Как издать серию книг в Китае? Часть 2. Дело Китайского Агентства Прав

От Музея: Продолжение рассказа о практике международных издательских взаимоотношений на примере опыта продажи отечественной серии книг в Китай. Первая часть была рассказом от имени автора и посвящена отношениям автора с переводчиком, вторая будет рассказом от имени издателя и посвящается отношениям издателя с агентством прав в Китае. Все подробности: договорные, юридические, бухгалтерские, финансовые, налоговые, человеческие, с документами — из первых рук! Спикер: экс-издатель, [бывш.] генеральный директор [бывш.] Издательства «Фордевинд» Аня Амасова.

Илл.: обложка каталога издательства 
для агентства прав в Китае
Текст: Аня Амасова

Вступительное слово

Ровно пять лет назад, в середине сентября 2015 года, издательство «Фордевинд» (в моем лице как издателя) получило письмо из Китая. Агентство Rightol Media Limited, расположенное в Чэнду, столице провинции Сычуань, поинтересовалось нашей серией «Пираты Кошачьего моря» и предложило представить эти книги на выставке в Шанхае.

А этим летом в Китае (под общим названием «Мировая литература») вышла серия наших книг, звучащая по-китайски как «Коты-пираты». О том, что происходило в эти пять лет, как выстраивались взаимоотношения и что интересного мне довелось узнать, я и буду вам сегодня рассказывать.

Интерес не рождается «на ровном месте». Насколько я понимаю, на момент письма с предложением «показать серию книг на выставке», у агентства уже был — или запрос от издателя,  или данные о продажах серии в России, или чьи-то рекомендации.

Кроме того, насколько я поняла, агентствам интересно заниматься именно сериями, либо «пакетами» авторов, у которых много вышедших книг [что немножко сложно организовать в России именно от издательства, даже если у автора действительно много книг — структура книгоиздания такова, что автор публикуется в разных издательствах, в то время как каждое предлагает зарубежным партнерам (если предлагает) только свои книги] — в этом интересе есть простой экономический смысл, и об «экономике процессов» я тоже обязательно расскажу.

Письмо не зря было выслано в сентябре, хотя выставка в Шанхае в конце ноября, потому что за это время необходимо было совершить несколько важных действий.

Первые важные действия:

1. Заключить контракт с агентством.
2. Отправить в Китай живые образцы книг (курьером!) — и они должны успеть прийти.
3. Создать и выслать электронный международный каталог на книги, указанные в контракте.
4. Подготовить и выслать в агентство pdf этих книг, которые они смогут рассылать издателям.

Договор с агентством

Когда я рекомендовала Rightol друзьям-издателям, некоторые спрашивали: «Ань, а как ты вообще подписала этот договор?» — и тут я думаю, как же нелегко, наверное, издателю вдруг ощутить себя на месте автора, получившего от издательства «наш стандартный контракт»... На самом-то деле издатели мало чем отличаются от авторов. А договора сочиняют юристы.

«Стандартный контракт», или «шаблон договора, согласованный с юротделом» — что в агентстве, что в издательстве — это не чьи-то выдвинутые в одностороннем порядке условия, а всего лишь «рыба». Этот безликий, адресованный одновременно всем и никому, документ — абстракция, созданная юристом, который не знает и знать не может, что у вас там за взаимоотношения, но прописывает все по-максимуму («все книги», «на веки вечные», «с любыми целями», «весь мир»). Задача этой абстракции — превратиться в ходе переговоров, путем уточнения деталей и практических нюансов, в итоговый документ.

Путем наших переговоров с Rightol, документ затронул исключительно 10 книг, иностранными правами на которые я могла распоряжаться (или гарантированно могла заполучить) и которые, на мой взгляд, могли бы быть интересны издателям в Китае.

Agency agreement (оригинал, eng)Агентское соглашение (перевод, рус)

Это максимально простой документ. Что в нем важно.

Это гарантии для китайской стороны, что все права получены надлежащим образом, а если нет, то вся ответственность на стороне российского издательства, и это логично.

Это документ для валютного контроля российского банка [сумма, при которой валютный контроль запрашивает документы, меняется ежегодно, но если она больше установленной цифры, вам понадобится и это соглашение, и его простой перевод на русский, заверенный издателем]:
- что сумма перечислений по договору в долларах США по китайскому курсу юаня,
- что она меньше, чем указанная в контракте, на сумму налогов, агентского вознаграждения и банковских платежей. [Как мы помним, способов уплаты агентсткого вознаграждения два: путем возврата части уплаченной суммы или путем удержания (вычета) из перечисления — я выбрала второй способ, чтобы не гонять валютные платежи туда-сюда].

Валютный контроль — это тоже такое своеобразное «агентство» в банке, в чьи задачи входит проверить и как вы исполнили свои обязательства перед зарубежным партнером, и верно ли ваш партнер исполнил свои обязательства, ну и еще рассказать обо всем российскому министерству налогов и другим ведомствам.

Это документ, который оговаривает оплату услуг агентства — в данном случае речь о 15% от суммы контракта. Как минимум, агентство уже работает со знакомыми ему издательствами и знает их «изнутри». И в любом случае, это экономичнее, чем самому съездить на выставку в Китай. На две выставки. На три.

Агентство выступает не только представителем, но и посредником: в случае заключения контракта, оно получает доступ к файлам (а не китайское издательство), и оно же получает денежные средства (а не российское издательство). И только получив и то, и другое, проверив и убедившись, что отовсюду «полный комплект»,  переправляет в нужные стороны макеты и деньги. Именно по этой причине в условиях договора прописано, что денежные средства перечисляются в течение 60 дней с момента их поступления.

Кроме того, агентство, как правило, в курсе:
а) «принятых международным сообществом международных юридических и бухгалтерских терминов» — в его условиях легче разобраться, чем в условиях, переведенных с языка юристов обычным переводчиком издательства;
б) деталей практики международного сотрудничества — вот всех этих нюансов, связанных с юридической практикой разных стран, банковскими переводами, налогами, пересылками курьером и почтой и т. д. 
в) реального существования и сведений об издательствах и их деятельности; (полагаю, за тиражами они тоже могут приглядывать).
г) и, кажется, еще кое-что, что дает ему «конкурентное преимущество», из-за которого издатели предпочитают работать через агентство, а не напрямую, — [«болезненный вопрос» для агентств и агентов в открытом цифровом мире] — об этом тоже скажу.

Международный каталог

Как выглядит международный каталог, мне кажется, знают все. Но я напомню. Как минимум, он должен быть на английском языке. Наверное, в идеале, на языке страны, но это уникальный случай — нам до этого еще долго жить. «Думаю, некоторое описание сюжетов книг могло бы помочь китайским издателям», — примерно так написала мне Эмма. А я от себя добавлю (спустя пять лет), что некоторое количество иллюстраций, а также рассказы об авторе и художнике в разрезе не только деятельности одного вашего издательства, а вообще в контексте книгоиздания — тоже могут помочь. [Вот тут — пример каталога международных прав, каким я вижу его сейчас.]

Тогда мы сделали все очень просто, перевели на английский язык, а заодно (так как обеспечить личное присутствие не могли) решили представиться.


Наш каталог 2015 года. Его можно полистать.

И да, мы отправили в Агентство Китая все заявленные книги, чтобы они могли их показать на выставке своим партнерам — вживую. И это не единственный раз, когда мы отправляли книги.

Не с первой попытки

Прошла ноябрьская выставка в Шанхае...

Прошла августовская выставка в Пекине...

Год спустя, осенью 2016 года, я снова получила от Эммы письмо [Эмма — сотрудник агентства, с которой я переписывалась все пять лет, с первого до последнего письма] с просьбой выслать обложки в высоком разрешении для печати плаката, чтобы снова представить серию в Шанхае.

Как мне объяснили, к этому моменту появился издатель, который очень заинтересовался серией и хотел бы видеть ее среди рекомендуемых в CCBF (Китайской выставкой-ярмаркой в Шанхае).

«Вау!» Это к вопросу о том, как работает издательский маркетинг, когда он работает «правильно». Для коллег, что пришли в издательский мир из рекламного бизнеса и pr, необходимость «премии» или хотя бы «профессиональных рекомендаций от всем известной и уважаемой структуры» (а следовательно, создание этой «известной и уважаемой структуры») — это банальная очевидность; для остальных — почему-то нет.

Вот где-то тут — в ноябре — я почувствовала, что агентство реально поверило в возможность «получить хороший результат» от предложения серии. И да — я, конечно, отправила обложки в хорошем разрешении. А ещё — полные версии pdf-файлов книг, так как китайские издатели заинтересовались серией, а один хотел бы увидеть целиком. И так как я не только автор, но еще и издатель, которому тоже все и всегда хочется «увидеть целиком», у меня не случилось приступа паранойи.

А за пару недель до нового года «Фордевинд» получил предложение. Как ни странно, совсем не последнее.

Первое предложение

Выглядело стартовое предложение так:

Предложение от издательства:

Paperback Simplified Chinese
Retail price: 18 RMB per title, 90 RMB for 5 titles in total
Initial print run: 5000 sets
Royalty rate: 6%.
Advance: 5400 RMB, 27000 RMB (approx. 3850 USD) for 5 titles in total
License year: 5 years
Digital file fee: 700 RMB, 3500 RMB (approx. 500USD) for 5 titles in total
(including our commission and tax)

Перевод:

Мягкая обложка, упрощенный китайский
Первый тираж: 5000 экземпляров
Розничная цена: 18 юаней за книгу = 90 юаней за комплект из 5 книг.
Ставка роялти: 6%.
Аванс: 5400 юаней за книгу = 27000 юаней (примерно 3850 долларов США) за 5 наименований.
Срок лицензии: 5 лет.
Плата за макеты: 700 юаней за книгу, 3500 юаней (примерно 500 долларов США) за 5 наименований.
Включая комиссию агентства (15%) и китайский налог (15,7%).

Это было так круто — реальная возможность издания наших книг в Китае! — что я немедленно согласилась.

Ответ «Фордевинда»: «Мы получаем 5400 юаней за заголовок — это в духе времени, учитывая мягкую обложку и новое издание на вашем рынке. Надеюсь, что сериал станет популярным благодаря невысокой цене и профессиональному мастерству издательства.
У меня к вам несколько вопросов: Какая репутация у этого издательства на китайском рынке? Есть ли у вас опыт совместных с ними проектов и можете ли вы дать для них рекомендацию?»

В ответ агентство прислало мне «Стандартное лицензионное соглашение» и что-то вроде «Релиза об издательстве», уверив, что это прекрасное молодое издательство с высококлассными профессионалами:

Из релиза — о китайском издательстве: «Компания Shanghai Chuman Network Technology Co., Ltd. была основана в октябре 2015 года с уставным капиталом 5 000 000 юаней. Основная команда состоит из бывших ключевых редакторов Издательского центра социальных и гуманитарных наук Издательского дома Циндао и бывших редакторов книг Shanghai Kidstone Network Technology Co., Ltd. Наша область публикаций сосредоточена на детской литературе, связанной с развлечениями ACG (аниме, комиксы и игры), а также на китайских литературных произведениях в Интернете...» — Полный текст (на англ. языке)

Подробнее и даже с картинками я расскажу об издательстве в третьей части.

«Аниме»! «Комиксы»! Можно ли придумать что-то более интригующее и подходящее для серии книг, насыщенных иллюстрациями по самую макушку?

И пока я читала (разумеется, с помощью друзей читала — я очень плохо знаю английский) Соглашение, пока мы трехсторонне утверждали, дополняли и редактировали пункты договора, к моменту, когда мы все согласовали и были готовы подписать, — на все про все ушло два месяца — агентство и издательство неожиданно изменили свое предложение.

Предложение второе: ставки повышаются

Письмо от Эммы: «I’m very glad to tell you that our selling team just negotiate a high price for you. now the first print run is 7000 sets, the royalty is 7%, the advance is 8820 RMB (about 1260 USD) per title.»

«Если вы считаете, что это хорошо, не могли бы мы переделать условия контракта?» Боже, как это мило! Мне предложили увеличить тираж на 2 тысячи копий и поднять ставку процента роялти — не могла бы я на это согласиться? — С удовольствием!

Вам ничего не показалось ещё каким-то непривычным и странным?..

Предложение третье: ставки повышаются еще раз

Спустя несколько дней я получила переделанный контракт и — вместе с ним — третье предложение.

Письмо от Эммы: «I’m so excited to tell you now the first print run is 9000 sets, the advance is 11340 RMB per title, 56700 RMB (about 8100 USD) for 5 titles in total! The digital files fee now is 1500 RMB per title, 7500 RMB (1070) for 5 titles in total! Please kindly have a look in attached final version contract»

Перевод: «Я рада сообщить вам, что первый тираж составит 9000 комплектов, аванс — 11340 юаней за заголовок, 56700 юаней (около 8100 долларов США) за 5 книг всего! Плата за цифровые файлы сейчас составляет 1500 юаней за заголовок, 7500 юаней (1070) за 5 заголовков! Пожалуйста, ознакомьтесь с прилагаемым заключительным контрактом.»

То есть еще раз подняли (еще на 2 тысячи экземпляров) размер стартового тиража, к тому же — повысили плату за макеты. Всего — в два этапа — общая цена контракта выросла в два раза.

При этом, обращаю ваше внимание, не происходило никакой «борьбы между издательствами». Это не другое издательство предлагает, как это бывает на отечественном «рынке», когда два филиала перебивают друг у друга книгу, поднимая для основного издательства сумму расходов на приобретение прав. Нет! Издатель — не менялся.

Я не знаю точно, что произошло, могу только догадаться (построить предположение — и я практически уверена в нем), что при агентстве действует команда продаж, которая имеет возможность участвовать в реализации книг, помогая издателям увеличить стартовый тираж за счет «дополнительных продаж» — через собственные каналы агентства.

Возможно, эти «дополнительные каналы продаж» — это библиотеки Китая. Как известно, в Китае успешно соседствуют и дополняют, а не убивают друг друга, две системы — коммерческая и государственная (капиталистическая и социалистическая). По крайней мере, ISBN и оборотов титулов у каждой книги два — они вышли на рынок «двумя потоками», как два по-разному учитываемых и описываемых тиража (суммарно составивших те самые 9000).  Вероятно, именно наличие такого гос. ресурса и позволяет агентству «улучшать стартовые предложения издателей».

Согласитесь, хорошая же штука? Я бы не отказалась от существования такой в России.

Лицензионное соглашение

В итоге я распечатала в трех вариантах этот чудесный контракт, поставила подпись и печать издательства (в Китае, в отличие от нас, никто не отменял печати — там по-прежнему это важно; так что если планируете сотрудничать с Китаем, не избавляйтесь от печати и не переходите полностью на электронный документооборот), отправила в агентство скан, а три оригинала отправила в Китай курьером. На дворе февраль.

Лицензионное соглашение (оригинал, eng)Лицензионное соглашение (перевод, рус)

Что мне показалось интересным:

Дата подписания контракта не ставится, как у нас, на первой странице документа (по закону, именно тут и в единственном числе она является обязательным реквизитом договора): даты проставляет каждый подписант в конце — рядом со своей подписью. В трехстороннем соглашении дат целых три. А «датой подписания» с юридической точки зрения считается самая поздняя.

Также не ставится и не является необходимым (что разумно) «место подписания» (в России это по-прежнему «обязательный реквизит») — ибо подписанты находятся в разных частях света и для подписания договора не встречаются на чьей-то территории. В то же время, нельзя сказать, чтобы адреса не было совсем — он указывается рядом с названием компании.

В чем мы ошиблись:

Во фразе «Издание в течение 18 месяцев со дня передачи макетов». Контракт был подписан в марте 2017 года, макеты переданы в течение двух месяцев — к концу мая точно, а книги вышли из печати в июне 2020. Итого — 36 месяцев!

На практике, в среднем, для издания книги необходимо столько же времени, сколько для вынашивания ребенка. В нашем случае можно было успеть выносить двух слонов (и четверых младенцев).

1. Перевод пяти книг занял значительно больше времени. Вообще перевод — непростая штука. Радостно, что не стали раздавать (как до сих пор случается на наших просторах) пять книг разным переводчикам, что, несомненно, ускорило бы дело, но плохо сказалось на качестве. Переводчик у всех пяти книг один — это Вэй Чжэн. И серию запустили, выпустив одновременно пять книг, да еще и часть тиража — комплектом.

2. Китайская система выдачи ISBN (разрешений на издание и печать книг), без которого невозможно издавать и распространять книги в КНР, строга по отношению к количеству выпускаемых каждым издательством переводных книг в год.

Насколько мне удалось выяснить, у каждого издательства существует свой, регулируемым государством годовой лимит на выпуск переводной литературы. Причины две: Китай нацелен на развитие национальной литературы и поддержку отечественных авторов и художников, а из «мировой литературы» для китайского книжного рынка должно отбираться лучшее, а не тащиться все подряд. И уж точно не перебивать собственные предложения. То есть да, государство регулирует деятельность коммерсантов в национальных интересах КНР.

Там все еще интереснее: готовые книги получают государственное разрешение на печать. Подозреваю, это связано с существующей в КНР цензурой. И если получено разрешение, то вот именно в этом виде издание одобрено, ничего нельзя менять. Кроме того, это разрешение на выпуск в определенном месяце. То есть такая немного в чем-то «плановая» история.

3. Ну и вот этот вот — коронавирус. Его никто предугадать не мог.

Как решаются такие вопросы в плане «соответствия условиям договора»? Обычно — простым письмом: от издателя — издателю. Когда истек срок выпуска книг, я получила письмо, подписанное издателем, с разъяснениями о причинах задержки и когда планируется выход. Все это было очень мне близко, очень убедительно и очень по-человечески.

Первые пять книг серии, изданные этим летом в Китае
Прислано издателем,
получено по трек-номеру, высланному Агентством 

Пункт, который мне не пригодился:

Единственное, что я не попробую, это славный пункт, по которому я могла бы приобретать свои книги по половине отпускной цены издательства (9 юаней!) за экземпляр! Если бы а) было живо мое издательство, и б) если бы нуждающиеся в комплектовании (в т. ч. книгами на иностранных языках) детские библиотеки имели финансирование.

А вот агентство (в рамках вышеизложенной теории о собственных каналах продаж в библиотеки), подозреваю, именно таким образом и приобрело «дополнительные» 3000 экземпляров.

Передача информации

По два экземпляра — образца вышедших в России книг, 10 изданий, я отправила в агентство для издательства почтой. И это было самое простое! 

Весь апрель и май издательство и агентство занимались передачей-приемом информации в электронном виде. Дело вот в чем. Детские книги с иллюстрациями — они отличаются от тех книг, которые просто содержат текст. Сами макеты — это не pdf-файлы (хотя, конечно, и они тоже), а комплект — файл верстки + включенные в книгу иллюстрации.

Однажды, когда я еще работала в «Астрель-СПб», мне пришел из АСТ запрос на книги Виктора Запаренко, чтобы я записала их на CD-диск и отправила в Москву для международного сотрудничества. Я очень долго смеялась. Не только потому, что диски — ненадежный способ передачи информации на расстоянии, курьером или почтой. Но и потому, что объем этого диска ограничен. Каждая книга ВЗ — это десяток дисков. А для надежности — второй комплект.

Кстати, могу себе представить радость таможенников, вскрывающих посылку с сотней CD-дисков, и на каждом еще что-то записано! 

Кроме того:

Оказалось, что у нас разные программы верстки (к счастью, только версии программ) — мы перезаписали файлы в другой версии и отправили еще раз.

Каждая книга содержит порядка 100 иллюстраций, каждая в десятки и сотни Мегабайт. И вот все эти полтыщи иллюстраций надо каким-то образом передать в Китай, где не работают некоторые из привычных в России файлообменников. Не надо забывать, что ресурсы для таких объемов данных — платные. Практика: в обеих странах работает WebTransfer (небольшими порциями) и ссылки на папки Яндекса (т.е. должно быть куплено место на яндекс-диске).

Важно:
По наивности мы отправили иллюстрации из папки верстки, в то время как часто требовались «исходники», то есть файлы картинок «на слоях», если в иллюстрациях есть надписи. Издательство присылало нам запросы тех или иных разворотов — мы искали их у художника или, если иллюстрации и у художника оказывались «слиты», наш дизайнер Лена Подушка «вырезала» тексты из картинок на отдельный слой, что-то «вырезал» дизайнер на китайской стороне. (То есть издательство должно иметь в своем распоряжении две папки с иллюстрациями — теми, что вошли в верстку, и их исходниками.)

...А параллельно отдел маркетинга издательства сыпал вопросами, запрашивал материалы о серии и о создателях, целый опросный лист с 10 вопросами прислали. Хорошими вопросами. Я бы тоже такие задала.

Перечисление средств

Для того, чтобы кто-то перевел вам средства, вам надо: 

1. Иметь открытый счет в валюте перевода.
2. Разобраться с реквизитами, чтобы по ним могли сделать перевод из этой страны.
3. Выставить счет, который должен быть понятен одновременно вашему бухглатеру, бухгалтеру партнеров, валютному контролю в банках двух стран и, возможно, нашей налоговой. В международной практике этот документ называется Invoice.

Валютный счет. «По умолчанию» в России у организаций рублевые счета, так как расчетов между российскими компаниями в валюте нет. Ведение каждого дополнительного счета оплачивается отдельно за каждый месяц, даже если это какие-то у вас разовые платежи. На тот момент у меня уже был открыт счет в евро, теперь предстояло открыть счет в долларах.

Сотрудник любимого банка долго не мог понять, что за реквизиты я от него запрашиваю, и пытался мне объяснить, что реквизиты мне должны прислать китайцы... «Да нет же! — взмолилась я. — Мне нужны те реквизиты, по которым из Китая переведут деньги моему издательству!» Лицо его озарило удивление...

Реквизиты. Тут все не очень сложно (хотя могло бы быть и проще), так как задействован транзитный банк. Понадобятся реквизиты на английском не только вашего валютного счета, но и двух банков, включая транзитный, их международные номера (SWIFT), адреса (страна и город) и номера счетов. (А вот если у вас запрашивают ABA — то это внутренний номер американских банков, он не нужен для международных расчетов, а у нас такого вообще нет.)

Что еще следует предусмотреть, если вы собираетесь работать с зарубежными компаниями. При учреждении издательства вам надо не забыть присвоить себе «международное наименование» — то название, под которым вы будете сотрудничать с зарубежными компаниями. Обычно в русском языке используется английская версия обозначения издательства "publishing house" + название на латинице. Было смешно, когда я проверяла документы от банка: при внесении сведений нас записали как "Rublishing house"! Исправили!

Инвойс. Итак, попытавшись объединить «правила российского документооборота», «задачи валютного и налогового контроля» (проконсультировавшись с валютным контролем своего банка, кстати) и условия лицензионного договора, я cоставила вот такой вот INVOICE (= «выставила счет»)

Вот так он выглядит.
Счет / Invoice

Про деньги

Ну и самое, наверное, интересное: «посчитать деньги в чужих карманах». Это ведь, действительно, интересно, сколько же зарабатывают на серии книг на международных контрактах все эти люди: агентство, отечественное издательство, автор и художник? Так как большинство карманов были «мои», запросто открою «секрет».

Эти тысячи юаней и меня завораживали. Да так, что в следующей книге «Пиратов» (на нее тоже был заключен дополнительный контракт, когда она вышла в России, уже в «Азбуке-Аттикус», — права на китайское издание остались у меня) появилась таинственная денежная единица — «лыры». 

Итак, в июне 2017 года, после того, как были выполнены все обязательства по передаче макетов, китайское агентство перечислило средства, сопроводив их важным поясняющим письмом.

We received from Chinese publisher 64200 RMB for 5 titles.
After deducting our commission 15 % ( 9630 RMB ) and withholding tax 15.7% ( 10079.4 RMB), the remaining is 44490.6 RMB.
The exchange rate for USD on the remittance date is 6.8348, so the payment in USD is 6509.
The bank charges is 30 USD.
We paid you 6479 USD at our side.

Значит, давайте разбираться.

Во-первых, нам важно знать, какие взаимоотношения у издательства с автором и художником. В моем издательстве, разумеется, были совершенно кайфовые условия: по 25% каждому от суммы роялти с контрактов с третьими лицами (то есть суммарно — 50%; «половина — создателям, половина — издательству и редакции»). Во-вторых, нам нужно перевести все к единообразию, понятной валюте расчетов, поэтому давайте приведем все цифры сначала к долларам, а затем — к рублям.

Итоговая сумма, оплаченная издательством Chuman за права и макеты 5 книг серии, изданной каждая тиражом в 9000 экземпляров (суммарно — 45 000), составила: 

Всего уплачено Chuman: 9 393 $.
Курс доллара на тот день июня 2017 — 57,47. Итого порядка 540 000 в рублевом эквиваленте.

Из них:
1409 $ (80 975 руб) - комиссионное вознаграждение агентства  Rightol.
1474 $ (84 700 руб) - в казну Китая, мой издательский налог на доход, 15,7 % от суммы дохода.
30 $ - вознаграждение банку Китая за перевод.
25 $ - вознаграждение банку США за транзит.

Остаток в размере 6454, состоящий из двух сумм (исключительно моим волевым решением, ибо никакого другого решения у этой задачки быть не могло) — сумма роялти (аванс): 5700 и расчет за макеты (окончательный): 754, был переведен в рубли (на территории России нет расчетов в валюте) — 370 927,52 и распределился следующим образом:

1425 $ (81 900 руб) - вознаграждение автору, в т.ч. НДФЛ.
1425 $ (81 900 руб) - вознаграждение художнику, в т.ч. НДФЛ.
1050 $ (60 300 руб) - в казну России: мой издательский налог на доход, 6% от суммы дохода [27 000 руб.]. * + пенсионные взносы в систему Пенсионного Фонда [33 300 руб] (% на вознаграждения авторам и художникам, уплачиваемый издательством).
2 555 $ (146 800 руб.) - доход издательства «Фордевинд» за работу с сублицензией на права на 5 книг + продажа 5 макетов.

* Между Россией и Китаем не ратифицирован договор об избежании двойного налогообложения, и уж точно «избежание» не касается «упрощенцев», то есть «малого бизнеса», у которого расчет налога ведется по поступлениям на р/с, поэтому маленькое издательство платит налог и там, и тут.

С налогом 6% («доход») вообще интересная история — никто не понимает и не знает, как его считать, если на твой счет «упало» только 68% от суммы инвойса. В конечном итоге (моим волевым решением, — а как еще-то?) постановили, что считать налог будем и с суммы на р/с, и с суммы удержанного агентского вознаграждения. А вот налог с удержанного налога — не будем, нет. Потому что помрем от хохота же.

Как считать процент в рублях с удержанного агентством вознаграждения в юанях — тоже непонятно, при скачущем каждый день курсе доллара! Смех смехом, но и тут пришлось придумывать за налоговую правила игры: переводить юани в доллары по курсу китайского банка, а потом считать налог по курсу ЦБ на день поступления долларов на наш валютный счет.

Хочу заметить, что итоговая версия почти в два раза превышала «среднерыночные международные отношения». В практике, обычные роялти за тираж одной книги — 1000 у.е., за ее макет — 100 у.е. То есть, международные отношения — это, во многом, игра «на интерес». У меня он был и есть.

Также во многом, «игра в долгую» — то есть, если серия «пойдет», я могла бы ожидать «продолжения» в виде роялти с новых тиражей... Да только вот же беда — издательство мое деятельность давно не ведет, расчетные счета все закрыты. А значит, все придется придумывать заново! ...Поиграем?..

Послесловие

И вот, одно из последних писем, которое пришло мне от Эммы на днях:

"Dear Anya,
I would like to let you know that I’ll have a maternity leave, and will return to work next March or April.
Please kindly let me introduce my colleague Alina to you, she will take good care for your books during my vacation, so please keep contact with her if you have any questions.
All the best to you~
Yours sincerely,
Emma"

И, знаете, это очень приятно! Мне по-настоящему радостно за Эмму, которая стала за эти годы важным в моей жизни коллегой. И, главное, спокойно, что кто-то «позаботится» о моих книгах (будь я нормальным человеком, а не вот этим вот всем).

То, чего мне отчаянно не хватает в «местной реальности». С тех пор, как я передала права на издание серии в «Азбуку-Аттикус» — случилось это в 2016 году — у меня (как автора) сменилось в связи с «переводом на другую должность» и «окончанием работы в издательстве» два редактора. Ни в первый раз, ни во второй, мне не пришло никакого уведомления, что кто-то позаботится о моих книгах. Я не знаю, помнит ли там, в редакции, о них. Нужно ли продолжение серии. Или в родном издательстве некому заботиться о моих книгах?...

О том, как работают с авторами зарубежные издательства, как автор вообще понимает, что он нужен издательству, на примере своего шанхайского Chuman, я расскажу в «третьей серии».

А «четвертая серия» получится о международных книгоиздательских отношениях «Россия-Китай», или Почему жителям Китая (да и других стран) так сложно с нами, «русскими книгоиздателями и книгораспространителями», сотрудничать...

[сентябрь, 2020]
Социальный плакат от
Социальный плакат от "Подписных Изданий" / художник: Алиса Юфа

События

09.10.2020
Вышла в свет книга Игоря Черкасского — сборник «легенд для книжных детей», проиллюстрированная картинами художника Светланы Корниловой. ИД «Городец»
27.09.2020
Обзор публикаций и деятельности Музея за время карантина, электронная альтернатива очередного тома «Книги Сокровищ» — для друзей Музея, которым важно быть в курсе новостей Книжной галактики. ​​​​​​​
15.07.2020
Первая церемония награждения ДИПЛОМОМ за избранный творческий проект среди библиотек.
11.07.2020
Музей уникальных вещиц разыскивает автографы для своей коллекции
17.05.2020
Музей уникальных вещиц примет в дар любую БУКВУ для именного указателя - навигатора по Музею.
Охрана интеллектуальной собственности: Украина, Болгария, ЕС
Охрана интеллектуальной собственности: Украина, Болгария, ЕС