитанные родителями, читающими сегодня наши книги,
ЭТИ ЛЮДИ — читатели через сто лет, которые будут искать ответы на свои вопросы и найдут их, как водится, в книгах, которые в детстве читали дедушки и бабушки,
ЭТИ ЛЮДИ — те, кого мы публикуем, кому помогаем высказаться, кого считаем важным и нужным привести к читателям — сегодняшним; возможно, будущим; а может, и к тем, кто будет жить через сотни лет,
ЭТИ ЛЮДИ — мы сами, наделенные уникальными способностями, которые должны применить.

«Зачем плывем?»

Второй вопрос для формирования редакционного портфеля (и оповещениях всех, кто на борту): «Зачем плывем?»

Это ответы главного редактора на такие вопросы, как:
- какие проблемы общества требуют постановки задач?
(Для периодического издательства: текущие проблемы; для книжного издательства: уже осознаваемые сегодняшние и те, которые возникнут у общества будущего);
- каким образом мы собираемся их решать?

Несколько примеров (взяты только «уникальные направления»; конечно, обычно деятельность издательства шире).

ИДМ (Издательство Димы Мещерякова)
долгое время в одном лице и главного редактора, и руководителя (в т.ч. финансового)

Проблема: отсутствие качественных репринтных изданий, что означает (при отсутствии решений) потерю для общества будущего весомого культурного пласта изданий дореволюционного и советского периода.
Решение: отбор наиболее значимых и значительных книг, высокое качество подготовки издания, отличное полиграфическое исполнение при сохранении средне-низкой цены в продаже.
Общественная и социальная значимость: сохарнение культурного наследия прошлых лет, сохранение классических традиций и культуры книги, историческая преемственность в книгоиздании.
Люди (целевая аудитория): ностальгирующие взрослые.
Люди (кого поддерживаем): работа с наследниками.

Пешком в историю (Издательство Кати Каширской)
одно время и главный редактор, и руководитель (в т.ч. финансовый), в 2012 году пост главного редактора приняла Александра Литвина

Проблема: отсутствие качественной научно-популярной литературы, интересной современным детям и семьям из культурных, образованных семей, отсутствие систематической работы по передаче знаний от ведущих преподавателей юному поколению, что приведет к известному результату, если смотреть в некой не столь и отдаленной перспективе.
Решение: использовать психологический и семейный опыт для вовлечения детей в чтение, поиск и отбор важных тем (история, наука, техника, медицина, природа, общество и т.д.), создание отечественных изданий — поиск и отбор преподавателей, а также, с 2014 года, поиск и отбор уже существующих книг за рубежом и их перевод.
Общественная и социальная значимость: обеспечение передачи современных знаний новому поколению, рождение интереса к качественной информации, популяризация научных знаний.
Люди (целевая аудитория): продвинутые родители с детьми, с доходом выше среднего (в основном, Москва).
Люди (кого поддерживаем): отечественные преподаватели, современные молодые художники, талантливые популяризаторы, а также зарубежные талантливые популяризаторы наук.

Настя и Никита (Главный редактор — Алина Дальская)

Проблема, а также общественная и социальная значимость: то же, что и «Пешком в историю», но для тех, кто хотел бы быть знакомым с темой, без глубокого в нее погружения, и ищет издание поэкономичней. 
Решение: книги в мягкой обложке максимальным объемом 24 страницы. Выбор более узких тем: например, один герой или одно место в городе и т. д.
Люди (целевая аудитория): та же ЦА, что и у «Пешком в историю»
Люди (кого поддерживаем): исключительно поиск и  поддержка отечественных авторов-популяризаторов (частично пересекается с «Пешком в историю»).

Clever (издательство Александра Альперовича)
Главный редактор — Елена Измайлова

Проблема: отсутствие книжной культуры в жизни крох, книги бабушек и дедушек «проигрывают» по привлекательности гаджетам молодых родителей (которые нередко и сами уже выросли вне книжной культуры), из-за чего с двухлетнего возраста дети становятся «пользователями экранов». Это приводит к появлению новых поколений, которые «не приучены» к книгам, не понимают, зачем они нужны, и не считают книги «современным явлением».
Решение: ультра-современные и в крайней степени неожиданные по оформлению книги-игрушки, книги-развивающие пособия, книжки со всевозможными активностями (раскрась, найди, покажи) на фоне популярных фактов о науке. Они однозначно дают понять, что книга — это супер-современно, книга — развитие и интеллект. Издания разработаны с помощью психологов, создают чувство легкости и радости от контактного взаимодействия, а потому привлекательны и для малышек, и для молодых родителей
Социальная значимость: инновационная поддержка культуры детского чтения, профилактика компьютерной зависимости у детей
Люди (целевая аудитория): молодое поколение «продвинутых» родителей
Люди (кого поддерживаем): «мировые авторы и художники со всего света» *

* - цитата с сайта издательства.

Торговая Компания «Амадеос» и типография Т8
Руководитель и идеолог направления: Миранда Надарейшвили

Проблема: отсутствие энциклопедий и красивых классических изданий по доступной цене в регионах.
Решение: поиск недостающего материала и его переиздание с распространением во всех точках продаж, включая сети гипермаркетов, Работа с сетями дает возможность печатать большие тиражи. Экономия на процессах (переделка готового макета дешевле процесса создания книги, собственная типография компании и логистика сетей) вкупе с политикой ценообразования в сетях позволяет делать книги доступными для людей с ограниченными финансовыми возможностями. (Тут есть свои разного рода особенности: не любые издания возможно привести к необходимым унифицированным форматам, например, но схема рабочая.)
Общественная и социальная значимость: вовлечение людей, далеких от столиц и от книжных магазинов, в культурный контекст, создание у них ощущения причастности, хотя бы частичное решение проблемы с отсутствием книжных магазинов и книжной логистики внутри страны, обеспечение доступности книги для людей с низким уровнем дохода.
Люди (целевая аудитория): люди с низким доходом, люди в регионах.
Люди (кого поддерживаем): другие издатели.

Я помню, как мы сидели с Сергеем Зуевым, соучредителем «Фордевинда», летом 2009 года в кафе и рисовали на листе наш будущий дом-корабль. Вот отсек с увлекательными путеводителями для путешественников с детьми. А вот — учебные пособия для детей, увлеченных техническим творчеством. Здесь — современная наша приключенческая (увлекательная и очень иллюстрированная) литература для младших школьников. Книги по профориентации.

Проблема для самого первого детского путеводителя по Санкт-Петербургу стояла так: дети с окраин города (да, собственно, и родители) могут ни разу не побывать в историческом центре. Могут вообще не знать о существовании таких мест как «Эрмитаж», «Мариинский театр», «Летний сад», «Петропавловская крепость» или — тем более — Заячий остров...

Думаете, я преувеличиваю? Нисколько. Однажды мне довелось выбрать себе школу на окраине города. 
— А давайте сходим всем классом в Эрмитаж? — предложил кто-то.
— А  где это?
Моя школьная подруга, с которой мы вместе ходили во Дворец Творчества Юных на курсы литературных экскурсоводов, также присутствовала при «историческом вопросе». Анна выросла в учителя литературы и русского языка, а также преподавателя такого предмета, как Петербурговедение. От нее я узнала, что проблема с нашего детства не решилась — она усугубилась. И что не существует даже учебного пособия по предмету... Да и что может сделать в рамках школьного курса педагог? Слайды показывать?

Проблему осознавала вся команда: ведущий редактор, составитель, литературный редактор, дизайнеры, фотографы, консультанты... Решение задачи? Вы знаете: путеводитель. Путеводитель по собственному городу — с уймой иллюстраций, красивых фотографий, а главное — увлекательных заданий. Ведь если у тебя есть путеводитель, просто странно не отправиться в путешествие...

«Какова цель нашего путешествия?»

Если бы я рисовала схему, как Главный Редактор принимает решение о формировании редакционного портфеля, я бы нарисовала вокруг него очень густо и плотно:

- проблемы, стоящие перед обществом, которые интересны лично ему;
- авторов, художников и просто людей, предлагающих свои решения разнообразных проблем;
- [в голове у него — знания, чем занимаются другие издательства];
- круг специалистов, друзей, консультантов со всей их спецификой, характерами, увлечениями, хобби, особенностями;
- большой/маленький/очень маленький кошелечек с деньгами (собственных/друзей/руководителя);
- разнообразные целевые группы читателей;
- видимые и перспективные возможности по распространению.

* Кроме этого надо не забыть (если деньги на экспедицию не свои [т. е. если главный редактор не является единоличным владельцем издательства, финансирующим деятельность «из своего кармана»]), что результат похода должен соответствовать также целям тех, кто снаряжает корабль, оплачивает путевые расходы.

И вот Главный Редактор, учитывая все эти составляющие во взаимодействии (а тут взаимодействует буквально все со всем), берет в уме БОЛЬШОЙ РЕДАКТОРСКИЙ КРАСНО-СИНИЙ КАРАНДАШ и очерчивает магический круг, куда входят только ЧАСТЬ проблем и задач, авторов и художников, специалистов, читательских групп, путей распространения. И ВЕСЬ кошелечек. Смотрит на попавшие в круг проблемы и варианты решений задач и говорит специалистам/друзьям/консультантам/авторам/художникам:

«Чтобы общество могло избежать этих проблем, нам надо катить мир ТУДА!»

А потом снова берет карандаш и отчерчивает только тех, кто «катит мир» в избранном направлении. И вся команда (за исключением неверящих и несогласных) отправляется в экспедицию! 

Уф, по-моему, так.)))

-----------------------

Ну и в заключение: экспонат из коллекции Музея, «прощальный подарок "Фордевинда"», — короткометражный художественно-исследовательский фильм о многообразии существующих книжных планет. О том, как по одним только внешности и взгляду можно узнать членов Тайного Книжного Клуба, этого Малого Книжного Войска нерушимого Книжного Союза… 

Книжный Салон, или Фильм о Настоящей Книжной любви

Создано по заказу издательства «Фордевинд» в 2018 году
Путешественник между мирами: Аня Амасова.
Видеография: Дмитрий Комаров.
Художник по костюму: Natali Leskova.
[зима, 2020]

 

 

Социальный плакат от
Социальный плакат от "Подписных Изданий" / художник: Алиса Юфа

События

09.10.2020
Вышла в свет книга Игоря Черкасского — сборник «легенд для книжных детей», проиллюстрированная картинами художника Светланы Корниловой. ИД «Городец»
27.09.2020
Обзор публикаций и деятельности Музея за время карантина, электронная альтернатива очередного тома «Книги Сокровищ» — для друзей Музея, которым важно быть в курсе новостей Книжной галактики. ​​​​​​​
15.07.2020
Первая церемония награждения ДИПЛОМОМ за избранный творческий проект среди библиотек.
11.07.2020
Музей уникальных вещиц разыскивает автографы для своей коллекции
17.05.2020
Музей уникальных вещиц примет в дар любую БУКВУ для именного указателя - навигатора по Музею.
Охрана интеллектуальной собственности: Украина, Болгария, ЕС
Охрана интеллектуальной собственности: Украина, Болгария, ЕС