Трудовой стаж творческой личности

По состоянию на январь, 2019

Автор исследования: Аня Амасова
Иллюстрации: Ася Кандилян
В этом выпуске мы продолжим разбираться с темой «пенсионная реформа в России». Как она отражается на наших авторах и художниках в частности и на Книжной Галактике в целом? Мы познакомимся с забавным Чудовищем по имени «27-ФЗ», рассмотрим веселые (и грустные) примеры, связанные с трудовым стажем авторов и художников, а также расскажем о невозможности решений этих примеров, следуя логике законодателей.

Краткая предыстория

Что было? Пенсионная реформа 2015 года предполагает, что для получения страховой пенсии человеку (не военному и не чиновнику) необходимо одновременно удовлетворять трем условиям:
а) достичь определенного возраста,
б) иметь трудовой стаж не менее определенного количества лет,
в) зарабатывать в год не менее суммы, которая принесет определенные пенсионные баллы.
В 2016 году администрирование страховых взносов на пенсионное, социальное и медицинское страхование передали в налоговую инспекцию.
Что есть? Работодателей обязали подавать ежемесячные сведения о работающих у них людях.
Что будет? Законодатели подумывают о том, чтобы передать в налоговую также функции «отдела кадров». Исключительно с целью лучшего исполнения 27-ФЗ* «Об индивидуальном учете в системе обязательного пенсионного страхования».

*ФЗ — Федеральный Закон.

Любопытны цели этого учета. В соответствии с 27-ФЗ ими являются:

1. Создание условий для назначения страховых и накопительной пенсий в соответствии с результатами труда каждого застрахованного лица.

Любопытно и то, что единственным понятным для воображения законодателей «результатом труда» является исключительно количество заработанных денег! Ну и еще «количество времени, где человек где-то числился». На вопрос «для чего это делается», закон отвечает:

2. Обеспечение достоверности сведений о стаже и заработке (доходе), определяющих размер страховой и накопительной пенсий при их назначении.

27-ФЗ уже больше 20 лет, а значит, прямо сейчас мы уже наблюдаем его результаты. Как стаж и заработок с 1996 года «индивидуально» определили для «новых пенсионеров» размер их страховой пенсии, а также напрочь замороженной накопительной.

Дальше перлы о целях даже забавные:

3. Развитие заинтересованности застрахованных лиц в уплате страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

4. Создание условий для контроля за уплатой страховых взносов застрахованными лицами.

Чего??? Вообще-то (и законодателям пора бы это узнать), страховые взносы:

а) уплачиваются в НАЛОГОВУЮ ИНСПЕКЦИЮ, а не в ПФР (может, сами деньги налоговая и кладет в какой-то ящик с надписью «пенсионный фонд», но фактически платежи осуществляются в ИФНС);

б) взносы платят НЕ ЗАСТРАХОВАННЫЕ ЛИЦА. А их «работодатель», именуемый в законе «СТРАХОВАТЕЛЕМ». (27-ФЗ явно стремится в прекрасное будущее и несколько опережает ход исторических событий.)

Поэтому «развивать заинтересованность» надо бы прежде всего не в «застрахованных лицах», а именно в работодателе… Но я даже представить себе не могу, какой у него/меня мотив?.. Кроме «обязанности», прописанной в НК, штрафов и тюрьмы? К сожалению, на сегодняшний день нет ни одной идеи, ни одного аргумента, почему бы я с надеждой и радостью расставалась с 22% [22% пенсионные + 8% - медицинские, то есть вместе с медицинскими все 30%! - А.А.] сверх того, что удается наскрести на гонорары авторам и художникам. Ну кроме сострадания и жалости к пенсионерам, для которых, как мы знаем, у государства «денег нет».

«Он и тебя посчитал!»

Оставим в покое законодательство. Существует, и хорошо: пусть даже треугольное и хромоногое, весь 27-ФЗ, если начать разбирать по пунктам, — дивный Франкенштейн из перекроенных ошметков в разные времена почивших трупов, «но все-таки он наш», как говаривал Брэдбери. Остановимся на последней цели закона:

— упрощение порядка и ускорение процедуры назначения страховых и накопительной пенсий застрахованным лицам.

Для ускорения и упрощения, работодателей (пока еще именно они формируют пенсионный фонд России) обязали сдавать две новые дополнительные формы отчетности — СЗВ-М (Сведения о Заработке Входящие Месячные — «поручик, молчать!») и СЗВ-СТАЖ (Сведения о страховом стаже застрахованных, годовой), над которыми в Книжной Галактике можно лишь голову ломать.

Исходя из законов, пояснений и правил, в этих отчетах

«отражается информация о периоде работы застрахованных лиц, с которыми в отчетном периоде заключены, продолжают действовать или прекращены следующие договоры:
— трудовые; гражданско-правовые, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг; договоры авторского заказа; договоры об отчуждении исключительного права на произведения науки, литературы, искусства; издательские лицензионные договоры; лицензионные договоры о предоставлении права использования произведений науки, литературы, искусства».

При этом не имеет значения, производилась ли выплата вознаграждения и взносов. Ст. 11 27-ФЗ гласит, что важны только даты: дата заключения договора и дата его окончания. (Ну и еще сам факт упоминания о «вознаграждении»). Весь этот период автор, художник или кто бы то ни было еще у меня «работает». В СЗВ-СТАЖ рекомендуется заполнять эти периоды как «НЕОПЛАТ».

Понятно, да? Лицензионный договор с издательством дает человеку необходимый для нынешней пенсионной реформы «стаж», фиксируя его в «системе индивидуального учета». И вроде бы «это хорошо». Но, как водится, есть «нюансы».

Я девочка ответственная. Особенно когда читаю, что «за непредставление в установленный срок, а также представление неполных или недостоверных сведений к страхователям применяются следующие меры ответственности… 500 рублей в отношении каждого застрахованного (ч. 3 ст. 17 ФЗ-27) плюс административный штраф от 300 до 500 рублей — лично из моей з/п, как будто одного штрафа мне мало, — (ст. 15.33.2 Кодекса об административных правонарушениях)». Я понимаю, что любая ошибка или неточность может привести к катастрофическим для автора и его пенсии последствиям.

Разбор обычных ситуаций из книгоиздательской практики

Задачи для тех, кто работал над новой пенсионной реформой

Задача №.1. Дано: договор передачи лицензионных прав, оплата — роялти по результатам продаж, срок действия договора — 10 лет.

Фактически человек или несколько людей работают над созданием книги, предположим, год-два-три. Сами работают, без договора, в надежде заинтересовать издательство. Никаких выплат в это время не предусмотрено. Однако, согласно законодательству, несмотря на то, что люди, без всякого сомнения, «работают», я не могу отразить им этот период в СЗВ-М и не включаю в СТАЖ: нет действия договора и выплат.

На готовую книгу издатель и создатели заключают издательский лицензионный договор. Предположим, с января 2019. Книга выйдет тиражом 1500 экземпляров, и где-то за пять лет я ее продам, выплачивая роялти — раз в год. (Дополнительного тиража не будет. Хотя я, как водится, надеюсь.)

И что? В соответствии с законодательством я все десять лет (по договору) должна показывать авторов в СЗВ-М, включая им этот период в «стаж»? И все месяцы, за исключением тех, в которых выплачивались роялти, будут «неоплат»? А те, в которые выплаты случились, стало быть, «оплат»? Хотя фактически и те и другие месяцы для автора не отличаются ничем, кроме факта выплаты роялти. Очень странная ситуация.

Но и самая простая.

Историческая справка: За почти девять лет работы моего крохотного издательства «Фордевинд» выпустил 42 книги, при этом для создания этих 42 книг было заключено порядка двухсот пятидесяти договоров. Обычное небольшое издательство издает 42 книги в месяц! А значит, сохраняя пропорции, мы имеем ТРИ ТЫСЯЧИ лицензионных договоров в год. Которые тянутся и тянутся — десятилетиями... Если все делать согласно нынешнему законодательству, через десять лет бухгалтер среднего издательства должен будет сдавать СЗВ-М и СЗВ-СТАЖ, состоящий из ТРИДЦАТИ ТЫСЯЧ «сотрудников», большей частью со статусом «НЕОПЛАТ».

Задача №.2. Дано: лицензионный договор сроком 20 лет: приобретено изображение у фотографа за 250 рублей для конкретного путеводителя.

Следуя логике законодательства и разъяснениям, я должна отразить этого фотографа как работающего у меня в издательстве все 20 лет. Хотя это и абсурд. Более того — абсурд вредительский для самого фотографа, который за эти 20 лет мог бы встать на биржу труда или получать пособие по безработице. Вы же, наверное, знаете, что нельзя получать пособие по безработице, если вы заключили с кем-то договор, пусть даже и в 250 рублей за 20 лет!

Понимаете, в чем штука. Лицензионный договор на авторское произведение —
он только в воображении законодателей похож на гражданско-правовой.
На самом деле — нет. Лицензионный договор — это передача права пользования,
часто — на долгий срок: на 5, 10, 20 лет, или даже на весь срок охраны авторского права.
А это — до смерти автора плюс еще семьдесят лет.

Задача №.3. Дано: договор об отчуждении, заключен бессрочно — на весь срок охраны авторского права.

Вы же помните: две даты важны — когда заключили и когда заканчивается. Внимание, вопрос! Как, каким образом (а главное, зачем?) мне следует отражать в СЗВ-М и в СЗВ-СТАЖ тот период, когда автор уже умер?

Задача №.4. Дано: лицензионный договор заключен не с автором, а с его наследником.

Верно ли я понимаю, что наследник тоже у меня «работает»? То есть не предок его работал, создавая произведения, а сам наследник зарабатывает трудовой стаж благодаря (фактически) сдаче в аренду произведений своего талантливого предка?

Задача №.5. Дано: лицензионный договор на ранее созданное произведение. (А еще — грант.)

Предположим, речь идет о романе. Или о «дневниках». О крупном историческом эссе, которое пишется автором всю жизнь. Разумеется, в стол. Потому что не все авторы заинтересованы в материальном подтверждении своей гениальности, или потому, что не всякий исторический роман может быть опубликован в то время, когда создается. Автор кладет на создание своего шедевра всю жизнь. Лет тридцать-сорок-пятьдесят. И таки да, именно это и было его Предназначением: эпоха меняется, рукопись публикуют, издатель заключает с автором (уже пенсионером) договор на три года.

«Писательский стаж», следуя логике законодательства, у автора «тридцать шесть месяцев». Хотя фактически же — «вся жизнь».

Еще интереснее: автор получает грант. А с грантов, как известно, страховых отчислений нет. Ну и как учитывается стаж в этом случае?

Задача №.6. Дано: лицензионный договор, договор авторского заказа заключен с составителем (переводчиком, агентом и пр.).

На практике это выглядит так: группа авторов передает свои произведения (чаще всего речь о малой форме) составителю, который и заключает договор с издательством. Чаще всего этот человек-составитель — самый популярный автор, на чьем имени будет держаться сборник и благодаря чьей протекции в издательстве он будет опубликован. Это что ж получается, братцы? «Стаж» засчитывается только составителю? Остальные авторы — не при делах?

Задача №.7. Дано: безвозмездный лицензионный договор.

Типичнейшая из ситуаций в Книжной Галактике: автор передает издателю права на использование своего произведения безвозмездно. То есть договор они заключают. И книга у автора выходит. Но! Следуя нынешнему законодательству, так как в условиях договора нет вознаграждения, стаж не засчитывается!

Ну и где, спрашивается, логика и вообще справедливость?

А автор — кто?

Если говорить об общей практике, то стоит подумать о том, кто на сегодняшний день является «автором», создателем «объектов интеллектуальных прав», передаваемых в издательство на основе лицензий. Случаев, когда автор или художник именно что только автор или только художник, к тому же «принадлежащий» одному издательству — крайне мало. Как, собственно, и бездельничающих пишущих домохозяек — жен, обеспеченных мужьями. В основном это все-таки Свободные Люди. У каждого из которых есть еще какое-то Дело.

Авторы, с которыми мне доводилось работать, быть знакомой или заключать лицензионные договора:
медсестра, шеф-повар, психиатр, патологоанатом, директор, радио- и телеведущий, журналист, пиар-менеджер, следователь, редактор, переводчик, библиотекарь, историк в музее, преподаватель в вузе, юрист, адвокат, музыкант, балерина, помощник депутата, политик, бывший министр, генерал, полковник запаса МВД, подполковник ГРУ в отставке…

КТО??? Кто из этих людей (и зачем?) нуждается в том, чтобы иметь у меня в издательстве СТАЖ???

А если фотограф, детский художник, наследник или писатель сотрудничает одновременно с десятком издательств, что даст ему стаж в сумме на 200 лет? (Ответ: ничего не даст, вообще ничего.)

ИП, самозанятые, военные и чиновники: специфика групп

Чаще всего лет десять назад встречались ИП. В соответствии с законодательством ИП не надо представлять на себя такую отчетность, и издательствам, заключающим договор с ИП, — тоже. Помню, правда, совсем по другому поводу, повальное превращение Художников в Индивидуальных Предпринимателей.

Через десять лет их, по-видимому, заменят «самозанятые», которым государство в лице заместителя руководителя ФНС господина Д. С. Сатина каким-то образом гарантирует из телевизора пенсию, хотя и утверждает, что никаких пенсионных взносов с самозанятых взимать не будут.

Что знает милый Дмитрий Станиславович о формировании пенсионного фонда через 10 и 20 лет, чего не знаем мы, простые бессмертные? Из какого волшебного, самопополняемого и воистину неистощимого источника государство планирует обеспечивать в старости самозанятых? Неужели из военного бюджета?! «Тайна сия великая есть».

Ну и раз уж мы оказались в этой «горячей точке»: на военнослужащих, сотрудников органов Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы безопасности РФ и других силовых и правоохранительных органов обязательное пенсионное страхование не распространяется. (Пенсия военных — не из пенсионного фонда, она из вышеупомянутого волшебного источника. Просто поясняю.) Соответственно, ежемесячную отчетность на них представлять не следует. Так-так-так. 

Задача №.8. Дано: лицензионный договор на произведение с сотрудником МВД, ФСБ и других силовых и правоохранительных органов.

Надо или не надо предоставлять в пенсионный фонд (и налоговую) сведения о трудовом стаже такого сотрудника издателю, заключившему лицензионный договор, скажем, на прекрасный детектив? Или даже — стихи? Если руководствоваться логикой (так как ситуация законодателями не предусмотрена), выходит, что нет. Кто и на каком основании лишил военных других талантов и исключил из творческой армии? Однако, учитывая, что военные выходят «на пенсию» в 45 лет, исходя из логики законодательства, военного пенсионера придется указывать. И вот что мне делать, скажите, если договор заключен с военным, когда ему 43, а лицензия на 5 лет? Первые два года не указывать, а потом — внезапно начинать?

Задача №.9. Дано: лицензионный договор с безработным гением, студентом, пенсионером, инвалидом, неработающей мамой ребенка-инвалида

Желая поддержать любого из этой категории и заключив с ним лицензионный договор, скажем, на 5 лет, на сумму, предположим, в 3000 рублей, я тем самым становлюсь ОБЯЗАНА подать в пенсионный фонд сведения о том, что этот человек — все пять лет (таков срок действия договора) — «работает» у меня.

Что автоматически урезает студенту стипендию, пенсионеру — индексацию к пенсии, инвалиду — льготы по инвалидности, неработающей маме инвалида (или наоборот: сыну или дочери инвалида) — пособие по уходу за инвалидом.

А на безработного гения Агентство Занятости подает в суд и выигрывает нехилую сумму, отнимая все выделенные государством средства, и еще сверху присуждает к уплате примерно такой же штраф. Ну или безработный должен превентивно сняться с учета, меняя гарантированные несколько тысяч в месяц на единоразовую выплату, покрывающую в лучшем случае пару месяцев «государственного вспоможения»…

Историческая справка: С 1 января 2019 года минимальную величину пособия для безработных граждан установили в размере 1500 рублей, максимальная величина составит 8000. Для безработных предпенсионного возраста минимальная величина — те же 1500, максимальная — 11 280. Как показывает практика, для большинства — где-то в районе 4900. Ну и вот смотрим: что выгоднее для безработного художника? Получать от государства порядка 58 800 в год в качестве пособия по безработице или заключить лицензионный договор с издательством на 10 000 или даже пусть 30 000 (размер гонорара в Петербурге за хороший роман), но не видеть от государства денег в течение пяти лет?

Ну и какие у нас варианты? Да, в общемто, немного: издателям — не заключать лицензионных договоров и договоров авторского заказа со студентами, пенсионерами, инвалидами и безработными. (Очень «гуманно», не правда ли?) Или заключать, но на «работающих» родственников. Или прекратить заниматься изданием книг, чтобы не подставлять людей своим стремлением «следовать закону». А творческому человеку — не заключать лицензионных договоров с издателями, чтобы «не подставляться».

Задача №.10. Дано: автор имеет двойное гражданство, в том числе — России, живет и работает за рубежом. Заключен лицензионный договор на художественное произведение... лет на пятьдесят.

Так как автор не является резидентом РФ, налог за него я не уплачиваю. Но уплачиваю пенсионные взносы. Скажите, пожалуйста, кроме того, что автор работает за рубежом и планирует получать пенсию в другой стране, где социальная пенсия значительно выше отечественной, я все равно обязана подавать на него сведения как на работающего в России все пятьдесят лет и перечислять за него пенсионные взносы?..

… Я часто слышу по радио, что «нам в стране нужен социальноориентированный бизнес»,
и мне все время хочется возразить:
прежде всего, нам не хватает социально-ориентированных законодателей.
Которые прежде, чем писать правила для чужой и незнакомой игры,
сначала вникают в ее суть.

И это еще одна «горячая точка», но я не стану подробно описывать случай № 11 — про заключение лицензионного договора с чиновником или бывшим чиновником. Тут у нас отдельное законодательство (Закон «О противодействии коррупции», два Указа Президента, необходимость разрешения специальной комиссии и прочая бюрократия…), и в случае неисполнения «процедур» издателя/организацию ждет ст. 19.29 КоАП со штрафом в полмиллиона и необходимостью расторгнуть договор. В общем, пока весь срок действия лицензионного договора засчитывается как «рабочий стаж», а сам лицензионный договор абсурдно приравнен к договорам ГПХ, книг чиновники издавать не смогут. По крайней мере — за гонорар. Или — (подсказка) — под своим именем.

Абсурд ситуации

Ну вот, предположим, президент. Чтобы издать книгу, он должен заключить с издательством лицензионный договор. Следуя его же указам, издатель не торопится с заключением договора, а сначала уведомляет специальную комиссию, что берет на работу «по совместительству» действующего президента. «Это ничего? — спрашивает он у комиссии. — Можно трудоустроить? по совместительству? всего на несколько лет?» Хм. Конечно, комиссия ему разрешает!

(А ведь кому-то может и не разрешить… я знакомлюсь со списком должностей, на кого следует спросить разрешение — высшие должности федеральной власти, руководители МВД, ФСБ, МЧС, Следственного комитета, Прокуратуры, Военные — и воображаю, КТО же состоит в этой загадочной «комиссии», которая может этим людям что-то запретить…)

Выводы

Ну спросите, спросите меня: а с кем тогда можно заключать лицензионный договор? Ух ты, вот это вопрос! Ну конечно же, с тем, на кого ГАРАНТИРОВАННО не распространяется обязательное пенсионное страхование!

Например, с иностранными гражданами, не проживающими на территории РФ. Или купить лицензию у зарубежного издательства. И совсем не требуется заключать лицензионный договор с давно пребывающим на том свете автором, то есть умершим до Великой Отечественной. 

Историческая справка: Однажды Пенсионный фонд прислал мне запрос на сведения, чем занимались с 1991 года следующие люди… и выкатил мне список авторов и художников. Дело в том, что «благодаря» моим взносам ПФР впервые «увидел» этих людей. «Как же так, — удивилось ПФР, — эти люди живы и даже один раз получили деньги, как же они жили до сих пор?» Как работодатель я обязана знать о людях все. По счастью, только о тех, кто «в штате». Поэтому я написала ПФР список произведений некоторых из упомянутых авторов, где можно в подробностях ознакомиться с их автобиографиями…

Мне ужасно грустно, но у меня, в отличие от законодателей,
нет однозначных ответов на вопрос «как зáраз спасти весь мир»
и чтобы никому не стало плохо. Я только знаю, что уравнивать
между собой договора ГПХ и лицензионные договора —
то же, что ставить знак «равно» между «зеленое» и «вечное».
То, что одно — «договор», и другое — «договор»,
не делает их родственными понятиями.

[зима, 2019]

 

События

04.04.2022
Шестой выпуск дайджеста новостей Книжной и соседних галактик с аннотированным обозором статей Музея.
02.01.2022
Указом президента 2022 год объявлен "Годом культурного наследия народов России"
12.12.2021
Весьма объемный осенний дайджест статей Музея и новостей Книжной и соседних галактик.
21.10.2021
Репортаж с исторической встречи Жителей Театра Марионеток имени Деммени — главного режиссера Эдуарда Гайдая, актрисы Фаины Ивановны Костиной и труппы — с Жителями Библиотеки!
19.10.2021
Рост цен на полиграфические материалы в 2021 году. О реальных размерах инфляции в Книжной Галктике.