ДЕТЯМ ДО ШЕСТНАДЦАТИ, или «Как применять возрастную маркировку "16+"?»

За эту зиму в Музей поступило несколько интересных вопросов, так или иначе связанных с маркировкой книжных изданий знаком «16+».
В связи с этим мне кажется любопытным (и важным!) объединить в одной статье и встающие перед вами практические задачи, и сами вопросы, и ответы на них, что позволит нам не только разобраться, каковы практические выходы из сложившихся ситуаций, но и сделать некоторые выводы. Которые, я надеюсь, дойдут до законодателей — прежде чем они успеют поменять «наш любимый» 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью» на что-то столь же неприменимое в жизни или даже еще более неудобоваримое.

Фотохудожник: Егор Канеев
Модель: Елизавета Федосеева
На вопросы отвечает Аня Амасова,
хозяйка Музея уникальных вещиц

Практическая ситуация № 1

Вопрос

Издательство выпустило книгу для взрослых читателей. Так как в книге нет ни мата, ни сцен насилия, поставило знак возрастной маркировки «16+». Мы получили ответ от нашего партнера — Сертифицирующей организации, что на книги 16+ мы также должны сделать Декларацию соответствия (как на предназначенные для подростков) и без Декларации издательство не имеет право продавать товар для детей и подростков. Сослались на ст. 12 ТР ТС/007-2011 и на то, что сертифицирующую организацию накажут проверяющие. Но я не вижу в документе никаких подтверждений этого требования.
(От юриста, сопровождающего деятельность издательства.)

Ответ Музея

Практическое решение:
Не маркируйте обычные книги для взрослых знаками возрастной маркировки.

Разъяснения:

Неоднократно писала уже: никакой связи между тем, что регулирует 436-ФЗ (информационную безопасность) и тем, что удостоверяют сертифицирующие центры (физическую безопасность, вроде допустимого количества мышьяка в бумаге), не существует. Если специалист сертифицирующего центра утверждает обратное — он плохо знает свою работу.  Если утверждает обратное проверяющий — надзорная система избыточна, распочковалась и возомнила.

Далее. В соответствии с 436-ФЗ знаки «возрастной маркировки» наносятся на издания, предназначенные для детей и подростков. Если ваша книга не предназначена для них, знаки возрастной маркировки не наносятся. Единственное исключение — «18+» в тех редчайших случаях, когда у вас там матерятся, откровенно и физиологично совокупляются, невзирая на пол (возможно, с картинками), насилуют и расчленяют друг друга, сопротивляются государственным силам правопорядка, призывают к проституции, бродяжничеству, употреблению наркотиков и свержению власти и, по утверждению автора, «это хорошо». И то с оганичением, если это не какая-то классическая литература, признанный мировой шедевр.

Если бы у наших законодателей получше работала голова, а пишущие им законы юристы обладали порочной страстью к классификации и систематизации, они бы выразили свою мысль (относительно действующей редакции 436-ФЗ «О защите детей от информации») следующим образом:

I. Знаки возрастной маркировки, применяющиеся в книгах для детей и юношества:
а) «0+», б) «6+», в) «12+», г) «16+».
II. Знаки возрастной маркировки, применяющиеся в книгах для взрослых: 
а) отсутствуют, б) «18+».
III. Информация, запрещенная к распространению как среди детей, так и среди взрослых (запрещена к распространению на территории Таможенного Союза, независимо от читательского адреса):
здесь должно быть либо перечисление всего того бредового нагромождения, который засунут сейчас в раздел запрещенной именно для детей литературы, а еще лучше — не повтор, а прямая ссылка на закон об информации, запрещенной к распространению на территории РФ — независимо от читательского адреса и вида носителя. Надо только порыться и найти этот закон в ворохе законов, потому что, насколько я знаю, его никто не отменял.

Применять где ни поподя возрастную маркировку — вообще довольно типичная ошибка многих. Не избежали этой ошибки и электронные ресурсы самопубликаций. Как рассказывают авторы, машина проводит «проверку» всех текстов по своим программным алгоритмам, как если бы все книги были детскими, и автоматически ставит знаки возрастной маркировки. Потому что интернет, в отличие от библиотек и магазинов, не делится метрами на территории детства и не детства.

Миран Шильке: «У меня есть взрослая сказка "...Со мной Новый год проведёшь", по этой причине я маркировку не ставил. Ан нет, маркируют весь самоиздат, и мне вот влепили «16+». Оказалось, всё потому, что у меня герои пьют шампанское (и это не порицается, ай-яй-яй! Они ещё и получают от этого удовольствие, негодяи!). С другой стороны, моя аудитория (и та, что младше), если захотят, всё равно купят. Поэтому эти маркировки — только помогают бабло срубить и портят дизайн книги.»

Опыт писателя Галины Врублевской с «самиздатом» в интернете еще печальней — «18+», которые автоматически ставятся на любовные романы. То есть «машина» как будето предполагает, что любовь не обходится без подробного описания физиологии «мельтешений интеллигентных людей друг на друге». Что вгоняет читателей (и людей, знакомых с законодательством и его применением) в ужас. Ибо именно знак «18+» свидетельствует о том, что «эту книгу вы не будете читать спокойно».

Хотя тот же Ютуб уже дал всем ответ на этот вопрос и логику присваивания знаков: сначала выбор из двух вариантов — целевое предназначение (для детей или нет). Причем «не предназначено для детей» тут не в нашем, советском еще, понимании, а в общечеловеческом. И если ответ «нет», то следующие два варианта — просто для взрослых или «детям до восемнадцати — не рекомендуется к просмотру»? И только в последнем случае — «18+». И как-то они умно и логично решили вопросы ограничений: к детскому контенту нельзя писать коментарии, например, потому что мало ли кто какое слово неприличное напишет. А контент 18+ не показывают в рекомендациях детям.

Связанные  статьи — в архиве сборника статей за 2014–2015 годы:
«12.06.2014. 0+, 6+, 12+, 16+, или Как родителей обманывают цифры»
«21.04.2015. Два документа про книжный возраст»

Практическая ситуация № 2

Вопрос

Издательство готовит книгу «янг-эдалт» — за рубежом у нее самый высокий рейтинг (да и ее читательский адрес) у подростков и молодежи: 13–14 лет. Редактор, основываясь на анализе текста, считает, что здесь должен стоять знак информационной продукции «16+», так как речь о масштабной мировой катастрофе и в паре мест персонажи харизматично ругаются, что обусловлено сюжетом: невозможно не выругаться, когда вокруг тебя взрывается мир. Хоть и понятно, что знак информационной продукции не имеет отношения к читательскому адресу, но все же — не потеряем ли мы основную читательскую аудиторию, которая воспримет этот знак как рекомендуемый возраст? 
(От ведущего редактора издательства)

Ответ Музея

Практическое решение:
Чтобы не потерять читательскую аудиторию, я бы рекомендовала для этой книги «завуалировать харизматичную ругань», заменив ее звездами, аналогами или эфемизмами, и «маркировать» эту книгу, в первую очередь, словами «предназначена для подростков и юношества» с проставлением информационного знака — «12+». Никакого оправдания катастрофе и призывов к уничтожению мира автор не дает, просто рассматривает условную ситуацию гигантской угрозы человечеству, и к насилию не призывает.

Разъяснения:
Проблематика кроется в несоответствии возрастных маркировок в одновременно действующих нормативных документах, принимаемых к учету для сертификации и проверки. О том, насколько это вообще все необходимо и не является ли чистой воды профанацией, я уже писала осенью в статье-исследовании Музея «Декларация соответствия ТР/ТС», а отдельные создаваемые ТР/ТС сложности мы обсуждали во второй части интервью с директором издательства «Росмэн» Борисом Кузнецовым «Буквы и смыслы»

Таблица из статьи «Декларация соответствия ТР/ТС»

Возрастная маркировка в одновременно действующих документах (и готовящихся)

 ТР/ТС
(нормативы для
сертифицирующего центра)

ГОСТ 7.60
(то, что должно быть написано в книге)
 ФЗ-436, действ.ред.
- еще раз то, что должно быть
написано в книге
(Включен в ГОСТ 7.0.4)
436-ФЗ
(будущая
ред-ция)
для детей старшего
дошкольного возраста (3-6 лет)
п. 3.2.4.2.3 издание для детей и
юношества: Издание,
содержащее произведение
художественной литературы или
познавательного характера,
выпущенное для читателей до
17 лет и отличающееся особым
художественным и
полиграфическим
оформлением.
 0+ ???
для детей младшего
школьного возраста (7-10 лет)
 то же  для детей старше шести лет ???
для детей среднего школьного
возраста (11-14 лет)
 то же  для детей старше 12 лет ???
для детей старшего школьного
возраста (15-18 лет)
 то же для детей старше 16 лет ???
-   Запрещено для детей 18+

Практическая ситуация № 3

Вопрос

Детская редакция подготовила книгу в жанре «янг-эдалт». Редактор считает, что ее читательский адрес — старшие подростки и молодежь. От 14 до 18. Но так как в книге встречаются наркотики (без оправдания действия) и секс (без физиологических подробностей), редактор ставит знак информационной продукции «16+». А значит, мы теряем половину аудитории: ведь магазины и библиотеки не будут давать книгу детям младше шестнадцати! Как это вообще правильно оформить с точки зрения «твоей библиографии» — совместив читательский адрес (старшие подростки, юношество, молодежь) и информационный знак?
(От помощника главного редактора.)

Ответ Музея

Практическое решение:
Не обозначать книгу как издание, предназначенное для детей, и не использовать маркировку возраста.

Разъяснения:

Основных проблем здесь, как минимум. две.

Первая: любой человек старше сорока лет однозначно воспринимает знак 16+ как возрастное ограничение, запрет продажи детям до шестнадцати, а не «условное обозначение степени насилия и тяжести применяемых в книге  наркотиков». Объяснение здесь простое: во все времена, и в моей юности тоже, была единая «маркировка»: «Детям до шестнадцати».

Она применялась ко всему: до 16-ти нас не пускали на некоторые клевые фильмы, до 16-ти нам не продавали сигарет, до 16-ти нам нельзя было иметь сексуальных отношений, до 16-ти тебя нельзя было «эксплуатировать на работе», до 16-ти ты был обязан жить с родителями или под надзором государства, до 16-ти ты не нес уголовную ответственность — ее за тебя несли родители. Разве что никто не «додумывался» запрещать нам читать.

С появлением паспорта, который, как вы сейчас понимаете, выдавался в 16-ть, все эта «власть взрослых» наконец заканчивалась, и мы устраивались на работу, зарабатывали деньги, уходили из дома, начинали смотреть фильмы, заниматься сексом и курить. Была такая фраза у родителей подростков: «Вот паспорт получишь — делай, что хочешь.» Выдача паспорта была ориентиром, который не действовал только в единственном случае — вступление в брак. По-настоящему взрослым, способным нести ответственность не только за себя, но и за семью, ты становился только в 18.

Сейчас ситуация немного усложнилась. Ты можешь работать и зарабатывать деньги хоть с детского сада — забыли уже про устаревшую защиту детей от эксплуатации и право на счастливое детство и спокойное образование, отыгрываем право человека на ведение коммерческой деятельности и неполучение образования вовсе.

Налоговый номер выдается с рождения. Номер социального страхования — в школе. Паспорт — в 14. Сесть в тюрьму — с 16.  Курить, принимать самостоятельные решения и устроиться на «официальную» работу — с 18. Читать книги, смотреть спектакли, фильмы и выставки без ограничений — после 18. А понятие «юность» расширилось, пожалуй, до 30-ти... Честно говоря, на месте детей я бы выгнала этих чокнутых крокодилов из города.

Отсюда новая путаница: любой человек старше сорока воспринимает 16+ как знак, что надо потребовать у ребенка паспорт и внимательно сверить дату рождения...

—  Да нет же, нет! Ребенок в пять лет может купить книгу, содержащую ограничительный знак «6+» — здесь тоже самое! 
— Почему? А вдруг это тоже самое, что книги со знаком «18+»?..

И тут мы возвращаемся к разъяснениям в Практической ситуации № 1 — о том, что хотели сказать законодатели и что на самом деле у них получилось.

Вторая: наши законодатели тоже, в основном, люди старше сорока, эта детская формулировка «Детям до шестнадцати» прочно осела в их мозгах. Отсюда в 436-ФЗ любопытные, противоречащие здравому смыслу формулировки. «Детям от 16 лет»

«Вы их вообще видели?» — хочется спросить. — «Вот эти ребята, пишущие программы, создающие игры, снимающие кино, ведущие журналистские блоги, с шести лет зарабатывающие миллионы на ютуб, к пятнадцати годам перепробовавшие все наркотики и виды секса и сделавшие вывод, что тоска, а хочется смысла жизни, самореализации и создать прекрасный мир — это вы их называете "детьми"?» Ну, можете считать. Только они сами так ни разу не считают.

А раз не считают, то, значит, не ищут себе книги в детских отделах. Воспринимают «своими книгами» «книги вообще». А значит, и незачем морочить всем голову «Предназначено для подростков старшего возраста, с 14 до 18» и при этом ставить ограничительно-запрещающий знак «16+». Они уже взрослые. И вполне найдут эту книгу среди книг «для взрослых». 

Мой личный опыт как издателя детских книг

Мы и на детских книгах не ставили знак возрастной маркировки, пользуясь Рекомендациями Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Где говорилось, что знак возрастной маркировки применяется исключительно и только к детским книгам, которые имеют внутри «проблемные темы» — для информирования родителей, а также не относятся к книгам, несущим культурную и историческую ценность.

Однако для особо нервических родителей всегда писали смешные предупреждающие надписи, вроде: «Будьте внимательны! 99% опер содержат страстную любовь и трагическую смерть. А то и не одну.» Потому что если ты понимаешь, зачем что-то делать (в данном случае задача — предупредить родителей из поколения «розового сиропа и розовых слоников», что им эта книга может не понравиться), ты легко находишь варианты. А если кто-то захочет отобрать у вас деньги — он найдет способ, как это сделать.

Если кому-то хотелось бы знать мое личное мнение, то я считаю, что в отрасли достаточно регулирующих документов, чтобы проводить сертификацию, и даже избыточно, и совершенно незачем добавлять к ним в качестве опрного документа 436-ФЗ. Комитет Метрологии точно не справится с задачей проверки книги на соответствие текста знакам возрастной маркировки.

Желание же некоторых все промаркировать напоминает мне старую присказку: «Заставь дурака богу молиться — он и лоб расшибет». Из той же оперы.

Условно-хорошие новости и мои опасения

Условно-хорошая новость, что 436-ФЗ все-таки будет доработан. Условно, потому что принять изменения должны были год назад. Еще более условно, потому что вообще не ясно, есть ли какие-то механизмы влиять — если уж «личного распоряжения президента», отданного в ноябре 2019, хватило только на месяц и лишь для того, чтобы набросать черновик закона — дальше дело вообще не идет. ГосДума и ее комитет по культуре молчит и не отвечает на запросы.

Но все-таки хорошая, так как когда-нибудь, не при этих, так при следующих, не при следующих, так после — изменения все же внесут. И вот тут мне бы хотелось избежать «повторения ошибок». Новых нелепостей, которые нам с вами десятилетиями придется «расхлебывать», гадая, как это применить. 

Может, все-таки поучиться у детей — создавать правила игры, по которым понятно и удобно играть?

 

[январь, 2021]
Приглашаем петербуржцев на выставку книжной графики Антона Ломаева (к юбилею художника)
Приглашаем петербуржцев на выставку книжной графики Антона Ломаева (к юбилею художника)

События

05.03.2021
В начале весны вышла уникальная книга «Снег» — совместный проект художника Гали Зинько и автора Ирины Лейк. Наслаждаемся разворотами и благодарим за радость ИД «Городец».
02.03.2021
Статьи Музея за период ОСЕНЬ, 2020 — ЗИМА, 2021, собранные в дайджест — электронный выпуск новостей для жителей Книжной и соседних галактик.
17.02.2021
Открытие акции 2021 года, этапы, список поддерживаемых библиотек, приглашение присоединиться.
06.01.2021
Новые поступления — подарки в коллекцию Музея от их создателей: азбука-путеводитель, поэтический моноспектакль, ноты к вымышленному ноктюрну, аудиоспектакли и другие подарки творцов-меценатов.
10.12.2020
Десять дней - 9 — 18 декабря - выставка РОМАН ШУСТРОВ будет открыта в арт-галерее «Мосты».
Поэтам! Международный конкурс! Премия Игоря Шевчука
Поэтам! Международный конкурс! Премия Игоря Шевчука