ПЕШКОМ по ШАНХАЙСКОЙ ВЫСТАВКЕ ДЕТСКИХ КНИГ: беседа с Екатериной Каширской («Пешком в историю»)

От Музея: 17-19 ноября 2023 года состоялась X Международная Шанхайская выставка детских книг (Shanghai International Children’s Book Fair). Десять московских издательств представили на выставке детскую литературу России. Как это было, каковы результаты и что впечатлило в Поднебесной, в интервью хозяйке Музея Ане Амасовой рассказывает издатель Катя Каширская (издательство «Пешком в историю» ).

Аня Амасова: Дорогая Катя, я начну с выражения своего бесконечного восхищения: вы сделали что-то абсолютно невероятное! Вы посетили Китай от имени России, представив на Шанхайской международной выставке детских книг наши потрясающие «брендовые» издания. Я об этом мечтала, и вы — сделали это реальностью! Молодцы!

Катя Каширская: Спасибо. Ничего героического в этом, конечно, нет, но — приятно слышать. Спрашивай, о чем ты хотела послушать, я готова всё тебе рассказать!

Фотографии: Юрий Вировец

Часть первая
Взаимный книжный интерес:
знакомство, впечатления, результаты


Катя Каширская
и Александр Сергеевич Пушкин в Шанхае

Объединиться десятью московскими издательствами для детей и поехать на Шанхайскую выставку — это была ваша личная инициатива?

— Не совсем. Скорее это была инициатива «Агентства креативных индустрий» — существующей в Москве организации, которая и на Non/fiction делает стенды для московских издательств. Представители агентства в чатах опрашивали московские издательства, кто хочет и готов, потому что это все-таки финансовые вложения. И конкретно мы — хотели.

Сразу — к самому волнующему: русские издания произвели впечатление на китайских коллег? Был ли с их стороны интерес?

— Интерес к книгам очень большой! Интерес к переводу литературы с других языков в целом, и с русского в частности, — сильно больше, чем в Европе.

В Болонье [Bologna Children's Book Fair, крупнейшая международная выставка детской литературы и иллюстраций. — Прим. ред.], особенно сейчас, русские книги не пользуются популярностью. Это факт, который надо признать, тут ничего не сделаешь.

В Китае не так. Приходят издатели, подходят люди, которые просто идут мимо стенда, разглядывают, начинают общаться: «Мы из издательства, нам интересно вот это», «Расскажите про то!», «Пришлите pdf..." Очень близко к тому, как «на заре» своего издательства я приезжала в Болонью в поисках книг, которые хотела бы перевести на русский, — также ходила по стендам, высматривала. То есть ощущение интереса, «движухи» гораздо больше, чем в Болонье или Франкфурте [FrankfurterBuchmesse, крупнейшая книжная выставка мира. — Прим. ред.].

Но. Несмотря на то, что все говорили и писали «Да! Хотим!», несмотря на то, что мы сделали все, что должны: отправили каталоги, отправили запрошенные pdf, со всеми вступили в контакт и написали всем письма, — никто не сделал ни одного предложения по покупке прав. Хотя с середины ноября прошло два месяца. Пока, у нас по крайней мере, результат — «ноль».

Я также общалась с коллегами из тех российских издательств, которые были с нами на выставке, у всех ситуация примерно такая же. Может быть, это особенность восточной культуры, и их интерес, и даже восторги: «WOW! Как нам все это нужно!» — на самом деле ничего не значат… Но это немножко разочаровывающий момент. Конечно, хотелось бы более позитивных результатов...

Разумеется! Вы достаточно много вложили в эту поездку денег и сил, и вполне естественно желать какой-то отдачи... А никто не подходил, не спрашивал: «Какие премии имеет эта книга?»

— Нет. Спрашивали: «Расскажите, о чем содержание». Больше интересуются именно сериями, а не единичными книгами. Чтобы была, пусть не серия, но хотя бы линейка: допустим, «Математика», «Физика», «Химия». Но, насколько я понимаю, наши русскоязычные книжные премии не волнуют примерно никого в мире.

Да. Но именно в Китае, насколько я знаю, для принятия решений о публикации зарубежных изданий развита система «признания»: наличие премий или рекомендаций специалистов. То есть, в отсутствие доверенных рекомендаций, необходимо, чтобы книга получила какую-то премию: международную — в чем, конечно, мы не можем составить конкуренции западной литературе, так как это премии западных международных выставок, — или китайскую. В том числе, собственную премию этой книжной выставки.

— Может быть, надо «подаваться» на какие-то премии, — но у меня нет про них информации.

Постараюсь к следующей разузнать. И пора, как мне кажется, думать про учреждение международных премий «на своей территории».

— Да, наверное, это имеет смысл — самим быть поактивнее.

Несколько лет назад одна подруга-издатель поделилась со мной впечатлением: она сомневалась, что китайцы реально заинтересованы в приобретении прав на книги, и полагала, что на самом деле их интересует «как это сделано?» У тебя не возникло такого же ощущения?

— Это абсолютно точно так — и к бабке не ходи! Они это не сильно-то и скрывают, поэтому я уверена: все так и есть. В последний день мы продавали свои издания [Традиция международных выставок: в последний выставочный день открывается возможность продажи. Посетители могут приобрести книги, если издатель не планирует везти их обратно. — Прим. ред.] — в основном, живущим в Шанхае русским мамам. Подошла одна китаянка и откровенно сказала: «Я дизайнер, мне очень нравится, как у вас это сделано. Я сейчас у вас всё куплю, и мы будем делать точно также»…

То есть можно сказать, что культурный обмен все-таки состоялся?.. Вы сами-то присматривались к китайскому науч.попу для детей?

— Да! Мы смотрели. И даже что-то нашли. Но это тоже никуда не продвинулось. Хоть мы и запросили несколько pdf тех книг, что нам показались по темам интересными, — с китайской стороны нет вспомогательного материала, который мог бы облегчить принятие решений. Ни примеров разворотов на английском, ни пробных переводов, — всего того, что помогает представить, КАК раскрывается тема. Потому что иллюстрации не обо всем говорят — они лишь условно отражают текст.

А ты обратила внимание, что в Музее иногда стажируются выпускники и студенты филологических факультетов, которые готовы подрабатывать в издательствах, делая пробные переводы и даже больше?.. В начале прошлого года мы с ними сделали каталог «Книга соковищ "阿": Китайская детская литература», и все принявшие участие стажеры представлены в ней с контактами. Я это делала вполне сознательно — как раз затем, чтобы вы, издатели, могли этой информацией воспользоваться.

Часть вторая
Шанхайская книжная выставка изнутри

Фрагмент экспозиции выставки детских книг

Расскажи, пожалуйста, про саму Шанхайскую книжную выставку! Где она проходит?

— Это выставочный центр, но не в центре города. Помнишь, раньше Петербургский «Книжный салон» проходил в павильонах Ленэкспо, около порта? Вот и в Шанхае этот центр расположен немного «на отшибе». Мы сняли отель неподалеку, и добраться утром — пять минут на такси. Но вечером, чтобы после выставки поехать гулять — туда, где «вся жизнь», — это на такси полчаса. Получается, выставка с десяти до шести, вечером ненадолго куда-то съездил, быстренько посмотрел — и спать!

А размер выставки? У ваших десяти издательств был общий стенд или у каждого свой?

— Стенды — индивидуальные. Выставка небольшая — как в Питере «Книжный салон», то есть ни разу не Болонья. Все по-китайски — ничего не понятно. Но прошло все гладко, без эксцессов.

Все, как в России: какие-то люди ходят, монтируют, и если подзываешь их к стенду — приходят и делают, не подзываешь — не делают. «Знаете, у меня в этом углу лампочка не светит» — пишет в ответ на бумажке: «Вот столько это будет стоить». Дальше торгуешься, на середине сходитесь — точь-в-точь как советские прорабы!


Перед выставкой… Стенд «Пешком в историю»
на Shanghai International Children’s Book Fair - 2023

А как вы вообще на выставку книжки завезли? Как раз по осени таможня договора и письма не пускала, потому что те, видите ли, «бумага». А тут — целые книги!

— Нам помогло уже упомянутое «Агентство креативный индустрий» — они сами все провозили. Мы, конечно, что-то еще довезли, в чемоданах, но в аэропорту никто не интересовался и не досматривал. Обратным рейсом в Москву снова везли книги, журналы — и тоже всё без проблем. Труднее было месяц спустя банку красной икры провезти в Швейцарию. Сказали: «Ладно, проходи, но в следующий раз учти: санкции. Икру — нельзя».

Что тебя восхитило? Или удивило… Я на себя «примеряю» — я-то уж точно ходила бы всюду с открытым ртом!

— Ну ты и слово подобрала! ...Там какой-то свой мир, не всегда нам понятный. У них совершенно другая структура всего, включая структуру продвижения книг. Например: когда гуляешь по выставке, видишь, что в каждом мало-мальски крупном издательстве постоянно ведется стриминг — прямые онлайн-трансляции с выставки: новый автор приехал, новая книжка вышла... У нас до такого еще не дошло, несмотря на то, что Россия, в общем-то, технологически продвинутая страна.

Были сами китайцы, мы, а еще? Выставка реально — международная?

— Да. Были и канадцы, и англичане... — много кто! Китайцы много обмениваются правами. Часть павильона специально выделена под international-взаимодействие.

Международная конференция
в рамках Shanghai International Children’s Book Fair - 2023

Была очень интересная конференция про рынок детских книг, в которой я тоже принимала участие, вместе с директором Болонской выставки Еленой Пазоли. Вообще Болонская выставка выступает в качестве «отца-основателя» Шанхайской, и очень старается сделать из этого мероприятия именно международную историю. Проходили также организованные итальянцами просмотры портфолио иллюстраторов, в которых я тоже принимала участие. В общем, Китай старается быть частью мирового издательского сообщества.

Помимо издательств что-то было представлено: китайские типографии или производство бумаги? Часто спрашивают про них молодые издательства: отечественных полиграфических ресурсов им не хватает...

— Бумагу — нет, а вот типографий подходило очень много! Но я не очень-то обратила на них внимание, потому что не могу печатать книги в зарубежных типографиях — у меня нет ресурсов, чтобы заниматься таможенным оформлением. А те, кто подходил, эту часть на себя не берут. И как ты доставишь тираж в Россию, как ты будешь его растомаживать, — это твои проблемы. Наверное, кто-то другой — допустим, «Эксмо», — умеет это делать. Но конкретно я — нет.

Кстати! Чуть самое важное не забыла! А кормили-то вас чем?

— Мы брали с завтрака из отеля какой-нибудь бутербродик, потому что на выставке кормили очень плохо. Предлагали «европейские» сэндвичи — половина батона и маленький кусочек сыра за немерянные деньги. А еще продавали пиво, в бутылочках, тоже типа «европейское», но понятно, что нет.

Часть третья
Прогулка по Шанхаю

Шанхай. Вид ночью

Про выставку я всё, что хотела, узнала. Расскажи, пожалуйста, про сам Китай! Как оно там, в Поднебесной? Что ты видела за три дня? Куда ходила? И привезла ли сувениры?

— Я первый раз была в Китае, и потому, что Шанхай, да вообще Китай, — это совсем не то же самое, что Европа, все было очень интересно.

Приходишь на завтрак в отеле — там стоит десять видов каких-то супов. Я, конечно, открыла крышечки, всё посмотрела, но есть в семь утра наваристый суп я, например, не в состоянии. А китайцы бодренько так едят на завтрак и свои супы, и димсамы — вроде наших пельменей.

Шанхай — огромный мегаполис. Больше Москвы в полтора раза, двадцать пять миллионов населения. Из такой поездки неясно, как на самом деле живут эти двадцать пять миллионов.

Все достаточно необычно. Мало кто говорит по-английски.

Шанхай. Вечерняя жизнь в ноябре

Середина ноября. Шанхай — в достаточной степени «юг», потому не холодно. Вокруг все зеленое, но, кажется, вне зависимости от сезона и градусов. И повсюду стоят «европейские» елочки: символ Рождества и Нового года. Европейского Нового года, разумеется, — у самих китайцев он в феврале. И модные девушки — в сапожках и шубках — фотографируются рядом с ними…

Есть довольно дорогой район Шанхая (как московские Патриаршие пруды), с ресторанами, бутиками, магазинами. Там все «типа европейское». Но именно — «типа», не по-настоящему. Например, ресторан позиционируется как испанский, но в Испании и не догадываются, что эти блюда являются испанской кухней! Или — другой пример — огромный бутик швейцарских часов, три этажа! Да даже в Швейцарии такого нет, потому что «потребителей швейцарских часов» в таком количестве не существует... Однако становится ясным: все «европейское» считается дорогим и престижным.

Шанхай. Трехэтажный магазин швейцарских часов

Всюду — бесконтактная оплата приложением с телефона, собственные системы платежей, без которых сложно заплатить почти везде, включая такси. Да, наличными можно, но их надо как-то добыть! Всюду — система распознавания лиц. Заходишь на выставку, у тебя пропуск с qr-кодом, но все равно — через процедуру «проверки подлинности». Дети выходят из школы — не могут уйти, пока система не сопоставит лицо с базой данных...

Шанхай. Уличный снимок

Ощущение абсолютно замкнутого на себе общества, с культом европейских — даже не ценностей, нет! — картинок. Но если ты понимаешь европейскую жизнь, российскую жизнь, застал СССР (или хотя бы прочел пару книг о Советском Союзе) — ничего удивительного в Китае нет, для нашего с тобой поколения — точно.

Шанхай. Район сувениров

За сувенирами ходили в большой район, реконструированный в традиционном китайском стиле — вроде нашего Измайловского рынка в Москве. Купили «стандартное»: палочки для еды, шелковый платок дочери, платье для дочери подруги.... Себе я тоже китайское платье купила — встречала в нем Новый год. Муж чуть позже съездил на специальный чайный рынок. 

Вот — всё я тебе и рассказала…

______________________________

Музей благодарит Катю Каширскую за невероятно увлекательный рассказ о Первом Большом Путешествии десяти российских издателей в КНР!

[январь, 2024]

 

События

28.12.2023
Двенадцатый дайджест Музея - собрание лекций, семинаров, статьей и других материалов: деятельность Музея за четвертый квартал 2023 года.
17.11.2023
10 детских брендовых детских издательств России — на X-й Шанхайской международной книжной выставке детских книг!
13.11.2023
Футуристы, конструктивизм, искусство плаката начала XX века и эксперименты со шрифтами и типографикой — программа лекций в ЦГПБ Маяковского от звезд петербургской студии шрифтового дизайна TypeType 18 ноября — 15 декабря, 2023 год.
27.10.2023
Друзья Музея Книжной галактики «Музей уникальных вещиц» приобрели в подарок галактике музея «Лошадиная сила» невероятно красивую печатную машинку! С 27 октября — в экспозиции музея, кодовая фраза для друзей и меценатов: «Образцовая Ундервуд».
28.09.2023
Предложение от студии шрифтового дизайна TypeType поддержать и оплатить участие в фестивале СРЕДА 30 лучших работ отечественных шрифтовых дизайнеров. Прием заявок — до 11 октября.
Следите за новостями проекта в разделе
Следите за новостями проекта в разделе "Книжная галактика. - Дипломатия"!