ДВОРЦОВАЯ ПЛОЩАДЬ и ГЛАВНЫЙ ШТАБ с Борисом Кипнисом

Дворцовая площадь

От Музея: В связи с ожиданием «Книжного салона» 2021 года, который, как планируется, пройдет на Дворцовой площади и в здании Главного штаба, Музей подготовил для вас (из экспонатов, находящихся в Коллекции нашего Музея) лекцию-экскурсию военного историка Бориса Григорьевича Кипниса, чтобы вы предварительно получше познакомились с этим местом, где на несколько последних майских дней разместится Книжная Галактика. 

Фото: Георгий Толстой
Запись экскурсии: Вениамин Мышин
Расшифровка: Татьяна Панфилова
Текст: Борис Кипнис

Итак, Дворцовая площадь. В истории военного Петербурга Дворцовая площадь является очень сложным и противоречивым местом. Дело в том, что ее функция вытекает из Императорского дворца, первоначально — из Зимнего дворца. А потом умножается с появлением здания Главного штаба и вращается вокруг этих двух центров власти.

Краткая история площади

Петр Первый и Екатерина I Алексеевна
Зимний дворец Петра (Эрмитажный театр)

Первоначально площадь не несла на себе никакой военной нагрузки. Здесь в XVIII веке, пока не воцарился Павел I, почти не было военных парадов и смотров. Первое относительно серьезное событие, связанное с гвардией (а мы не забываем, что Петербург — это военная стоянка, военный лагерь, место дислокации именно Императорской гвардии), в этом районе произошло 30 января 1725 года, — возле Зимнего дворца Петра Великого, того, который сегодня — перестроенный Эрмитажный театр.

На Миллионной, 33 были казармы Первого батальона Лейб-гвардии Преображенского полка. До революции там квартировал Первый батальон, а по сей день там находится один из батальонов внутренних войск. Судя по всему, на этом месте развернулись оба гвардейских полка, приведенные генерал-майором Бутурлиным. И поддержали Меньшикова, когда он принудил членов Сената санкционировать возведение на престол, Екатерины Алексеевны, жены Петра I.

И так как государев дворец находился там (на Милионной), то это место было в общем-то общегородским, и даже не совсем площадью, а скорее проезжей дорогой. Выхода на Невский не было — это все уже Росси сделал.

Анна Иоанновна. Расширение территории,
начало строительства Зимнего дворца

При Анне Иоанновне Зимний дворец появился вон там, где сейчас левое крыло Зимнего дворца, и он шел фронтально фасу Адмиралтейства и загибался немного к Неве. Самое знаменитое событие — здесь был Ледяной дом, свадьба шутов, слон, пускавший фонтан, зажженный нефтью. 

Елизавета I Петровна
Новое строительство Зимнего дворца

Елизавета после захвата власти у Анны Леопольдовны то жила в Зимнем дворце, то перемещалась по городу. Она вообще извлекла урок из того, как ей удалось захватить власть, и предпочитала дольше одного дня в одном из дворцов не ночевать. И характер площади стал дворцовым, когда Елизавета начала строить Зимний дворец. Когда Франческо Бартоломео Растрелли возвел для нее это величественное здание. Но, как известно, Елизавета скончалась до того, как внутренняя отделка дворца была завершена.

Екатерина II Алексеевна
Дворцовый переворот 1762 г.

И вселилась сюда Екатерина. И первое действительно общероссийское событие, которое связано с Дворцовой площадью, в том числе и с гвардией, — это как раз государственный переворот в июне 1762 года, возведший Екатерину на престол. Вот эта уже вся существовавшая наполовину площадь была заполнена народом, в том числе и представителями гвардейских полков, которые приветствовали Екатерину, вышедшую в окружении вельмож-заговорщиков к ним, показавшуюся ему с балкона.

Здесь происходили в первые годы ее царствования знаменитые карусели. Такое куртуазно-галантное продолжение турниров, каковые настоящими турнирами уже не были.

Павел I. Смотры гвардии

В военном отношении площадь стала приобретать значение при императоре Павле I, который почти все свое царствование, за исключением последних 40 дней, прожил в Зимнем дворце. Хотя и относился к нему отрицательно — дворец для него ассоциировался с памятью о нелюбимой матери. Но другой резиденции у него не было. (Михайловский замок строился три года — очень быстро по тем временам.)

Так как Павел был безумно привержен внешней стороне военного дела, ружистике, шагистике и парадам, то здесь стали происходить ежеутренние смотры для отдельных частей гвардии. Еженедельные разводы на караулы, а в караул заступали раз в неделю части гвардии по всему городу — охраняли наиболее важные государственные объекты. И вот с этого времени площадь приобрела действительно военный характер, но специфический – именно парадный.

Однако смотры и разводы носили государственный характер при Павле. Так как он был деспот в наивысшей степени этого способа управления, то он считал, что его устные высказывания — это повеления, которые немедленно надо адъютантам записывать. После чего эти записи превращаются уже под рукой писаря в государев указ, каковой он подписывает и все. Таким образом, это изустное повеление государя, произнесенное на смотру или на параде под влиянием минуты, то есть эмоция сработала и он высказал свое мнение по тому или иному человеку, вопросу или явлению, — все, это государственный акт. Вот это действительно происходило вот здесь, на этой части площади, скажем между Александрийской колонной и дворцом.

Приезд Суворова в 1798 году

Из известных военных событий на смотру, надо отметить 1798 год: в апреле здесь присутствовал Суворов, вызванный из Кончанского.

 
Б. Г. Кипнис в Кончанском. Дом-музей Суворова
Фото: Алена Талбот (2019 год)

Есть предание — оно не подтверждается и не опровергается — о том, что Суворов, демонстрируя свое нежелание служить в реформированной армии, вернее сказать, искалеченной Павлом (а Павел вызвал его именно в надежде, что фельдмаршалу года ссылки хватило, чтобы одуматься), бегал во время смотра между рядами марширующих солдат и мелко крестился, при этом мешая им маршировать. На удивленный вопрос Павла, что он делает, он говорит:
— А я читаю молитву: Господи, да святится имя твое, оборони сыны твои.
— Зачем?
— А без Господней помощи это войско никого победить не сможет.
Вот по преданию это здесь происходило. Так он несколько раз, как тогда писали, «шалил». После чего, в конце концов, запросился назад, что не может служить, в связи с болезнями и прочее.

Александр I

При сыне Павла, Александре I, здесь несколько раз в году производились крупные смотры войск и парады. Есть воспоминания, но очень мимолетные, потому что это было делом обычным и на этом мемуаристы особенно не фиксировались. Есть одна раскрашенная гравюра, изображающая смотр гвардии на Дворцовой площади по случаю приезда Прусского короля, Фридриха Вильгельма Третьего, в 1809 году.  После победы над Наполеоном здесь проходили парады раз в году, посвященные, во-первых, крещению Господню; во-вторых, посвященный Лейпцигу и взятию Парижа. Вот парад, посвященный взятию Парижа в 16-м году, зафиксирован художником.

Главный штаб

Вид на Дворцовую площадь и Главный штаб
Фотограф: Ник Григорьев

Умножается смысл Дворцовой площади непосредственно с решением строить вот это величественное здание, которое вошло в историю под названием Главного штаба. С 1818 года, когда Карл Иванович Росси разработал проект. Для этого снесли дома, которые здесь шли фронтально и снесли одно или два строения, прикрывавших выход на Невский проспект. То есть связали это пространство с Невским проспектом. И движение сюда, на площадь и с площади, существовало по нескольким направлениям: и Адмиралтейский проспект, и набережная Мойки, и арка Главного штаба, и Невски,й и Морские улицы. Работа по созданию этого величественного комплекса выполнила несколько не только градостроительных целей (о которых обычно рассказывается в экскурсиях по Петербургу), но и военно-политических.

Первое — это чисто функциональное. Собрать в один узел, здесь, напротив Императорского дворца, важнейшие государственные учреждения. Вот прямо у вас за спиною та часть этого величественного здания, которая выходит на Мойку и тянется вдоль Мойки — это Министерство иностранных дел. Здесь в течение, считайте сами, 80 лет вершилась внешняя политика России. Государю, в принципе, со времен Николая I, можно было уже даже сюда не ходить. Шиллинг фон Каннштадт проложил телеграф между государевым кабинетом Николая I и кабинетом графа Нессельрода, министра иностранных дел.

Вторая половина — это, собственно говоря, Главный штаб Русской армии. Сегодня мы бы его назвали Генеральный штаб. Дело в том, что когда создавался он, Генеральным штабом, по традициям XVIII века, называлось Главное топографическое управление. То, что было связано, скорее, не с управлением и разработкой кампаний, а с вождением войск. В Генеральном штабе работали геодезисты и картографы. Они составляли карты, производили съемки территории страны; и офицеры Генерального штаба выступали в качестве проводников, пока перед войной 12-го года, в Москве, Николай Николаевич Муравьев-старший не создал специальное военно-учебное заведение. Называлось оно Училище колонновожатых. Вот они себя показали уже в 12-м году. И значительная часть его выпускников, того как раз первого выпуска, они стали декабристами — это хорошо все нам известно.

Генеральный же штаб, который разместился в правом крыле этого величественного здания (официально — Главный штаб, так и оставался до ЧЧ века, пока, наконец, его не стали именовать Генеральным) — он и превратился в то, что Борис Михайлович Шапошников, в своей знаменитой работе 1929 года (а он был офицером Генштаба, между японской Первой мировой, пока не перешел в Красную армию), назвал «Мозг армии» — и это правда. Потому что, постепенно, после эпохи Наполеоновских войн, значимость Генерального штаба, как института высшего управления вооруженными силами, во всех европейских армиях начала медленно, но верно, возрастать.

Объяснялось это тем, что полководцев, равных по масштабу Наполеону, не было больше. Специфика Наполеона в том, что он совмещал в себе обе функции: и главнокомандующего, и начальника Генерального штаба. Он планировал войны и он ими руководил. Начальник же Генерального штаба — знаменитый маршал Бертье, был только лишь его секретарь. Высшей квалификации в выполнении распоряжений императора, но  — секретарь. Cамостоятельной выработкой планов и руководство войсками Бертье никогда не занимался. И по этому Наполеоновскому образцу, в общем-то, управлялись все крупнейшие и мелкие европейские армии.

И вот, по примеру организации штаба под руководством Бертье во Франции, был создан наш Главный штаб. Князь Петр Михайлович Волконский специально поехал (это уже была Тельзитская эпоха, когда у нас были хорошие отношения) в Париж и провел там несколько месяцев.

С ним, кстати, поехало несколько офицеров, в том числе и Александр Христофорович Бенкендорф, который, однако, больше внимания обратил не на работу французского Генштаба, а на работу жандармов. Вот тогда у него родилась идея создать в России жандармерию для борьбы с организованной преступностью. Не с политическими преступниками, а с организованной преступностью. Потому что во Франции этот вопрос был решен и решен очень удачно. (Вот почему, когда вы смотрите эти старые комедии с Луи де Фюнесом, обращаете внимание, что он играет не полицейского, а жандарма. Потому что в провинции, со времен Наполеона, поддержание порядка возложено на жандармерию).

А когда Волконский вернулся, предложил создать у нас Генеральный штаб (хотя именуется он Главным штабом). И император, Александр Павлович, естественно, дал добро. Волконский был одним из его самых ближайших друзей со времен еще царствования Павла I.

В течение 1809 года Главный штаб был создан и показал себя очень хорошо при подготовке войны с Наполеоном — все его стратегические разработки, в принципе, и осуществились. У нас об этом, в Советском Союзе, не полагалось говорить. Все сводилось к полководческому гению Кутузова и бездарности, естественно, любимцев царя, ну и самого царя, конечно. На самом деле все совершенно было не так. Идея войны, общие стратегические наработки, как она будет протекать — вот это все было заложено в работе офицеров Главного штаба под руководством князя Волконского.

Петр Михайлович Волконский

Сам князь, Петр Михайлович Волконский, насколько я помню, в этом здании проработал как начальник Главного штаба, очень немного. Дело в том, что этот человек, вне всякого сомнения, очень способный. Его же император прислал в Тарутинский лагерь, в сентябре, чтобы выяснить, что происходит: вроде бы Кутузов доложил, что он победил, а через несколько дней пришло сообщение, что Москву-то сдали после победы при Бородино.

Главный штаб принял участие и в управлении войсками и во время заграничного похода 13—14 годов. И он осуществлял техническую сторону руководства войсками в мирное время. Но, как всегда — интриги, интриги, интриги.

Против князя Волконского активно боролся Аракчеев, который хотел быть единственным, самым доверенным, человеком возле императора, постепенно отодвигая всех. И вот, он добился своего. Волконский не выдержал и в результате конфликта оставил пост начальника Главного штаба. Это был 1823 год.

Иван Иванович Дибич

Но, к счастью, были у нас в то время способные люди, которые могли его заменить. Иван Иванович Дибич — как раз один из них, прошедший очень длительный путь боевого штабного офицера. Он пруссак по происхождению (его отец был приглашен Павлом I), а учился он в Кадетском корпусе в Берлине. Когда папа начал делать здесь приличную карьеру, сына он выписал сюда. А директор Кадетского корпуса очень не хотел, чтобы его переводили: он сказал, что Прусская армия потеряет в его лице очень способного офицера. Так оно, в общем, и оказалось.

Но там очень смешно было — для того, чтобы делать карьеру, надо было быть зачисленным в Гвардию. Его зачислили в кавалергарды. В тот Гвардейский полк, куда, точно, его не надо было помещать — из-за его внешнего вида и роста. Он был очень-очень-очень среднего роста и не очень хорош собой. 

Когда его увидел император Павел, он сказал; вот этого вот безобразного карла — выгнать, потому что он гнусной своей натурой наводит тоску на всех. Вскоре после гибели Павла он снова был зачислен, но его внешний вид был притчей во языцах. Именно поэтому Денис Давыдов в своей знаменитой сатире «Сон» посвятил ему строчку: «И Дибич красотою всех перепугал»... И даже портретисты должны были несколько его приукрашивать.

Он, кстати, изображен Хессом на полотне «Березина», которое висит в комнате перед Военной галереей 12-го года. Там два полотна Хесса: «Бородино» и «Березина». Дибич провел переговоры по нейтрализации корпуса генерала Йорка — это прусские войска, которые были в корпусе Макдональда, — с этого началось отпадение союзников от Наполеона, которые не хотели больше служить Наполеону,и объявили, что они нейтральны. Через несколько недель, опираясь на них, началось освободительное движение в Пруссии, фактически революция.

Но вскорости он ушел из Гвардии и пошел в службу в Штаб — и сделал блистательную карьеру! 

Стал  начальником Главного штаба. Но так как он: а) был приведен Аракчеевым: б) один из тех, кто был вокруг Николая I при подавлении восстания на Сенатской площади; в) немец; г) участвовал в борьбе с польскими повстанцами в 30—31 году, — естественно, ничего хорошего о нем говорить было не положено. По сути же, это была одна из самых значительных фигур, который возглавляли Генеральный штаб нашей армии.

Из-за того, что у него такая была при советской власти репутация, широкая публика ничего не знает о том, что это Дибич выиграл войну с турками на Балканском полуострове в 1829 году и принудил турок подписать Адрионопольский мир. Кстати, по этому миру, Турция, наконец, признала независимость Греции. Собственно говоря, ради помощи грекам формально война тогда и началась. По этому же миру Россия получила Черноморское побережье Кавказа. Это он, первый из русских полководцев, перевел русские войска через Балканы, разбил Великого визиря под Шумой и вышел на подступы к турецкой столице. За этот блестящий поход он получил по окончании войны титул графа, и, как всем выдающимся полководцам Екатерининского времени, ему было даровано почетное добавление к фамилии. Если Румянцев был Задунайский, Суворов был Рыбнинский, то Дибич стал Забалканский. Вот так — ни больше, ни меньше.

Но жить ему после этого оставалось недолго. Когда вспыхнула война с польскими повстанцами, в конце 1830 года, он был отправлен к Великому князю Константину Павловичу, который номинально командовал нашими войсками, развернутыми против поляков. В январе 31-го года Дибич разгромил Польскую армию. (Потому что, когда мы говорим повстанцы — мы несколько лукавим. Это была регулярная армия Польши, включенная Александром  I после победы над Наполеоном в наши вооруженные силы и увеличенная за 10 лет его царствования.) — открывался прямой путь на Варшаву. Когда уже Польская армия начала бежать, их надо было преследовать и гнать до самой Варшавы. Но Константин, которого поляки так не любили за его грубость, любил поляков — эта была такая безответная любовь —  Константин запретил.

И Дибич, вот беда, вполне в духе того времени, прекрасно понимая, что так делать нельзя, против воли брата императорского не пошел. То есть, поступил не по-военному. Поляки были спасены, и это продлило еще на 7 месяцев восстание. Оно закончилось только тогда, когда Варшава была взята, в Бородинскую годовщину. Вот почему стихотворение, посвященное этому событию, Пушкин назвал «Бородинская годовщина».

А вскорости в Польше началась холера — это была великая эпидемия 1830—31 годов, охватившая всю Европу. Дибич заболел и скончался на фронте военных действий. Так закончилась его судьба.

Карл Федорович Толь

С Главным штабом была связана судьба и военная деятельность еще одного выдающегося офицера Генерального штаба эпохи 1812 года. Кутузов заметил его 10-летним мальчиком, когда тот учился в Кадетском корпусе, где готовили офицеров строя и штаба, — звали его Карл Федорович Толь.

Один из его потомков, в конце XIX века, знаменитый полярный исследователь, погиб в Восточно-Сибирском море, и в честь него названы острова Толя в Восточно-Сибирском архипелаге.

Некоторые черты его биографии были отданы Толстым Николеньке Бергу в «Войне и мире». Это Толь нашел Александра I на поле Аустерлица, брошенного свитой, и вывел оттуда.

Началась его карьера в Италии, совсем молодым офицером Штаба, где его отметил и произвел в капитаны Суворов. Есть даже полотно небольшое, которое изображает, как Суворов хвалит Толя за правильно выполненное распоряжение как штабного офицера.

Карл Федорович пользовался особенным доверием Кутузова. Кутузов, действительно, узнал его ребенком. А у Кутузова была личная драма — у него были дочери, но не было сына (сын родился, но умер в младенчестве). И вот этот мальчик, — Карл Толь — судя по всему, был им воспринят благодаря способности к военному делу как такой «заместитель сына». 

Толь сражался практически, во всех кампаниях 1-й трети XIX века. Он был генерал-квартермейстером у Барклая-де-Толли в первый период войны с Наполеоном. Он выбирал все поля квартирования и сражения для русской армии. С ним произошла чудовищная история в августе 12-ого года...

Отступление: Между Барклаем и Багратионом отношения были ужасные. Багратион писал на Барклая доносы, пересылал их Аракчееву, чтобы тот, сообщив их Александру, свалил бы Барклая с поста Главнокомандующего нашими армиями и, естественно, чтобы на этот пост назначили Петра Ивановича Багратиона. Вот это правда историческая.
Отсюда мы понимаем, что все те советские рассказки о том, какие они там все были патриоты, друзья и как они все дружно шли за Кутузовым, победили французов.... Ничего подобного. Там все время шла борьба за власть. Кстати говоря, Багратион терпеть не мог Кутузова, как того назначили главнокомандующим. Потому что его, Багратиона, обошли. Александр бы в жизни Багратиона не назначил, будучи о нем не очень высокого мнения.

Толь выбрал место для сражения при Царево-Займище. Багратиону это совсем не понравилось, именно потому, что это выбрал человек Барклая--де-Толли, и он устроил во время объезда позиций форменный скандал Барклаю. Хотя Толь родом и прибалтийский немец, но не зря же он в России жил — некоторые черты русского характера он усвоил, — он начал возражать. И чем больше Багратион на него наседал, тем Карл Федорович ему больше отвечал. Дальше, Багратион чуть ли не кричать начал, что либо тот замолчит, либо он тут же с него сорвет эполеты за непочтение высшему начальству и рядовым поставит в строй под ранец. (Барклай ни слова не проронил, хотя он одобрил план Толя.) Представляете, до какой степени разругались они!?

Короче говоря, Толль был удален из армии. Выгнан. И поехал в Петербург — куда ему было деваться? И вот по дороге в Петербург его встретил Кутузов, который взял его в свою коляску и привез в Царево-Займище через несколько дней. Можно себе представить выражение лица Багратиона, когда он увидел снова Толя, да еще при Кутузове, да еще в должности генерал-квартермейстера уже не Первой западной, а обеих армий — Первой и Второй, в штабе Кутузова!

И кому же Кутузов поручил тут же найти поле сражения с французами? И кто нашел поле при Бородино? Карл Федорович Толль. Это потрясающе! Этому человеку мы, вообще-то, обязаны местом бородинского сражения. Оно, может быть там, не ах — с военной точки зрения, но лучше вообще ничего не было. И вот он прошел с Кутузовым весь 12-й год. Кутузов часто даже сам не выезжал на место сражения и говорил: «Карлуша, съезди, посмотри». И как Карлуша доложит, так и делал, потому что очень доверял. Это хорошо зафиксировано тем же Хесом на полотне «Бородино»: там рядом с раненым Багратионом, все записывает, что говорит Багратион, и что происходит — Толль. Его легко узнать — лицо у него хорошо запоминающееся, такое квадратное, слегка курносое. Присутствовал при кончине Кутузова. И потом, на этой же должности, остался при императоре Александре и князе Петре Михайловиче Волконском. 

Он, как и Дибич, был природный барон. Но, знаете, когда поместья нету, от баронского титула ни тепло, ни холодно. Такой был бедный, что в доме Кутузова просто жил. Но потом уже, когда появились деньги (когда их награждали финансово) Толь смог прикупить земли и имел поместье в Эстляндии. 

Вместе с Дибичем, Толь — герой победы над турками на Балканах в 28 и 29 годах. Фактически считается, что он руководил войсками в сражении при Шумле. Кроме того, после смерти Дибича, кого же прислали на усиление Штаба наших войск против польских повстанцев? Не трудно догадаться — Карла Федоровича Толя. Вообще-то командовать прислали Паскевича, только что победившего турок, но Паскевич был лично храбрый человек, но ужасный придворный карьерист, всегда старавшийся, чтобы ответственность на него не падала. И вот, когда 26 августа 1831 года начался штурм укреплений Варшавы, — причем, по мысли Толя, это было сделано против всех правил стратегии: наши перешли с правого на левый берег и атаковали Варшаву со стороны Пруссии, поставив себя в очень опасное положение — Паскевич был слегка контужен и, оставив поле сражения, заявил, что Толь должен довести штурм до конца. А если не получится, он, Толь, и будет за это отвечать.

Варшава была взята. Но этот замечательные военноначальник не удостоился звания генерал-фельдмаршала. А Паскевич получил титул князя Варшавского за взятие Варшавы. Почему? Толь никогда не умел молчать — он что думал, то и говорил.

14 декабря 1825 года, в километре отсюда, во время восстания на Сенатской площади, он был рядом с Николаем. И в критический момент, когда в них бросали поленья, когда Николай все медлил — открывать артиллерийский огонь или не открывать.... Нельзя, в общем-то, вступить на престол, расстреляв подданных картечью.  Толку не будет, не может такое царствование быть популярным — надо мирными средствами действовать. Тогда Толь сказал Николаю: «Либо прикажите открыть огонь, либо откажитесь царствовать». Николай глянул на него, помедлил и приказал открыть огонь картечью. После этого участь восставших была решена. Но вот фельдмаршальского жезла за это Толь так и не получил. А нечего рот открывать и так говорить государю. Но это — характер.

Дмитрий Алексеевич Милютин

Дмитрий Алексеевич Милютин, прославившийся как военный министр, начал службу в этом здании — в Главном штабе, и провел здесь большую часть своей молодости и начало зрелости. Во времена Александра II он будет военным министром и проведет все реформы нашей армии после Крымской войны, и эти реформы принесут результат — победу над турками на Балканах при освобождении Болгарии в 1877—78 годах.

Милютин сошелся здесь со знаменитым официальным военным историком, человеком очень не бесталанным, но придворным и карьерным безумно — Александром Ивановичем Михайловским-Данилевским и принял участие в начале написания Истории Итало-Швейцарского похода. А когда Михайловский-Данилевский умер, Милютин переработал все и выпустил трехтомник (два тома плюс документы) — лучшее произведение и по сей день о походе Суворова в Италию и Швейцарию.

После этого Милютин уже не занимался научно-исследовательской деятельностью, а, окончательно переключившись на военно-административную, перешел отсюда в военное министерство —особняк князя Лобанова-Ростовского рядом с Исаакиевским собором. И уже оттуда уже, как военный министр, непосредственно руководил всеми военными реформами в течении 20 лет. Более того, в последние два года царствования императора Александра II, когда светлейший князь Горчаков Александр Михайлович был уже совсем слаб, Милютин фактически стал шефом Министерства иностранных дел. 

Николай Николаевич Обручев

Николай Николаевич Обручев — один из самых талантливых офицеров Генштаба второй половины XIX века. Николай Николаевич начинал в конце 50-х—начале 60-х годов. Он был человек очень либеральных взглядов и сотрудничал в журнале «Современник». Когда началось Польское восстание 1863—1864 годов, он приложил все усилия, чтобы не участвовать в этом походе, не замараться подавлением этого движения польского народа. С этого момента он оказался на дурном счету у командующего войсками гвардии, а потом командующего Петербургским военным округом, младшего брата императора Александра II, великого князя Николая Николаевича, и это мешало его карьерному росту. Однако все признавали, что это лучший ум в нашем Главном штабе.

Ему было поручено в 1876 году разработать план войны с турками, когда опасность войны приблизилась. Он разработал талантливый проект шестинедельного похода с берегов Дуная на Константинополь. Но, правда, выставил требование — начать войну сейчас же, немедленно, не дать туркам подготовиться. (Ну, конечно, не в детском путеводителе рассказывать обо всем об этом).

Когда война началась — через 7 месяцев, — осуществить план полностью было уже невозможно. Но началась она по этому плану, и этим объясняется, почему в течении июня, с момента перехода Дуная, наши войска стремительно продвинулись через Балканские перевалы, в том числе Шипкинский. 

Когда погиб Александр II, то Александр III, не любивший Милютина, назначил военным министром Вановского, а Обручев фактически, возглавил Генеральный штаб. И вот на этом посту его запечатлел в конце 80-х годов Маковский — он, уже пожилой, с животом, сидит за столом, за спиной его огромные карты висят. Но картина именовалась «Академик Обручев». (Он родной брат знаменитого ученого Обручева.), а это уже к вопросу о советском искусствоведении.

Михаил Васильевич Алексеев

Ну, и наконец, последний рассказ об этом здании связан, конечно, с Михаилом Васильевичем Алексеевым. О котором тоже не положено говорить до сего дня, да и сегодня говорится сквозь зубы.

Михаил Васильевич Алексеев — это последний стратег в истории Русской императорской армии. Его биография достойна всяческого уважения. Сын солдата, 25 лет прослужившего в армии, участвовавшего в обороне Севастополя, получившего уже тогда фельдфебеля. После Крымской войны его отец, наконец, стал офицером. И благодаря этому его сын, Михаил, смог окончить гимназию, Юнкерское училище, стать офицером, участвовал молодым офицером в войне за освобождение Болгарии. Причем, служил в том же полку, что и отец — в Казанском, пехотном. Не только среди дворян, но и среди офицеров из солдатских детей, была преемственность — служить в том же полку.

Потом пошел в Академию Генштаба — это Английская набережная, — окончил ее. Остался преподавать, стал профессором Академии. А в 1904, когда началась Русско-японская война, отправился на фронт — в Манчжурию. Там отлично служил на штабных должностях. А по окончани, вернувшись, участвовал в переподготовке гвардии, служа в Главном штабе. И вот там он окончательно выработался как первоклассный стратег и практик. (Пять-шесть лет после войны — было время экспериментаторства и модернизации нашей армии.)

Отсюда его перевели уже командовать корпусом в Смоленск, а потом на Украину. Назначили начальником Штаба Киевского военного округа. И он пошел на Мировую войну начальником штаба Юго-Западного фронта.

Это он разработал разгром австро-венгерских армий в 14-м году в Галиции. По его плану Галицийская первая битва была проведена, и только из-за карьеризма генерала Рузовского  он не смог довести до конца начатое: Австро-Венгрия, может быть, и вышла бы из войны. Летом 15-го года Великий князь назначил его командующим Северо-Западным фронтом  Алексеев командовал войсками Северо-Западного фронта и руководил его отступлением в 15-м году, не давая окружить наши войска. И когда государь Николай Александрович в конце августа 15-го года принял командование на себя, то у него не было сомнений, кого взять начальником Штаба Ставки То есть начальником Штаба всех русских вооруженных сил. Это был Алексеев.

С сентября 15-ого по февраль 17-ого н разрабатывал и осуществлял важнейшие операции. Его главная заслуга в том, что немцы осенью 15-го года были остановлены и регенерированы к весне 16-ого года нашей армией.

Ну про политику я не буду здесь рассказывать, потому что он причастен к отречению императора — 1 марта он был за отречение в 17-ом году. Правда, тут же раскаялся. И наверное, в детский путеводитель нельзя пока помещать, что он и создал Добровольческую армию. Это по его призыву на Дон пошли офицеры. Называлась она сначала Алексеевская организация. Ею командовали Корнилов, а потом Деникин, но верховное политическое руководство, общение с иностранными державами, получение денег по кредитам от иностранцев и от русских финансовых кругов — это был Алексеев. Вот это последняя крупная личность в этом здании, побывавшая до 17 года.

[май, 2021]
Открыта подписка на сувенирные издания Музея уникальных вещиц!
Открыта подписка на сувенирные издания Музея уникальных вещиц!

События

15.07.2021
Выдан первый Сертификат о прохождении курса повышения квалификации в Музее уникальных вещиц.
05.06.2021
Статьи Музея за ВЕСНУ, 2021, собранные в дайджест — электронный выпуск новостей для жителей Книжной и соседних галактик.
14.04.2021
«Книжный салон» в Петербурге пройдет с 26 по 29 мая на Дворцовой площади и в Главном штабе Эрмитажа. Приглашение и подробности...
21.03.2021
Правила предоставления из федерального бюджета субсидии на издание социально значимой литературы, действующие с марта 2021 года. Текст Постановления Правительства РФ № 221 от 19 февраля 2021 года.
05.03.2021
В начале весны вышла уникальная книга «Снег» — совместный проект художника Гали Зинько и автора Ирины Лейк. Наслаждаемся разворотами и благодарим за радость ИД «Городец».