ОСНОВЫ КНИЖНОГО ДИЗАЙНА: Выбор шрифтов и расположения элементов

От Музея: мы продолжаем наш «Курс молодого птенца» по Книжному Дизайну — для студентов, начинающих верстальщиков, дизайнеров, художников и авторов книг, редакторов и всех заинтересованных лиц! Какие первые вопросы решает дизайнер-верстальщик? Как выбираются шрифты? На что опираться при выборе расположения элементов? Какова последовательность действий для принятия решений?..  Чтобы ответить на эти вопросы, прямо на ваших глазах мы проведем эксперимент по началу работы дизайнера-верстальщика над книгой, сопроводив подробными пояснениями и примерами.

Лекция: Аня Амасова, Ангелина Михайлова, Павел Савченков
Автор рукописи для книжного дизайна: Армен Ватьян
Шрифты: TypeType
Птица на обложке: художник Рената Филимонова

ВСТУПЛЕНИЕ

В данном случае «мы» — это я, Аня Амасова, что пишет этот текст, Павел Савченков — экс-зав. технической редакции крупного петербургского издательства, который не даст мне соврать, и начинающая волшебница Ангелина Михайлова, студентка кафедры декоративно-прикладного искусства СПбГУ, в роли феи-помощницы, вдохновляющей на этот текст и создающей для вас наглядные материалы.

Для наглядных материалов используется рукопись сценариста Армена Ватьяна «Заметки о жизни в кино и театре» из коллекции Музея, а также коллекция шрифтов, любезно предоставленная для наших экспериментов компанией TypeType (образовательная лицензия).

Фактически, — разумеется, для текстовой книги с заранее определенным форматом, — задача дизайнера-верстальщика на первом этапе состоит из двух вещей: выбор шрифтов и выбор расположения элементов. Для ее решения (нередко требующего утверждения и со стороны других специалистов редакции) он делает НАБРОСКИ.

Здесь еще не идет речь о верстке и ее многообразных принципах и правилах, о которых мы говорили на курсах прошлых годов. Задача: выбрать из имеющихся в распоряжении гарнитур несколько вариантов шрифтов для всех видов текста, — как минимум это у нас основной текст, заголовки, колонтитулы и колонцифры (впрочем, есть еще и шмуцтитулы, и служебные страницы с выходными сведениями, и подрисуночные подписи на вклейках, и многоуровневые заголовки «эт сетера»... но не пугайтесь — сейчас не будем усложнять: «просто текст»). А также — сложить несколько вариантов их расположения на полосе, гармоничных с точки зрения выбранных шрифтов: как это будет лучше смотреться вместе?

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

Про выбор шрифтов 

Основной текст

Основной текст (в книжном дизайне он называется «свой») — это то, что читатель будет ЧИТАТЬ (звучит, вроде бы, логично, но дизайнеры-верстальщики часто об этом забывают).То есть шрифт основного текста должен быть легко читаем. И главное при выборе: при чтении мы должны видеть не шрифт, а текст!

Кроме того — и как следствие этого, — основной текст, «свой», ни при каких обстоятельствах не может быть курсивом или «околокурсивом»: такое курсивное начертание  (и имитирующие его гарнитуры) может использоваться только для выделений текстовых фрагментов (слов, предложений) или каких-то небольших текстовых блоков. В художественном тексте это часто, допустим, чьи-то письма...

Массивы текста — никогда не курсив, не сложносочиненная высокохудожественная гарнитура, не игра дизайнера в тонюсенькие шрифты (и никогда не выворотка)! Потому что мы с вами заботимся о здоровье глазок читателя. Не только детей, а вообще: наших родителей, например; бабушек и дедушек.

Основной текст лишь своими тончайшими шрифтовыми оттенками должен что-то навевать читателю, быть атмосферным дополнением к тексту...

Кстати, именно поэтому в большинстве издательств существуют технические требования к предоставлению рукописи, в том числе — требования к шрифтовому оформлению: в рубленой гарнитуре, с немного увеличенным расстоянием между строк. Потому что корректор или редактор читает рукопись по распечатке профессионально. Например, мне иногда приходится вычитывать книги по 3-4 авторских листа в день — каждый день. 

Далеко не всегда эта вычитка проходит «в рукописи» — например, вторую и третью корректуры читают по готовому, сверстанному, макету. Когда в следующий раз вы будете создавать книгу, подумайте обо мне. Что, например, именно я как ваша коллега по редакционному процессу буду вычитывать вашу верстку — по 180 страниц в день.  Вы же хотите, чтобы после нескольких лет такой работы я все еще могла читать книги и различала на мониторе текст?

Заголовки

С заголовками, так как они не являются большими массивами текста, мы можем уже быть более свободными в выборе шрифта, и именно они дают нам более широкий художественный простор.

Как правило, если для заголовков не используется «свой» шрифт (скучно!), для них шрифт выбирается от обратного: допустим, при рубленом шрифте основного теста — используется шрифт с засечками. И наоборот.

Как следствие из этого: шрифт заголовка должен (по классике) радикально отличаться от шрифта основного текста, иначе он будет восприниматься как неряшливость или ошибка.

Колонтитулы и колонцифры

Колонтитулы и колонцифры исполняют (по классике книжного дизайна) служебную роль. И потому не должны сколько-нибудь бросаться в глаза или перетягивать на себя взгляд и внимание. Как правило, они делаются «своим» шрифтом (т.е. шрифтом основного текста), однако на несколько пунктов меньше.

Впрочем, в современном книгоиздании колонтитулам и колонцифрам присвоили роль «элемента дизайна», и тут подход  совершенно другой: мы наоборот «выпячиваем» колонцифру и / или колонтитул, за счет необычной гарнитуры как бы оформляем текст... Используем графические возможности шрифта как рисунка, стилизации, украшения...

Учитывая, что хорошим книжным тоном считается не использовать на одной странице больше двух гарнитур, у нас есть выбор:

1. Использовать (уменьшенный) шрифт основного текста (служебная функция).
2. Использовать (уменьшенный) шрифт заголовка (дизайнерская функция).

Второй случай, правда, требует хорошего вкуса и несколько сложнее.

О расположении элементов

Итак, мы берем простой случай — текст художественного произведения, — когда макет состоит из трех шрифтовых решений:
- для заголовков;
- для основного текста;
- для колонцифры и колонтитула.

Самые сложные и ужасные отношения у начинающего верстальщика с полями. Поля — это свободное пространство по бокам, а также сверху и снизу от тестового блока. Чаще всего они жутко маленькие, если вообще существуют.  Корешковые поля начинающих верстальщиков, особенно при способе крепления блока на клей, крошечные-прикрошечные, так что иногда и не разобрать, а что там в центре написано... А поля по бокам — малюсенькие, и чтобы читать, надо держать книгу, вероятно, мизинцами... В общем, важно-преважно: поля быть должны! А иначе как вы будете держать книгу? Как следствие: если у нас есть вынесенные за пределы наборного поля элементы на полях — делаем поля больше!

Над страницей с заголовком колонтитул не ставится (если речь идет именно о названии раздела / главы или начала чего бы то ни было, а не о рассказах «в подбор»). Но именно — над! А, допустим, внизу или сборку от текста, рядом с колонцифрой — это уже на выбор и решение дизайнера-верстальщика / тех.реда. Нависания нет, а вот перегруз при некоторых решениях иногда может произойти.

Первую страницу — главы, раздела, начала блока рассказов и т.д. — можно (и даже рекомендуется!) начинать со спуска. Спуск — это фиксированный отступ от верха «наборного поля» (текстового фрейма, то есть полосы без учета полей), применяемый к началу разделов, глав или частей книги.

Однако важно: колонцифры и прочие элементы, выходящие на поля, все же не должны примыкать к краям страницы. И бессистемно «болтаться в воздухе» они тоже не могут. В теории, если колонцифра справа, то она должна быть выровнена по правому краю блока текста, а если внизу в центре — должна располагаться на каком-то внятном и четком расстоянии от него.

Текстовый фрейм (полоса наборного поля, где у вас текст и заголовки) должен быть предельно ясен. Текст не может скакать туда-сюда без причин и обоснований — это воспринимается глазом снова как небрежность, ошибка. Конечно, за исключением смелых и поражающих воображение дизайнерских решений, которые мы иногда видим в журнальной и газетной верстке. Но то, что хорошо для газеты / журнала — которым важно привлечь внимание, нехорошо для книги — которой уже ничего не нужно, внимание она привлекла либо обложкой, либо автором, либо рецензией. У книги с читателем другие отношения: не скоропалительный страстный романчик, а внутренняя потребность быть удобной для своего читателя. Поэтому: если мы где-то принимаем решение отступить от четкой линии фрейма («наборной полосы») — это должно быть подчеркнуто и чем-то поддержано.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

Семь этапов

Теперь пробуем и разбираемся на конкретных примерах! Вот семь этапов, которые необходимо пройти ДО ТОГО как приняться за верстку.

1 этап. Пять первых набросков

На этом этапе мы в прямом смысле бросаем текст в программу верстки в созданный в желаемом формате книги текстовый фрейм.  И дальше — перебором шрифтов выбираем несколько вариантов... а также моделируем несколько композиционных решений... Конечно, набросков может быть больше! И вот, допустим, у вас получился такой результат (все картинки кликабельны):

  
  

В первую очередь, я предлагаю вам самостоятельно посмотреть примеры и применить полученные знания, чтобы определить, что в каждом случае хорошо, что не так и как надо.

2 этап. Поиск читаемого шрифта основного текста

Исходя из наших знаний об основном тексте, мы можем сделать следующие выводы

1. TT Chocolates Cnd. Нам не подходит, потому что это практически курсив. Точно!
2. TT Chocolates. Хороший. Удобный, читаемый. Похож на набор литературного журнала эпохи СССР.
3. TT Drugs Cnd. Также хороший, «классический», но посовременнее.
4. TT Marxiana. Красивый, но слишком контрастный, что отвлекает. К тому же — стиль эпохи Александра I или Николая I, а значит, надо иметь серьезные основания, чтобы текст вызывал именно такие ассоциации.
5. TT Nooks. Очень, чрезмерно широкий для небольших форматов! Стиль времен начала XX века. Ассоциативный ряд: «все на борьбу с безграмотностью!». 

Отсюда вывод: читаемые — варианты основного текста в примерах 2 и 3. Но если основываться на смысле текста: зарисовки об эпохе 90-х и начале 2000-х, стилизация под СССР не подойдет, а вот более современный вариант 3 — похоже. тот, что и нужен.

3 этап. Поиск шрифта для заголовка

Шрифт основного текста у нас в итоге рубленый прямой. Все шрифты заголовков во всех примерах не слишком-то ему контрастны... Но! На 5 наброске есть шрифт колонтитула «Зарисовки из жизни...» — TT Lovelies Script — и, кажется, он бы вполне был удачен. В качестве шрифта заголовков, а не колонтитулов! 

Во-первых, он — имитация рукописного шрифта, что подерживает общее название и концепцию «зарисовки». А во-вторых, этакий витиеватый шрифт будет неплохо дополнять (контрастировать) с нашим простым основным.

4 этап. Поиск шрифта для колонцифры и колонтитула

Когда мы нашли «свой шрифт» и «шрифт заголовков», мы уже почти наверняка нашли гарнитуру для колонцифр и колонтитулов. Дальше момент просто технический: выбрать, какой из двух и в каком начертании больше сюда подходит.

То есть последовательность действий примерно такая:

- с уменьшенным шрифтом основного текста (обычным / курсивом / "все прописными");
- с уменьшенным / увеличенным (?) шрифтом заголовка (обычным / курсивом / "все прописными"),

можно еще добавлять графические элементы или подчеркивания... но все ж таки в пределах всего двух гарнитур. И посмотреть, что будет лучше.

Однако остаются вопросы размеров и, главное, места. Как вы видите, сейас колонцифры и колонтитулы слишком крупные для того, чтобы текст был служебным, но недостаточно крупные для дизайнерского решения.

В 1 варианте колонцифра где-то сильно за пределами наборного поля, что ничем не поддержано. Во 2 - колонцифра пытается сбежать, соскочив со страницы (нет поддерживающей ее «воздушной подушки» поля). В 5 - очень низко, слишком... 

5 этап. Поиск формы текстовых фреймов и места — текста, заголовка, колонцифры и колонтитула

Тут, пожалуй, важно обратить внимание на то, что в каждом из вариантов нравится, что точно хотелось бы оставить...

Например, в 4 варианте интересна идея с выносом заголовка и колонцифры за пределы «наборного поля». Заголовок придает обоснование и колонцифре. Кроме того, это вполне может стать элементом, поддерживающим концепцию «Зарисовок...» — то есть некоей авторской рукописи, легкой, как почеркушки... Однако в этом варианте выноска за пределы фрейма основного текста должна быть не за счет уменьшения полей, а за счет уменьшения самого наборного поля! (Без этого уменьшения будет выглядеть, как сбой, а не дизайнерское решение.)

Кстати, колонцифра в этом случае тоже может располагаться справа от текста, и не под ним, а выровненным по последней строке — выстраиваясь в линию с заголовком... Хм-м-м... А может быть, не только колонцифра, но и колонтитул, повернутый по вертикали вдоль текста? Вы спросите: «Не длинноват?» А что если поделить его на две части: левую «Зарисовки из жизни» и правую «в кино и театре»?

Также интересно в варианте 1 выделение первых предложений — они действительно цепляют! В нашем случае — для поддержания концепции — это может быть первая фраза, набранная все тем же «рукописным» шрифтом заголовка...

Ах да, и конечно, спуск полос! (Это же у нас первая — и кстати, правая — полоса новой части.)

6 этап. Несколько уточненных набросков

По итогу такого рода размышлений, когда мы определились с основными шрифтами и главными идеями, рождается новая партия набросков. Вот как-то так она может выглядеть:


 

Закадровая переписка создателей лекции:

— В итоге выбранные: TT Lovelies Script — для заголовков, TT Drugs Cnd — для основного текста.
— Ну, собственно, Love and Drugs — что же еще мы могли выбрать? Неплохая концепция... Для шмуцов разве что осталось найти какой-нибудь «Peace, No War».
— Jesus and Mary Chain...

7 этап. «Переспать» с образами для окончательного решения

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Не бойтесь творить и экспериментировать! Вы — дизайнеры! Здесь нет никаких скрижалей. Только годами, столетиями отобранные удобные, приятные и лучшие решения. Только логика. Только здравый (практический) смысл. Только понимание назначения и предназначения. Только техническая необходимость. Только поиски книжных дизайнеров по всему миру. Только традиции...

Тот, кто понимает, что в книгах зачем, уважает традиции, знает «правила» и на чем конкретно они базируются, — может их нарушать. Может быть, именно ваши вкус, ум и смелость, позволят создать какое-нибудь «новое правило» — оригинальнее, современней и лучше! — все скажут «АХ!» и будут стараться вас повторить...

[сентябрь, 2023]

События

05.03.2024
C 28 февраля по 10 марта в Большом зале Санкт-Петербургского Союза Художников на Большой Морской проходит выставка иллюстраций книг для детей и юношества.
28.12.2023
Двенадцатый дайджест Музея - собрание лекций, семинаров, статьей и других материалов: деятельность Музея за четвертый квартал 2023 года.
17.11.2023
10 детских брендовых детских издательств России — на X-й Шанхайской международной книжной выставке детских книг!
13.11.2023
Футуристы, конструктивизм, искусство плаката начала XX века и эксперименты со шрифтами и типографикой — программа лекций в ЦГПБ Маяковского от звезд петербургской студии шрифтового дизайна TypeType 18 ноября — 15 декабря, 2023 год.
27.10.2023
Друзья Музея Книжной галактики «Музей уникальных вещиц» приобрели в подарок галактике музея «Лошадиная сила» невероятно красивую печатную машинку! С 27 октября — в экспозиции музея, кодовая фраза для друзей и меценатов: «Образцовая Ундервуд».
Следите за новостями проекта в разделе
Следите за новостями проекта в разделе "Книжная галактика. - Дипломатия"!