ЖИЗНЬ ТЕКСТА ПОСЛЕ АВТОРА, или Что будет с твоим Наследием, когда ты умер? Часть II

Продолжение исследования нашего Музея о трудностях Книжной Галактики в существующей реальности  в связи с недоработанным законодательством относительно «объектов интеллектуальной собственности» — прав авторов в отношении своего Наследия. Вторая часть посвящена практическим выходам в некоторых из безвыходных ситуаций, а также выводам, сделанным в процессе исследования.
Первая часть с обзором проблематики нестыковки законов и практики — здесь.

Автор исследования: Аня Амасова
При участии авторов, издателей, консультантов.
Фотоиллюстрации: Егор Канеев
Наши консультанты: 
Дарья Кочетова, адвокатское объединение Frontera (Санкт-Петербург)
бухгалтеры: Анастасия Ермолинская, Ольга Аргутина,
а также коллеги из группы «Красный уголок бухглатера»
Инна Аврова, Ольга Денисова и другие

Часть II. ПРАКТИКА и РЕШЕНИЯ

Что необходимо издательствам?

Чтобы кому-то, владеющему исключительным правом после автора, удавалось сотрудничать с издательствами (заключать лицензионные договора, получать отчисления в виде роялти с продаж и т.д.), необходим, как минимум, Уверенный Документ,  свидетельствующий, что именно этот человек вправе распоряжаться Наследием. И, в общем-то, отнюдь не помешает точно знать, каким.

Дело в том, что в большинстве случаев ответственность за издание перед «другими наследниками» в России несет издательство. «Если что» в суд подадут именно на него. Ну хотя бы просто потому, что у него, вероятно, чуть больше денег, и оно юрлицо, а значит, сумма иска значительно больше, что, часто, и привлекает вступающих в тяжбу людей и сопровождающих их юристов.

Видится вариант решения в договоре из английского права: «Правообладатель гарантирует...» — кстати, успешно применяющийся во всем мире и даже российскими издателями и авторами в части зарубежных контрактов, где в договоре черным по белому прописано: «правообладатель гарантирует, что имеет право распорядиться данным образом и все риски берет на себя». Однако в отечественной судебной практике «я гарантирую» не значит ровным счетом ничего — нет такого. И любому, имеющему руководящий и юридический опыт ясно, что без проверки и подтверждений слишком много рисков — издателя могут привлечь другие наследники, обвинить в «не использовании должной осмотрительности», а самому «правообладателю» сделать справку о невменяемости... И так бывает.

Кроме того, в наших документах делается ссылка на документ, на каком основании то или иное лицо совершает действия в отношении не принадлежащей ему собственности. «Гражданин... гражданка..., действующая на основании (Устава/Доверенности/Свидетельства и т.д.)». То есть, хорошо бы, для самых простых случаев все-таки иметь возможность воспользоваться универсальным общемировым «I guarantee», но в массовом масштабе (когда произведений, авторов и наследников много, редактора и издатели не знают авторов и их семьи лично) — увы, не применимо. 

Вывод 1: издателям нужен документ, подтверждающий право Правообладателя распоряжаться Наследием и передавать права на него. Содержащий название произведения, дату публикации — в современном мире, надо полагать, равнозначно — в печатном или электронном виде (хорошо бы экземпляр книги, с которым можно сравнить). Или сведения об отсутствии публикаций (такое тоже может быть). 

Второй момент: чем больше наследников, тем больше для издания надо заключить лицензионных договоров. Скажем, у вас остались наследники: брат, сестра, нынешняя жена и пара несовершеннолетних детей от двух предыдущих браков. Они могут находиться в сложных отношениях. Но, допустим, как-то они даже поделили между собой «объем наследств» в части вашего Наследия. А теперь представьте это с точки зрения документооборота и трудозатрат издательства!

Надо:
а) каким-то образом найти всех наследников,
[а как? см. ФЗ 152 «О защите персональных данных»]
б) связаться с каждым,
в) с каждым заключить договор на его часть (включая несовершеннолетних),
г) с каждым договориться о сумме.

А ведь кто-то может быть против. А чей-то любовник сказал: «Почему столько? А попроси у них миллион!» Один уехал в Израиль, второй - в США, третий — умер в Зимбабве и его дети (внуки автора) даже не говорят по-русски…

Просто представьте себе «генеалогическое древо» какой-то семьи в разрезе 75 лет! С учетом того факта, что жизнь и судьба многих авторов — это многочисленные браки и романы, дети от разных браков и внебрачные дети, сестры и братья, тети и дяди, дети сестер/братьев/дядей и теть... И «комплекты Свидетельств о наследовании» — хотя бы лет через пятьдесят. «Кто кому из них Иванов» и кому какая досталась часть...

Положа руку на сердце, скажите честно: на месте издателя (который тоже человек) — стали бы вы заниматься этими сложностями, или предпочли бы какой-то более легкий вариант? Например, издать книгу другого автора?

Хороший простой пример:
Так, родственники Владимира Свержина, посовещавшись, решили и вовсе «забить» на юридическое оформление частей наследства и каждый отдельный случай решать отдельным соглашением или доверенностью на одного человека в той стране, где он живет. Противоречий «внутри семьи» нет, финансово делить там нечего. Совсем скоро несколько романов будут переизданы в издательстве Т8. И, кажется, даже уже.

Вывод 2: этот документ, в идеале, должен подтверждать право ОДНОГО человека распоряжаться Творческим Наследием. 

Кстати, это проблема не только издателей, но и самих наследников. Которые, «находясь в сложных отношениях», из-за этого «дробного деления», часто не могут распорядиться наследством! Вот вам еще один практический пример от известной Музею вдовы писателя, которая попросила обойтись без упоминания имен. Их двое несовершеннолетних детей и сама вдова получили лишь 3/4 авторских прав, 1/4 досталась матери писателя, которая тоже решила вступить в наследство и с семьей сына не поддерживает отношений. Соответственно, у жены нет возможности ни переиздать книги мужа, ни даже хотя бы выложить на цифровые площадки, так как человек законопуслушен порядочен, а потенциальная реакция свекрови неизвестна. Но, говорите, «защита авторских прав»? От кого и от чего тут защита? Просто мы теряем возможность распоряжаться Творческим Наследием многих и многих авторов... А ведь в этой ситуации всего четверо наследников и две семьи!

Кстати, о гонорарах и роялти

Вполне может статься, что за произведения автору что-то причитается после его смерти. Книги издаются, продаются, начисляются роялти... Кому их перечислять? На основании какого документа?

Итак, что необходимо издателю и бухгалтеру (смотрю со своей точки зрения и опираясь на собственный опыт главбуха), чтобы перечислить средства оставившего нас автора:

1. Заявление-уведомление на приостановление выплат в связи с кончиной автора + копия Свидетельства о смерти (внутренний документ, который позволит издательству узнать, что автор умер, послужит основанием для неперечисления средств) до распределения наследства и получения соответствующих свидетельств.

А вот еще мнение моих коллег по бухгалтерии (если речь идет о перечислении в течение полугода). Впрочем, и в этом случае Уведомление о смерти издательству надо предоставить (и чтобы облегичть работу — вместе с реквизитами нотариуса).

Инна Аврова, группа «Красный уголок бухгалтера»
«Как вариант, издатель может отправить выплату на депозитный счет нотариуса, который ведет наследство, всю сумму, а он уже будет ее распределять.»

2. Через полгода: Заявление на заключение Соглашения о выплатах к авторскому договору такому-то о в связи с изменением реквизитов на основании Свидетельства о вступлении в наследство (внутренний документ, который позволит заключить Соглашение о выплатах на другие реквизиты).

3. Соглашение о выплатах по действующему лицензионному договору с наследником (-ками) с указанием долей и реквизитов (паспорт, место проживания, ИНН, дата рождения, банковские реквизиты) + исключение пункта (если был включен в договор) о предоставлении профессионального вычета + новый электронный адрес для предоставления отчета о продажах.

И все-таки — в результате должны сложиться все 100% наследства.

Реальная ситуация вдовы:
«Гонорар за последнюю книгу мужа нам так и не выплатили. Издательство давно уведомлено и все соответствующие документы у них. Сначала они требовали документы и со стороны мамы автора, но после общения с моим юристом согласились на выплату 3/4. Потом попросили ИНН на детей, а затем и вовсе перестали выходить на связь, обмолвившись, что гонорар там копеечный. Если судить по роялти, которые они все же прислали спустя пару лет на электронную версию, там гонорара по 167 рублей на каждого из нас. Но вот сумму роялти от продажи бумажного тиража я даже не знаю, хоть и подозреваю, что ненамного больше. Отправить им почтой акты, которые они просят подписать для перечисления, обойдется мне примерно в ту же сумму, так что я просто не стану этого делать.»

И тут для меня не много удивительного, так как юристы не занимаются бухгалтерией и не понимают некоторых реалий, существующих «на практике» и ограничивающих возможности бухглатера. А ему, бухгалтеру, действительно сложно начислить и выплатить начисленные роялти (или гонорар) в размере 75% от суммы. То есть технически, конечно, возможно, но совершенно не понятно, что делать с оставшейся частью, которая тоже начислится одновременно с этой.

Понимаете, бухгалтерия — это не «дядя/тетя из своего кармана вам дал», а программа начислений выплат физическим лицам на основании сведений из отчета о продажах, начисление и оплата НДФЛ, пенсионных взносов, уйма ежемесячной, ежеквартальной и ежегодной отчетности, документы-основания для выплаты. И все это давно делается не наличкой, а по безналу, не в черную, а в белую, не вручную, а с помощью программных средств...

И вот поделить общую сумму начислений на 3/4 и 1/4 я еще могу, но выплатить только одну из них... А остаток начисления мне куда? На депозит? Как их показывать в отчетах и в балансе? У меня возникает НДФЛ. И, кстати, что делать с пенсионными взносами, которые были бы уплачены за автора?

Ольга Денисова, «Красный уголок бухглатера»
«А при чем здесь взносы? Получатели роялти не состоят с вами в трудовых отношениях. НДФЛ — уплачивается, да.»

Инна Аврова, «Красный уголок бухгалтера
«Доходы в денежной и натуральной форме, получаемые от физлиц в порядке наследования, не облагаются НДФЛ. Исключение составляет вознаграждение, выплачиваемое наследникам авторов произведений науки, литературы, искусства, а также вознаграждения, выплачиваемого наследникам патентообладателей изобретений, полезных моделей, промышленных образцов (п. 18 ст. 217 НК РФ)....
При этом выплаты в пользу правообладателей, не являющихся авторами (наследников авторов, иных физических лиц, которые приобрели у автора исключительное право на произведение либо право использования произведения по лицензионному договору), не подлежат включению в объект обложения страховыми взносами, поскольку указанные физические лица не являются застрахованными лицами, в пользу которых уплачиваются страховые взносы.
Таким образом, в соответствии с положениями пункта 1 статьи 420 Кодекса, взаимосвязанными с приведенными положениями федеральных законов о конкретных видах обязательного социального страхования и Гражданского кодекса, на выплаты по лицензионным договорам о предоставлении права использования результатов интеллектуальной деятельности, произведенные в пользу наследников авторов, страховые взносы не начисляются.»

И что потом? Списать через три года за невостребованностью? Да нет, наследник может обратиться ко мне хоть через 20 лет! И, кстати, потребовать начислить коэффициенты за все эти годы... Многие путают, что роялти — это как «зарплата», но нет: трудовой кодекс к выплате роялти родственникам не применим. Это вообще интересный и отдельный юридический вопрос: является ли авторо сотрудником издательства? Или нет?

Масса вопросов! Включая такие как: если наследники не состоят в трудовых отношениях с издательством, то почему сам автор в них состоит? Если доходы, получаемые в порядке наследования (например, зарплата), не облагаются НДФЛ, то почему доходы от наследуемого исключительного права ими облагаются?... И почему, если выплачивать деньги по лицензионному соглашению с автором, надо платить взносы, а по соглашению с третьей стороной (которой автор передал права), не надо? Как вообще все это между собой согласуется?

Так что, на самом деле, ничего удивительного, что бухгалтер издательства избегает такого начисления. 

А теперь все представьте это с точки зрения документооборота и налогообложения, если, допустим, там с десяток наследников и часть их находится за рубежом...

Вывод: чем больше «наследников» у «Творческого Наследия», тем сложнее просто с практической точки зрения заниматься организационными и финансовыми моментами.

Однако несколько вариантов «Уверенного Документа» для издательств, когда один человек занимался бы Творческим Наследием, мы все-таки подыскали... И это не Свидетельство о праве на наследство.

Завещательный отказ

Свою идею предложила адвокат Дарья Кочетова. И также дала свои пояснения, потому что по названию даже не сразу поймешь, что это и с чем едят.

Адвокат Дарья Кочетова:
«Полагаю, можно использовать в этих целях схему завещательного отказа:

Статья 1137. Завещательный отказ
1. Завещатель вправе возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону исполнение за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности (завещательный отказ). Завещательный отказ должен быть установлен в завещании. Содержание завещания может исчерпываться завещательным отказом.
2. Предметом завещательного отказа может быть передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства, передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права, приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему определенной услуги либо осуществление в пользу отказополучателя периодических платежей и тому подобное.

В частности, на наследника, к которому переходит жилой дом, квартира или иное жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью. По аналогии можно обязать наследника предоставить лицензию одному или нескольким лицам или совершить иные действия в отношении произведения.»

Вывод: ЗАКОННО. МОЖЕТ РАБОТАТЬ. Не применимо в массовом масштабе.

А может, доверенность?

Интересен опыт ряда наследников и издательств, за неимением никаких иных способов подтверждения прав распоряжения, использующих выданную ранее одному из членов семьи доверенность. А что по этому поводу говорит наше законодательство?

Адвокат Дарья Кочетова:
«Доверенность юридически, разумеется, прекращается со смертью лица, ее выдавшего:

Статья 188. Прекращение доверенности
1. Действие доверенности прекращается вследствие:
... 5) смерти гражданина, выдавшего доверенность, признания его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим.»

С практической точки зрения, конечно, возникает ряд вопросов. Если человек действовал при жизни по доверенности и продолжает это делать, то каким образом у юриста/издателя/редактора есть возможность проверить, не умер ли, часом, «гражданин автор»? Далеко не на каждого автора публикуют официальные некрологи.

Я размышляю здесь исключительно по аналогии с доверенностью на автомобиль. Если водителя останавливает ГИБДД и у того есть доверенность на право управления и распоряжения им, то сотрудник ГИБДД смотрит на СРОК ДЕЙСТВИЯ доверенности, а не запрашивает (где бы?) данные, продолжает ли существовать владелец. То есть ровно до тех пор, пока в действии не появляется каких-то обстоятельств, требующих юридического разбирательства, пока нет конфликта интересов и возражений, никому это, в общем-то, не интересно.

Вывод: способ РАБОТАЕТ (с ограничениями), но ПРОТИВОРЕЧИТ ЗАКОНУ.

С другой стороны:

«Собой разумеется, — продолжает Дарья, — что во всех случаях все лицензионные договоры, заключенные при жизни автора, со СРОКОМ ДЕЙСТВИЯ, превышающим продолжительность его жизни, будут иметь обязательную силу для наследников и сохранять свое действие.»

И тут для меня возникает все тот же вопрос: если наследники остаются неизвестны, если нет никакого способа подтвердить «наследование прав», если наследников нет, никто не вступил в наследство, наследники раскиданы по миру как горох или не подают признаков разумной жизни, то, простите, кому (и как) перечисляются роялти?.. 

Лицензионный договор с частным лицом

Это способ, который кажется «лучшим выходом» лично мне. Человек, которому вы доверяете, должен бы появиться еще при жизни. Это может быть ваш будущий «один наследник», или соавтор, или редактор, или близкий друг, который понимает, что делать с вашим Наследием после вас. Эдакий «аналог завещания», которое авторы так не любят. Я считаю, что можно и не на весь «срок охраны» — достаточно двух-трех десятков лет: мне ни разу не встретился никто из людей и ни одна из организаций, которые бы «пережили автора на семьдесят лет». Можно и на кого-то одного из родственников — пусть учится работать с наследием такого рода. 

Важно: мы поинтересовали у адвоката, можно ли прописать в договоре пункт о начале действия договора — со дня смерти автора. Нет, нельзя.

Адвокат Дарья Кочетова: 
Думаю, что договор с таким пунктом имеет высокие шансы на признание его недействительным. По факту это будет акт распоряжения имуществом третьих лиц (наследников), которые смогут его оспорить.
 
Вывод: озаботьтесь передачей еще при жизни, когда вы признаны дееспособным и вменяемым.

И даже в ситуации Ани Гуровой [См. I часть] — лицензионный договор между всеми родственниками-наследниками — первое, что пришло мне в голову. Он мог бы, с одной стороны, подтвердить издательству, что неоткуда ждать опасности, ибо все потенциальные наследники договорились между собой, а с другой — поделить права на Россию, Украину и Израиль, по которому наследники передают российские права Ане (а она просто не вступает в наследство, чтобы остальные спокойно получили жилье в Харькове), и каждый имеет возможность распоряжаться правами на своем языке на своей территории. Однако это оказалось для далеких от издательских дел детей и жен слишком непонятно сложно.

Адвокат Дарья Кочетова:
«Если наследство принимает только один наследник, а потом он же заключает лицензионный договор с другим наследником, предоставляя ему таким образом возможность распоряжения унаследованной интеллектуальной собственностью, — это вполне рабочий и весьма неплохой вариант. Главное условие — доверие между наследниками. Такое не очень часто бывает, к сожалению.»

Можно ли оформить такое Лицензионное соглашение с наследниками, не вступившими в наследство или теми, кто не смог убедить нотариуса в выдаче Свидетельства на творческое наследие, чтобы оформить неоформляемое «официально» Творческое Наследие? (Де-юро, как мы помним, такое наследие переходит в общественное достояние, де-факто - пропадает.) Тут наши мнения с адвокатом немного расходятся.

Я полагаю, что да: чтобы появился Уверенный Документ. Если это теперь общественное достояние (никто не вступил в наследство), то кто будет этот документ оспаривать? Никому нет никакого дела, так как нет заинтересованных сторон. Со стороны государства — никаких органов, со стороны издательств — они и знать не знают, что такое существует и что наследников может не быть, да и как-то принято в нашем книжном мире оплачивать услуги агента, так почему бы и не по лицензионному договору (если произведение вообще распространяется за плату)?

Чаще всего — нет. Чаще всего любые наследники хотят иметь возможность издать за свой счёт, за счёт средств мецената, выложить бесплатно на ресурс в сети — и все, что им нужно: какой-то документ-подтверждение, что человек может это сделать. При этом, полагаю, справок о том, что Творческое Наследие умершего, за чьим наследством не явились, перешло в общественное достояние, нотариусы тем более не выдают. Однако наш консультант как адвокат и юрист предупреждает о гипотетической вероятности:

Адвокат Дарья Кочетова:
«В случае с переходом в общественное достояние может оспорить, например, издательство, которое будет платить по лицензионному договору, а потом каким-то образом выяснит, что наследников нет, произведение перешло в общественное достояние и деньги оно по факту платит «за воздух». Вероятность этого, конечно, не слишком велика, поскольку, как вы верно заметили, никто не выдает справки об отсутствии наследников, — но гипотетически совсем исключать тоже нельзя.»

Так что еще раз: зная теперь все эти сложности и трудности, не обладая «пробивными родственниками» или потенциально сверх-прибыльным наследием — позаботьтесь заранее.

Лично у меня существует такое лицензионное соглашение со здравствующим художником. Так как мы ведем международную деятельность — на двух языках. На 30 лет. Это удобно для соавторов или для комплекта «автор+художник», это удобно для ситуации «автор-наследник» или «автор+творческий друг» — во всех случаях. Возможно, кому-то пригодится как аналог.

ЛИЦЕНЗИОННОЕ СОГЛАШЕНИЕ
в отношении прав на результаты интеллектуальной деятельности

Город
Дата

Гражданка РФ _________ , именуемая в дальнейшем «Правообладатель» , с одной стороны, и гражданин РФ _____________ , именуемый в дальнейшем «Автор/Художник» , с другой стороны, составили настоящий договор в отношении прав на результат интеллектуальной деятельности – произведений [иллюстраций к произведениям] _____________.

1. Предмет договора
1.1. Автор/Художник предоставляет Правообладателю право использования Произведений, а также их частей и персонажей и образов в любой форме и любым способами, включая, но не ограничиваясь: - право на публикацию, распространение, переработку, доведение до всеобщего сведения таким образом,чтобы любое лицо могло получить доступ из любого места и в любое время по собственному выбору, иное распоряжение результатами интеллектуальной деятельности,как на коммерческих условиях, так и безвозмездно.
1.2. Территория использования результатов интеллектуальной деятельности по договору: ______________.
1.3. Автор/Художник предоставляет Правообладателю право использования Произведений на условиях исключительной лицензии и разрешает Правообладателю выдачу лицензий третьим лицам.
1.4. Настоящее Соглашение является безвозмездным, денежных выплат за использование Правообладателем Произведений не предусмотрено.

2. Права и обязанности сторон
2.1. Автор/Художник возлагает, а Правообладатель принимает на весь срок действия Договора обязанность по осуществлению охраны авторства Произведений, имени автора-иллюстратора и неприкосновенности Произведений.
2.2. При любом использовании Произведений должно указываться имя автора/художника в следующем начертании: «__________», в том числе в случае передачи прав третьим лицам.

3. Срок действия и условия досрочного расторжения
3.1. Соглашение вступает в силу с момента подписания и действует 30 (тридцать) лет.
3.2. В случае смерти Правообладателя ранее окончания срока действия Соглашения все права возвращаются Автору/Художнику, а Договор считается расторгнутым, однако продолжают действовать лицензии, подписанные Правообладателем.
3.3. В аналогичном случае с Автором/Художником, п. 7 ст. 1235 ч. IV ГК РФ предусматривает, что переход исключительного права к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора, подписанного предыдущим правообладателем.

4. Заключительные положения
4.1. Договор составлен в двух экземплярах (на двух языках), имеющих одинаковую юридическую силу, из которых один находится у Правообладателя, другой — у Автора/Художника.
4.2. Право использования Произведений считается предоставленным Правообладателю в момент подписания Договора.
4.3. На момент подписания Договора цифровые копии созданных Произведений переданы Правообладателю.

5. Адреса и реквизиты сторон

Подписи:

INTELLECTUAL PROPERTY LICENSE AGREEMENT

Place , Data

Mrs.________, a citizen of the Russian Federation, hereinafter referred to as the "Proprietor", on the one hand, and Mr. ________, a citizen of the Russian Federation, hereinafter referred to as "Avtor/Artist", on the other hand , have drawn up this agreement in relation to the rights to the result of intellectual property- illustrations for the works of the books ______ (hereinafter - "Works").

1. The Subject of the Agreement
1.1. The Avtor/Artist grants the Proprietor the right to use the Works, as well as their parts and characters and images in any form and in any way, including but not limited to: - the right to publish, distribute, process, bring to the public in such a way that any person can get access from any place and at any time at his own choice, other disposal of the results of intellectual property, both on commercial terms and free of charge.
1.2. The territory of use of the results of intellectual activity under the contract: ______.
1.3. The Avtor/Artist grants the Proprietor the right to use the Works under an exclusive license and authorizes the Proprietor to grant licenses to third parties.
1.4. This Agreement is free of charge, no monetary payments are provided for the use of the Works by the Proprietor.

2. Rights and Obligations
2.1. The Avtor/Artist assigns, and the Proprietor accepts the obligation for the entire duration of the Agreement to protect the author of the Works, the name of the author-illustrator and the inviolability of the Works.
2.2. Any use of the Examples should indicate the name of the author in the following style: "___", including in the case of transfer of rights to third parties.

3. Term and conditions of early termination
3.1. The agreement comes into force from the moment of signing and is valid for 30 (thirty) years.
3.2. In the event of the death of the Proprietor before the term of the Agreement, all rights are returned to the Avtor|Artist, and the Agreement is considered terminated, however, the license signed by the Proprietor continues to operate.
3.3. In a similar case with the Avtor/Artist, clause 7 of Art. 1235, part IV of the Civil Code of the Russian Federation provides that the transitional right to a new copyright holder is a license agreement signed by the previous copyright holder.

4. Final provisions
4.1. The contract is drawn up in two copies ( on two languages) , having the same legal force, one of which is with the Proprietor, the other - with the Avtor|Artist.
4.2. The right to use is used by the distributed Proprietor at the time of signing the Agreement.
4.3. At the time of signing the Agreement, digital copies of the created examples were transferred to the Proprietor, and in respect of nonexistent ones, they will be transferred to the Proprietor at the time of creation.

5. Addresses and details

Signatures:

___________________

ВЫВОДЫ

 

1. Закон не может видоизменяться, основываясь исключительно и только на судебных прецедентах.

Во-первых, каждый отдельный случай не может давать «полноту картины» желаний авторов, соавторов, издателей, а является тем, чем является: частным отдельным случаем, выражением мнения определенной группы людей — не всей группы. 

Во-вторых, практика внесения изменений в закон через Верховный суд, в принципе, порочна. Мало того, что этот процесс занимает несколько лет (то есть закон отстает от реальной действительности), он [процесс этот] по силам только самым принципиальным (нередко — самым сутяжным), самым не сомневающимся в своей правоте, самым тем, кому «есть что делить» (ради 167 рублей не станешь два года судиться), а потому — «итоговая версия» закона всегда будет отражать интересы именно такой, да, тоже важной, но все-таки узкой аудитории. У нас, простите, Гражданский Кодекс — он для пары сотен богатых наследников: Или все-таки для всех людей?

Мое мнение: законы должны видоизменяться в зависимости от практики, от изменений окружающей среды и необходимости внесения изменений, по согласованию с экспертами от всех заинтересованных сторон. И, конечно, с учетом не только коммерческих интересов, но и, простите, «государственных интересов», выражающихся в сохранении Культурного Наследия. (А вот является ли сохранение Культурного Наследия интересом тех, кто управляет государством, мне неизвестно.)

2. Необходимы замены всему, что разрушается, и своевременное отражение этих замен и новых принципов взаимодействия в законах и отраслевых документах.

Если кто-то решает сэкономить на расходах по содержанию Российской Книжной Палаты, то передавая ее функции — хоть в Итар-Тасс, хоть в Российскую Государственную Библиотеку, необходимо помнить, что помимо функции «распределения обязательных экземпляров по библиотекам» были и другие функции, как-то: регистрация книг и выдача международных номеров ISBN, а также, простите, ведение Национальной Библиографии. (Про «Книги в наличии и печати» не вспоминаю даже уже!) Что автоматически влекло за собой и выдачу справок.

Если кто-то решает, что ни ISBN, ни даже книгоиздательская отрасль больше этой стране не нужны, и все будет у вас в цифровом будущем мире исключительно в цифровом формате (в виде блогов на американских серверах), то надо каким-то образом увязывать это с правами авторов. И если вместо Архивов у вас планируются Авторские сайты, то надо бы решить, кто (и на каких основаниях) продолжает платить за пролонгирование регистрации домена и хостинга сайта после смерти создателя, вообще занимается его ведением? и т.д.

3. Мне кажется, у нас нет даже общего понимания, вот даже просто на уровне термина, кто такой Автор (права которого мы охраняем) и что конкретно такое — Интеллектуальная собственность. Все это «существующее в каком-то объективном виде на территории страны» — очень расплывчато. 

Кроме того, нет понимания, является ли автор в какой-то степени «сотрудником издательства», а если да, то в какой? Нет определения «роялти за произведение» как вида дохода. 

4. Надо создавать, возможно, даже не столько законы (их и так уже нагородили с десяток огородов, как видим — бессмысленных), а «деловой обычай в конкретной отрасли» — некие принятые профессиональным сообществом правила, основанные на практике и разумности: «У нас в этих случаях все поступают так». Как я уже говорила раньше, суды принимают «деловой обычай» в качестве аргумента. Только непонятно, кто будет этим заниматься — уж не Минцифры ли?

5. У нас нет государственных институтов, занимающихся «непригодившимся творческим наследием», «общественным достоянием». И этому есть коммерческие причины. Если непригодившаяся никому квартира отходит государству, она переходит под управление какого-то ведомства и может быть использована с какими-то понятными целями понятными чиновниками способами. То что делать с непригодившимся никому Творческим Наследием — чиновники знать не знают.

6. Мне кажется, создатели закона пока создавали, а затем уничтожали Закон об авторском праве и делали из него часть Гражданского Кодекса, перепутали несколько слов, а самые главные — два: из НАСЛЕДИЯ они сделали НАСЛЕДСТВО, решив, что это одно и то же. Спутав две философские области — «идеальное» (жизнь, творчество) и «материальное» (акции, облигации, дома и машины), не смогли «вырулить». Ну так потому, что это не одно и то же.

7. Еще со временем стали очень однобоко понимать слово ОХРАНА. Охранять произведение — в контексте новейшей истории — это именно что привязать собаку и никого не подпускать. В то время как охрана произведения — это ЗАБОТА о произведении. Чтобы тексты продолжали жить, когда ты умер! Вообще, если кто не в курсе, именно для этого их и пишут.

[февраль, 2021]
Приглашаем петербуржцев на выставку книжной графики Антона Ломаева (к юбилею художника)
Приглашаем петербуржцев на выставку книжной графики Антона Ломаева (к юбилею художника)

События

05.03.2021
В начале весны вышла уникальная книга «Снег» — совместный проект художника Гали Зинько и автора Ирины Лейк. Наслаждаемся разворотами и благодарим за радость ИД «Городец».
02.03.2021
Статьи Музея за период ОСЕНЬ, 2020 — ЗИМА, 2021, собранные в дайджест — электронный выпуск новостей для жителей Книжной и соседних галактик.
17.02.2021
Открытие акции 2021 года, этапы, список поддерживаемых библиотек, приглашение присоединиться.
06.01.2021
Новые поступления — подарки в коллекцию Музея от их создателей: азбука-путеводитель, поэтический моноспектакль, ноты к вымышленному ноктюрну, аудиоспектакли и другие подарки творцов-меценатов.
10.12.2020
Десять дней - 9 — 18 декабря - выставка РОМАН ШУСТРОВ будет открыта в арт-галерее «Мосты».
Поэтам! Международный конкурс! Премия Игоря Шевчука
Поэтам! Международный конкурс! Премия Игоря Шевчука