Техническая редакция: магия и волшебство (и немного о добре и зле)

Текст: Аня Амасова
Подписи к иллюстрациям — по тексту

Содержание главы: Волшебники-невидимки. — Выбор формата. — Разметка макета. — Выбор шрифта. — Управление текстом. — Создание книг для детей. — Резюме.

Волшебники-невидимки

Кто в издательстве сидит за дверью с вывеской «Техническая редакция»? Как ни странно, в эту дверь могут входить совершенно разные люди, в том числе с названиями профессий, мало соотносящимися в голове со словом «технический»: например, дизайнер или арт-директор. Еще интереснее, что людей там может быть много: наборщик, верстальщики и дизайнеры, художник, специалист по сканированию и фотографированию изображений (и их обработке), технический редактор и корректор, начальник технического отдела. А может быть всего один, соединяющий в себе всех (скорее всего, он главный дизайнер или начальник технического отдела).

В современном мире многие из них (наборщики, верстальщики, художники, дизайнеры) редко приходят в издательство как на работу: они могут работать из дома (по всему миру) с разными издательствами. Если, конечно, смогут туда попасть и быть приняты как профессионалы.

Знания о «технической редакции» по нынешним временам необходимы всем: не только тех.реду или верстальщику, но также художнику, редактору, юристу, программисту и автору. Вообще любому человеку, который мыслит себя профессионалом книжного дела или просто создает печатный текст или графику и, подустав от шизофреничного хаоса, хотел бы нести в этот мир красоту и гармонию, а кроме них — удобство восприятия и чтения.

Чем они занимаются? Техническая редакция в издательстве — это именно те люди, которые создают макет. При этом они следят, чтобы в процессе были соблюдены все технические требования, проверяют материалы на соответствие, а также готовят файлы к печати и отправляют их в типографию.

-------------
Итоговая задача технической редакции — создать МАКЕТ книги. Которая одновременно:
 
- представляет собой физический объект, состоящий из бумаги, картона, нитей, красок и клея, лака или тиснения, ленточки-закладки, суперобложки и т.д. (подробнее было здесь);
- является набором из блока, обложки и, нередко, форзаца;
- имеет размеры, объем, цветность, количество полос;
- собрана из текстов и иллюстраций: картин или рисунков, фотографий, а также разнообразных графических объектов;
- включает в себя, кроме страниц основного текста, ряд технических элементов, как то: авантитул, контртитул, титул, оборот титула, шмуцтитулы, оглавление/содержание, рекламные полосы, форзацы и обороты, а также саму обложку;
- и если посмотреть глубже на текст: он состоит из заголовков, эпиграфов, посвящений, аннотации, выходных сведений, основного текста, дополнительных текстов, сносок, выносок, примечаний, указателей (индексов), подрисуночных подписей, предисловия, заключения, содержания, таблиц, формул, стихотворений, колонцифр, колонтитулов, цитат, списка рекомендованной литературы и иллюстраций, ответам к задачам или библиографии… — у каждого из этих элементов есть свой объем, исчисляемый в тысячах знаков;
- а если посмотреть на картинки: то они раскладываются на цветовой профиль CMYK и состоят из множества маленьких пикселей-точечек, плотно напиханных на квадратный дюйм (если быть точным: должно уместиться 300 штук на одном квадратном дюйме). И благодаря необходимому количеству пикселей на дюйм тоже имеют вполне осязаемый максимальный размер, исчисляемых в сантиметрах и миллиметрах;
- и, наконец, для всего этого используются шрифты. Но не все. (И те, что ваша организация не купила для коммерческого использования, тоже нет.)
---------------------

И вот нам теперь нам надо все это многообразие с нюансами соединить в единый объект. Те МАКЕТЫ, которые с помощью типографии станут КНИГОЙ. Уже здорово, правда? Когда вы поняли объем задачи, войдем в эту дверь и совершим небольшую экскурсию и попробуем себя на месте уникальных специалистов, о значимой роли которых мало кто догадывается вообще.

Выбор формата

Именно технический редактор в состоянии определить, на какой формат и количество листов раскладывается объем текста. С художественными произведениями или сборниками стихов это немного проще, с энциклопедиями — сложнее. При этом перевод осуществляется в обе стороны: иногда надо прийти от имеющегося объема и размера иллюстраций — к формату и количеству полос, а иногда (например, для ТЗ) наоборот: от формата и количества полос — к размеру текстов и иллюстраций.

------------------
Какими инструментами мы можем оперировать, выбирая формат книги и моделируя ее:
 
- размер бумаги и доля листа, как следствие — формат книги (выбираем: больше или меньше, вертикальный или горизонтальный);
- объем текста — в авторских листах (один а.л. — 40 тыс. знаков с пробелами), а каждого «текстового блока» — в тысячах знаков;
- количество иллюстраций в физических размерах (например, в сантиметрах; чаще используются слова «полосная», «концевая», «разворотная» и т.д.; третий вариант — исчислять в долях разворота: 1/4, 1/2);
- имеющиеся в распоряжении шрифты: гарнитура, кегль, начертание;
- размер полей: внешних и внутренних;
- размер, оформление, наличие и расположение колонтитулов, колонцифр;
- количество технических полос: авантитула, контртитула, титула, оборота титула, шмуцов, выходных сведений, страниц под оглавление, страниц под примечания, под текст «от переводчика» или «от автора» и прочие, прочие, включая именной или другие указатели;
- спуски, отступы, оборки (расстояние от иллюстрации до текста) и приемы организации макета.
-------------------

Разметка макета

Организация макета во многом определяется специальной разметкой, которая отвечает на такие вопросы:

--------------------
Где находится заголовок? А колонцифра? Каким шрифтом сделать одно и другое?
Как расположить два эпиграфа подряд? Чем отличается начертание шрифта эпиграфа от подписи к нему? Что делать с заголовком, который не умещается в одну строку? Чем отличается заголовок первого уровня от заголовка второго уровня, и от них обоих - третьего?
Как и где расположить таблицу или рисунок: до упоминания этой таблицы (сюжета) или после? Каков размер отступа между текстом и включенным в него стихотворением?
Можно ли использовать здесь «петит»?..
------------------

Читаю Технические правила верстки книжно-журнальных изданий, утвержденные ОГИЗом при Совете Министров РСФСР в 1946 году. «Выполнение этих правил для верстальщика обязательно во всех случаях, кроме тех, когда отступление от правил отдельно обговаривается техническим редактором в разметке или спецификации.» Видите, насколько технический редактор важнее, чем Совет Министров, и выше Правил?

Смех смехом, но в 1946 году хорошо понимали, что большинство пунктов правил являются рекомендуемыми. Отступление от правил грамотным специалистом — возможно. Но — еще раз повторяю — грамотным специалистом: тем человеком, который знает все эти правила, а также хорошо понимает, почему они были написаны. На самом деле, в них все просто: красота, гармония, удобство чтения и здоровье читателя.

В общем-то, эти задачи решает обычно верстальщик. Хороший верстальщик всегда еще и тех.ред. Но все-таки это немного разные вещи. Как и дизайнер или художник — чаще всего, не тех.ред. и не верстальщик.

Хаос случается из-за того, что верстальщики владеют программами верстки, любят шаблоны и не хотят брать на себя ответственность; дизайнеры — не в курсе книжных правил и не имеют большого опыта; художники — не в курсе полиграфических требований; а заказчики вообще не понимают деталей: «книга для детей, 24 авторских листа, 100 иллюстраций, формат А3» – пишут они в ТЗ. 

Иногда встречаются уникумы — вроде Елены Подушки (главный дизайнер Фордевинда, ныне — издательство Книжный Клуб «Фантастика»), когда человек сочетает в себе и верстальщика, и дизайнера, и технического редактора, и обработчика фотографий, сам в состоянии нарисовать недостающие ему мульки или создать шрифт. Хотя мне всегда казалось, что так и надо, так правильно, именно так и должно быть, — но в нашем мире их единицы.

На рис. 2-6 вы видите шаблоны страниц, созданные Леной для художников энциклопедии «Опера». В этой уникальной книге мы шли от художников и концепта: 10 опер, 1 художник — иллюстрации к одной опере. Сначала художники создают иллюстрации, а потом мы формируем объем текста, необходимый для сопровождения иллюстраций (потому что текст проще дописать или сократить, чем переделывать иллюстрацию). Чтобы книга, с одной стороны, смотрелась именно книгой (такое впечатление производит упорядоченность, универсальность размеров, повторяемость элементов), а с другой, чтобы у художников был карт-бланш в выборе не только любимой оперы, но и количества иллюстраций и композиции (узкий вертикальный рисунок, большой прямоугольный вертикальный или очень крупный прямоугольный горизонтальный), мы решили раздать художникам технические шаблоны

В этих шаблонах Лена не только расписала размеры возможных вариантов иллюстраций и показала, где они будут находиться относительно текста, она также добавила очень много важной информации о полиграфических особенностях книги для любого художника, поэтому выкладываю ее технические шаблоны тут для всеобщего рассматривания.

-----------------------
От себя добавлю, что кроме этого, иллюстрации (скан-копии или фотокопии) должны быть:

- в формате tif,
- с разрешением минимум 300 точек на дюйм,
[Лайфхак от художника Виктора Запаренко: 600 или 1200 dpi, что позволяет в будущем увеличить вашу иллюстрацию для полиграфического исполнения в два или в четыре раза — впрочем, за это его не очень любят технические редактора издательств: tif из сотни слоев в 600 dpi занимает очень много места и оперативной памяти.] 
- в цветовой палитре CMYK.
[Чем отличается цветовая палитра RGB от CMYK — смотрите на рис. 7-8: первый в RGB, второй — в CMYK. Это ошибка архитектора и художника Ренаты Филимоновой, которая впервые взялась за книгу. Сначала она создала иллюстрации в RGB, а уже после выяснила, что неправильно выбрала цветовую палитру и все изображения пришлось переделывать — с ощутимой разницей в цветопередаче.]

-------------------------

С Леной меня познакомил в 2009 году мой друг Паша Савченков, в начале века — зав. технической редакции издательства Северо-Запад, а позже — человек, который спас первый том моих «Пиратов» после того, как его «за большие деньги сверстал дизайнер» (не размер запрашиваемых денег определяет профессионала; это вообще частая история, когда на большой бюджет создается неприемлемое, а потом лучшие специалисты вынуждены все разгребать и переделывать, и уже бесплатно — сотню раз проходили эти грабли!). Кстати, он же — единственный человек, который взял на себя формульный набор, когда передо мной стояла задача справиться с версткой пособия в подготовке к ЕГЭ по математике. 

Илл. 9: Елена Подушка и Аня Амасова в Италии. 
Илл. 10. Павел Савченков в технической редакции издательства Северо-Запад в конце прошлого века.

«О, новое издательство! — сказал Пашка. — Тебе же нужен верстальщик! Посмотри Лену, по-моему, отличная девушка!» Не знаю, представлял ли он тогда, насколько она уникальная. С 2009 года до самого конца Лена Подушка была в Фордевинде. В какой-то момент Лена отправилась на курсы по созданию шрифтов — и, к счастью, законодательство позволяет работодателям оплачивать курсы повышения квалификации по специальности (в соответствии с дипломом) в рамках обычных расходов и без удержания НДФЛ.*

* В новой версии бытия, где человек за одну жизнь будет сменять несколько профессий, было бы неплохо как-то стыковать это с законодательством: во-первых, чтобы работодатель вообще имел возможность без удержания НДФЛ оплачивать сотрудникам любые курсы — в том числе, дополнительного образования и ПереКвалификации (в общем, не привязываясь к диплому и даже названию должности: миру нужны "сложные специалисты", имеющие представления в разных областях); во-вторых, не забыть соотнести все это с законом об образовании и работой исключительно в рамках диплома и специальности.

В 2018 году Елена Подушка была выбрана специалистами отрасли в пятерку номинантов премии Каземира Малевича за лучшую визуальную адаптацию — работу над одним из комиксов издательства Фантастика.

В 2018-м, когда я искала новую команду на новый проект, по старой памяти обратилась за помощью к зав. технической редакции одного крупного книгоиздательского холдинга: не смогут ли посоветовать толковую девочку, которой нужна интересная практика? И получила ответ, что мало кто из юных сейчас на что-либо годен (по крайней мере, из тех, кто предлагает себя в издательства): «простой текст и тот толком сверстать не могут, а уж посложнее...»

Я пооглядывалась. Попробовала с одним и другим. Действительно. Наконец вспомнила, что мой ребенок когда-то с успехом окончил двухнедельные компьютерно-дизайнерские курсы. «Ага, попалась! — сказала я и притащила ей бывший Леночкин комп. — Будет у тебя индивидуальная программа обучения!» 

Тут вы можете ознакомиться с подробной полуторагодичной индивидуальной программой обучения специалиста технического отдела (со списком рекомендуемой литературы).

Выбор шрифта

Однажды я как директор издательства получила письмо от юридической службы компании ПараТайп — уведомление о незаконном коммерческом использовании шрифта на обложке книги «Как рисовать МУЛЬТИКИ» с приложением фоторобота, подтверждающего нашу алчность. Мы глянули: хм, да. Все силы были брошены на создание эффектных объемных букв слова МУЛЬТИКИ, а вот крохотные слова с именем автора «Виктор Запаренко» мы действительно «провафлили». (См. рис. 11.)

(Одна из причин, что обложки в нашем маленьком издательстве делались на аутсорсе: то есть сам дизайнер располагает правом использования шрифтов, купив их по лицензии, или работает в издательстве с купленными этим издательством лицензиями, а вот мы, как издающая организация, должны были эти шрифты проверить и сами купить. Или заменить.)

Ну ок, бывает. Посмеялись, что полтиража уже подарили, остальной никогда не продадим: здорово «наварились»! Связались с девушкой из юр.службы: что делать-то будем? Та рассказала о существующей опции для «случайных мошенников»: если ты уже использовал шрифт, то все равно можешь купить лицензию, просто стоить она будет значительно больше, чем если бы ты купил ее сначала. Связались с самим ПараТайпом, рассказали им эту историю, попросили выставить счет. Мне показалось, сотрудник ПараТайпа чувствовал себя как-то неловко. Да и счет они не прислали.

Та же девушка позвонила нам через время сама: у нее в базе купленных шрифтов не светится, что мы исполнили обещание — как продвигаются дела?.. Снова звоним в ПараТайп (для разнообразия там милый юноша). Говорим: ребят, пришлите наконец-то счет! Ну правда, фиг с ними, с деньгами, у нас на расчетном счету еще есть немножко цифр — не вы, так другой кто-нибудь заберет, и уж лучше вы. Все-таки свои, книгодизайнерские. Да хоть бы вот девушке вашей, на зарплату. (Заодно включите в счет пару ваших ходовых шрифтов - пусть будут, раз уж все по-взрослому.) В этот раз счет прислали.

Так довольно стремный шрифт, который никогда бы нигде не применил, вернее, два слова, написанные этим шрифтом, исключительно по причине: «не забивать красивое слово МУЛЬТИКИ» — на книге, вышедшей в 2011 году, остатки тиража которой до сих пор лежат, обошелся мне в несколько десятков тысяч рублей. В то время как сама обложка вместе с дизайнерским словом обошлась, наверное, в пять.

В общем, выбор шрифтов в книжном бизнесе — это задача технической редакции, в полной мере владеющей информацией об имеющихся лицензиях. При удаленной работе: проверка всех шрифтов дизайнера на наличие в собственной базе, либо, наоборот: отправка списка шрифтов, которые использовать можно.

* Я лично знаю издателя, который купил для своего издательства ровно один шрифт, и все книги, а также все элементы в них, он создает с его помощью. И все!

Платные и бесплатные

Наверняка вы знаете, что шрифты бывают платные и бесплатные. На самом деле, большей частью вторые — условно-бесплатные. То есть вы можете ими пользоваться для «некоммерческих нужд». Хотя что конкретно является коммерческим, а что некоммерческим использованием пока никто не определил.

Поэтому чаще всего под коммерческим использованием подразумевается использование организацией с хорошей репутацией, и кто-то считает, что у ее владельца есть деньги. Чем серьезней организация, чем лучше ее репутация и чем больше денег чудится третьему лицу, тем больше окажется сумма иска.

Поэтому я бы не рекомендовала рисковать, даже если вы твердо уверены, что занимаетесь некоммерческой деятельностью, но у вас есть хоть сколько-то за душой. Лицензии на самые ходовые и удобные шрифты, в том числе — подходящие для чтения детям, стоят очень недорого. Если можете себе позволить, закажите разработку собственного: поддержите талантливого отечественного дизайнера-разработчика!

Совсем бесплатные шрифты, чаще всего, дизайнерские и/или не слишком удобные для чтения. Они также могут не подходить не только для читателя, но и для типографии. Ну или просто некрасивые, но в силу своей бесплатности именно они используются на вывесках (хотя сама вывеска «коммерчески» не «используется», организация-то под вывеской коммерческая).

* Шрифт для набора, верстки и типографии — это по сути файл с кодом. В формате ttf. При нажатии клавиш с клавиатуры он выдает какой-то знак. Он также может, по вашему желанию, меняться в размерах, иметь полужирное или курсивное начертание. Вы можете его программными средствами разредить, уменьшить или увеличить интервалы между буквами или рядами. Как правило, он имеет множество дополнительных символов (часто в условно-бесплатных не оказывается какого-то нужного вам символа, и от шрифта приходится отказаться — платные шрифты более детально проработаны).

Дизайнерские шрифты

Дизайнерские шрифты создают дизайнеры и художники. И это не шрифт – программный файл, а красивые картинки, которые вам надо сложить в определенной последовательности. Например, в форме растровой картинки на слоях в формате psd. Или в виде векторных рисунков в формате ai или eps. В любом случае, с этими объектами вы не поработаете с клавиатуры, но есть задачи, для которых это и не требуется: например, названия книг или целых серий на обложках и плакатах.

Дизайнерские «ручные» шрифты интересно использовать для названий и заголовков. Они призваны украшать, привлекать внимание, поэтому их задача вовсе не «быть удобными для чтения». Наоборот: их задача «сломать ваш взгляд», заставив его задержаться. (Рис. 12. Разворот журнала, созданного студентами на кафедре графического дизайна СПбГУ.)

* Насколько мне пришлось увидеть, на кафедре графического дизайна факультета искусств СПбГУ есть курс, посвященный шрифтам. Студенты разбирают и описывают шрифты, разрабатывают проекты собственных... но это опять же «дизайнерский шрифт»: несколько букв или конкретное слово. (Рис. 13. Разворот псевдо-каталога шрифта. Разработка Татьяны Фоминовой.) То есть для искусства плаката — хорошо, для обложки — замечательно, как именно шрифт для чтения — нет. (Кстати, я не понимаю, почему мир до сих пор не прекрасен: все бы эти их готовые шрифтовые решения — да для вывесок, плакатов, открыток, обложек... Юридически ничуть не сложно: просто указывать создателя шрифта, кафедру, преподавателя и вуз.)

Понятно, что для названия книги вам не надо покупать целый шрифт — достаточно нескольких букв. Такие шрифты могут рисовать дизайнеры обложек. Сейчас их заказывают у дизайнера, который создает обложку.

Разные шрифты — для разных задач

Кроме дизайнерских, есть еще ряд шрифтов, не предназначенных для книг. Например, системные шрифты подходят именно для компьютера: их задача — читаться в интернете, масштабироваться в процентах и менятся в зависимости от гаджета. Есть еще шрифт под вырубку — под плоттер — это векторные изображения, потому что плоттер делает вырубку по вектору.

Иногда для отдельных видов изданий требуются специальные символьные шрифты. Лучшие из них создают профессионалы, замучившись искать для себя. Так, например, я знаю прекрасного музыканта, который создает настоящие и красивые шрифты для записи нот и выкладывает их в открытом доступе для абсолютно свободного скачивания (потому что по себе знает, как без нормального шрифта хреново живется профессионалу-музыканту).

А иногда их делают и просто увлеченные люди: в коллекции моего Музея есть шрифт, переданный для использования с любыми хорошими целями Димтрием Графовым. Этот шрифт имитирует цифры номеров вагонов метрополитена. Мы тут же присвоили ему название МеtroDigits (рис. 14). Кстати, он в png — то есть это тоже картинки.

Шрифт для книги

--------------
«Книжный шрифт» - он:

- подключается к файлу верстки;
- набирается с клавиатуры;
- пригоден для полиграфии и соответствует полиграфическим требованиям;
- удобен для чтения;
- чтение его глазами доставляет взгляду наслаждение, а не боль;
- изменяется по кеглю (пунктам): петит... 10... 14... 26...
- имеет несколько вариантов начертания: светлый прямой, полужирный, курсив;
- имеет решение для кириллицы и латиницы (или чего бы то ни было еще: нотной записи и китайских иероглифов...);
- включает в себя разнообразные спецсимоволы, которые могут понадобиться. К примеру: знак копирайта, параграфа, минимального пробела, кавычек и длинного тире, товарного знака, регистрационного знака, 1/3, 2/4, букв с ударением, синуса и косинуса или скрипичного и басового ключей...
-------------

В общем, профессиональные платные шрифты обычно отличаются именно тем, что удовлетворяют всем этим условиям. Обычно подобрать шрифт можно только опытным путем. Он может быть красив, но в массиве текста вообще не смотреться. Или окажется, что именно в нем нет позарез тебе нужного знака (или он просто уродлив). Как правило, практикующие верстальщики рано или поздно приходят примерно к одному и тому же «суповому набору» гарнитур. Вроде TimesNewRoman, Garamond, SchoolBook, Bodoni, MinionPro... Иногда я думаю, может, это и была вершина, которую успели создать в те времена, когда шрифты разрабатывались для книг?

***

— Паш, а какие у тебя любимые книжные шрифты?
— Хм. Определенно, с засечками. Которые рисовались в России и для России, а не бездушно русифицированные. Кириллица тяжелее латиницы: если просто русифицировать в лоб — получается утяжелено. Стоит присмотреться к творчеству компании ПараТайп.
— Почему с засечками? Читать удобнее?
— Да. Засечки создают как бы «коридор», который держит глаз. Как-то я подотвык уже от антикв на этой работе - но тут не я решаю... Какие-то исследования показывали, что хороший гротеск не уступает в скорочтении антиквам. Все-таки подсечной шрифт - это верность вековым традициям, у него гуманитарный и классический вид. Однозначных ответов тут нет, но в бытность свою в Северо-Западе верстал все SchoolBook'ом.
— Во-во!
— TimesNewRoman твой фигня, у него проблема русификации. У ПараТайпа есть его аналог — это Ньютон. Гарамонд с Бодони — манерные, исторические шрифты. Есть Академия — вот он вообще с нуля нашими сделан… Сейчас, наверное, я предпочитаю Minion. Хотя он как раз западный и русифицирован не пойми кем.

Управление текстом

Выбранные для верстки шрифты должны между собой сочетаться (и при этом их нельзя использовать много). Но как управляться со сложными текстами? Как сделать их Читаемыми Читателями? Такими же интуитивно-понятными, как интернет и программы? Для этого у технической редакции есть разные способы организации шрифтов и управления текстами.

Во-первых, мы используем все возможности одного шрифта. Это разные его начертания: прямой (обычный), курсив, полужирный, полужирный курсив, разрядка [А вот и не сделаешь же нигде, кроме как в книге! — А. А.] и полужирная разрядка. Это разные кегли (размеры шрифта): больше, меньше; а также варианты начертания - к примеру, ВСЕ ПРОПИСНЫЕ.

Во-вторых, не забываем, что в можно использовать цвет! Можно выделять шрифт каким-либо цветом. Или, наоборот, делать его практически незаметным: не только петит, но, к примеру, еще и серый.

Кроме возможностей шрифтов, у каждого текстового блока есть возможности абзаца: выравнивание текста по ширине, по левому краю, по правому краю (например, при узкой верстке не выравнивают текст по ширине). Расположение: сплошной текст, две колонки, три, одинаковые или разные...

Мы должны выбрать расстояние не только между букв, но и между строк, между разными элементами текста: сколько пунктов от заголовка до текста? А от текста - до сноски? Вертикальное или горизонтальное расположение? А может, часть текста вынести в подрисуночную подпись?

И снова используем цвет, только теперь он становится фоном. Вплоть до любимой дизайнерами (и запрещенной в детских книгах) выворотки. За насыщенностью фона, шириной оборки, длинной строки — тоже смотрит технический редактор.

Создание книг для детей

Вот мы наконец и добрались до этого места! Странно, что я не с этого начала. Техническая редакция книг для детей в современном мире — это моя большая головная боль. Что не так? Не так тут то, что в стремлении создавать книги для детей одни при проектировании игнорируют типографику и правила ради дизайна, а другие создают ужас-ужас из неумения верстать. Обидно, что по этой причине прекрасные готовые вещи не публикуются в хороших издательствах, в то время как неважные организации, именующие себя издательствами, спокойно рожают «уродцев», выдавая их за книги. Для детей. То и другое, на мой взгляд, плохо. 

На рис. 1, а также 15 и 16 я расположила несколько примеров-иллюстраций «как неправильно».
Рис. 1. Неправильно использовать в детском издании выворотку (конкурсная работа — решение разворота для издательства «Добрый Великан» — от начинающего иллюстратора, студентки Герцена, Ани Жуковской). 
Рис. 15. Неправильно верстать книгу для детей от 3 до 6 таким мелким шрифтом (курсовая работа студентки кафедры графического дизайна СПбГУ — макет и дизайн книги «Дом, который построил Джек»).
Рис. 16. Неправильно использовать золотой витеватый дизайн шрифта в изданиях для детей, как и золото по черному фону — дизайнер по шрифтам Александр Горшков для проекта книги Ренаты Филимоновой, —  хотя с этим ужасно хочется поспорить (ведь это родитель читает детям!).
Незнание этих книжных традиций приводит к тому, что интересный результат работы художников невозможно опубликовать в России (по крайней мере, с целью дальнейшего распространения путем продажи). 

Предыстория вопроса

В стародавние времена, когда на свете не было смартфонов, сотовых телефонов и редко встречались крошечные телевизоры, простые советские люди заботились о своих детях. Во главу угла они ставили их образование и здоровье, в особенности — зрение. Линзы были толстыми, оправы — уродливыми, в здоровых образованных взрослых была нужда, над очкариками смеялись, да и им самим жилось не сладко — вы только представьте: постоянно путать номера автобусов!

Рассматривая книгу исключительно как функциональный объект, предназначенный для чтения, к тому же — самостоятельного, эти простые советские люди разработали ряд правил (наверное, собрав консилиум из врачей-окулистов, педагогов, полиграфистов и технических редакторов) для верстки детских изданий. В каком возрасте (начиная с 6 лет) какой шрифт способен прочесть детский глаз без ущерба для своего здоровья и быть максимально удобным для овладения чтением: размер, начертание, расстояние между буквами и между строчками. Также были придуманы разные штуки вроде величины оборок (не менее, к примеру, полутора сантиметров от иллюстрации до текста), минимальной и максимальной длины строки, а также плотность фона (степень насыщенности) для текста: на каком фоне вообще можно что-то прочесть. Именно они запретили выворотку в детских изданиях: категорический запрет на белый шрифт на черном фоне. 

Конечно, они смотрели исключительно с практической точки зрения. Правила, как правила, можно было бы и не только на детей распространить, но еще и на пенсионеров, у которых уже довольно слабое зрение: крупный шрифт с засечками и вот это вот все. Единственное исключение составляли книги для малышни (от 0 до 6), как известно, эти книги читают родители. В этой категории: «для чтения взрослыми детям» можно было позволить себе высокохудожественный дизайн и игры с буквами, и, в общем-то, даже приветствовалось.

Этим людям и в голову не могло прийти, что:
- книга для умеющего читать ребенка может являться самостоятельным арт-объектом, то есть не быть предназначена для чтения, и текст в ней вообще не важен;
- что дети с 3 до 6 будут читать самостоятельно (кто бы мог подумать!);
- что издательства разных стран станут покупать друг у друга макеты, а правила верстки одних стран будут отличаться от правил других.

Сначала, как водится, это привело к ряду крупных штрафов и громких скандалов. Потом — к пересмотру правил и поиску компромиссов. Чем дело кончилось, рассказать позабыли. До сих пор старые сотрудники давних издательств убеждены, что в детских книгах существуют «оборки» (нет, не существуют). Новые люди, приходящие в издательства, вообще не в курсе, что есть какой-то регламентирующий документ (есть). В результате пертурбаций и компромиссов исчезла напрочь категория «для чтения родителями — детям» (ибо в процессе выяснилось, что русский издатель применяет ее ко всему, дабы оградить себя от штрафов, и «ну а вдруг, например, в четыре он уже читает и сам эту книжку прочтет?»). Половина живет по старым правилам, которые давно отменили, другая половина — наоборот, вне правил (ибо тех не существует), совершенно не задумываясь о том, что вообще-то там был практический смысл.

Современное состояние

Регламентирующий документ на сегодняшний день у нас один: ТР/ТС 007/2011, Приложения с 16 по 21. Четыре из них посвящены требованиям к шрифтовому оформлению текстов для разных возрастов (начиная с 3-х лет), одно — требованиям при двух- и трех- колонной верстке, и еще одно (21-е) - как раз про требования к шрифтам при печати на цветном или сером фоне, а также при многокрасочных иллюстрациях. И без выполнения этих требований книга не может распространяться через магазины (а не через них, теоретически, может, и это снова ставит профессионалов и коммерсантов в невыгодную позицию).

И это действительно интересный момент, потому что непонятно же, что делать. Есть много жестких правил: профессионалы кричат об угнетении, о сборе средств в пользу контролирующих органов, о помехе искусству печати... Нет жестких правил: приходят непрофессионалы и начинают ваять все, что в голову придет, что вредит искусству печати нисколько не меньше... И это, наверное, лучше всего отражает смысл противостояния «добра и зла».

Ей-богу, иногда мне кажется, люди в 1946 году поумнее нас были, описав, что правила есть и они обязательны к исполнению, и единственный, кто может нарушить правила — это технический редактор. Человек, чьей профессиональной областью является принимать решения о том, что такое добро и зло в книжном мире.

Что я хочу сказать: для того, чтобы жить в свободном обществе и иметь возможность творить прекрасное без всяких «ограничивающих правил», надо не только отменить все правила и штрафы, но сначала переосмыслить, перенести их вглубь себя и сделать традицией. То есть попросту включать опыт старших поколений, ответственность перед будущими и — эпизодически — мозг. 

Если мы хотим иметь возможность влюблять детей в книги, значит, нам нужны детские книги как арт-объекты, и может быть, ничего, перетерпим наличие очевидно художественных изданий, созданных для детей с нарушением правил, если это чертовски красиво? (Как вариант: добиться категории «детская арт-книга», но даже не знаю, хватит ли для этого моей жизни.)

Если мы хотим, чтобы дети и старики наши были здоровы, а чтение доставляло им удовольствие, может, не станем использовать мелкий белый шрифт на сером или розовом фоне, каким бы стильным сие не казалось?

Техническая редактура — это как раз именно такие книжные (старые и новые) традиции.

А знание этих традиций (правил и таможенных требований) не только внутренними специалистами издательств поможет не ошибаться еще на стадии проектирования детской книги или в конкурсных работах.

Резюме

Конечно, это специализация: есть книжная верстка, газетная, журнальная. В свою очередь книжная верстка делится на верстку обычную текстовую, верстку (дизайн) детских иллюстрированных книг, верстку (дизайн) альбомов; верстка учебников или нотных изданий - вообще самостоятельная часть... То же верно и для журналов: глянец, популярный журнал и научный — это три принципиально разных подхода.

Тут тоже нет самородков — нужны опыт, система наставничества, обратная связь.  Но кое-какие общие черты для возможного прекрасного сотрудника «технического отдела» я все же могу назвать:

- методичность и последовательность;
- художественный вкус, желание и стремление его развивать;
- насмотренность книгами, журналами, газетами, афишами - профессиональный интерес;
- широкий кругозор, увлечение изобразительными видами искусства;
- более чем лояльное отношение к методичкам и правилам;
- компьютерная грамотность и быстрое овладевание разнообразными программами и техниками;
- стремление к созданию гармонии вокруг себя;
- понимание, из каких элементов состоит книга и что у нее за производственный процесс;
- чувствование, видение, понимание изобразительных произведений;
- понимание текста на уровне смысла и подтекста, выделение уровней;
- способность создавать с помощью верстки из разнородных элементов новые, дополнительные смыслы и подтексты.

А я всегда полагала, что именно смыслы и подтексты и формируют наше будущее. 

События

17.05.2020
Музей уникальных вещиц примет в дар любую БУКВУ для именного указателя - навигатора по Музею.
20.03.2020
Ответ Музея на вопрос "Чем заняться с детьми на карантине?" Музей предоставляет открытый доступ к образовательным материалам из своей коллекции, которые будут интересны всей семье.
26.01.2020
Граждане мира! Друзья! Музей призывает вас в путешествие, чтобы узнать чуть больше об устройстве мира — и о разных способах обустроить наш мир...
21.01.2020
Центр искусства и музыки Библиотеки им. Маяковского приглашает в путешествие.
23.09.2019
Окончил работу трехдневный Книжный фестиваль в Пассаже (СПб) - время подвести итог. Итог, к сожалению, не нов.