Технология редакционного процесса: I и II корректуры, редактура художественных текстов

От Музея:  лекция  Ани Амасовой о процессах редакционной подготовки книги, об их последовательности, о разнице между редактурой, первой корректурой и второй корректурой, а также о том, когда, куда и на что смотреть (и какие участки мозга задействовать). Плюс обзор типичных ошибок грамотного человека.

Текст: Аня Амасова
Илл.: ред. работа над макетом книги
(фрагмент из реальной практики)

Введение:
теория и практика

Широко известно, что важнейшей частью редакционного процесса (в художественной литературе) являются: «Редактура», «Первая корректура», «Верстка», «Вторая корректура». И большинство людей и издательств придерживается именно этой схемы и именно этой последовательности. Поэтому мы будем называть их основными.

Однако процессов много больше. Так, например, перед версткой есть еще процесс «Подготовка рукописи к верстке» — чаще всего он ложится либо на плечи Редактора, либо Корректора, занимающегося первой корректурой, либо самого Верстальщика. Есть несколько «Согласований с автором», которые иногда нелегки и занимают время. Или вот еще: «Внос правок» — если кто-то сделал корректуру по готовому макету, то кто-то должен внести их в макет... И чем больше правок, тем больше времени на это понадобится. А еще: «Сверка правок», «Сверка сверки» и «Последняя вычитка»... Эти процессы будут у нас дополнительными.

Есть еще «Техническая и ответственная редактура»... и это мы говорим только о художественном тексте! То есть не берем сейчас в расчет создание иллюстрированных и научных книг!.. 

В идеальном мире предусмотрено несколько редактур, а корректур может быть аж до семи — именно такие условия позволяли в Советском Союзе создавать книги с допустимой нормой опечаток: 1 ошибка / опечатка на 1 авторский лист.

В современном реальном мире оказывается, что работа в крупном издательстве — сплошная «борьба с перфекционизмом». Сроки, планы, премии, условия контрактов, совместная работа, отсутствие опыта, мизерные расценки — все это ставит людей в ситуации, при которых невозможно соблюсти и обеспечить то, что можно было бы назвать «Правильным технологическим процессом».

Поэтому чаще всего эти редакционные процессы, и даже основные:

1. Опускаются. Например, отсутствие времени или взаимоотношения с непрофессиональным автором приводят к тому, что редактура не производится. А в большинстве случаев при цифровом издании (и в некотором количестве случаев — в бумажном) не делается вторая корректура (ну или просто люди не понимают ее суть).

2. Объединяются. То есть, допустим, один человек читает сразу первую и вторую корректуру, а то и делает заодно редактуру (что уж вообще недопустимо, ниже объясню - почему) — по готовому макету.

3. Разделяются. Иногда, чтобы уложиться в сроки, один процесс делится на несколько людей. К примеру, рукопись, поступившая в издательство в понедельник, должна быть сдана в типографию в пятницу, и тогда принимается решение опустить редактуру, а первую и вторую корректуру объединить, но при этом разделить чтение макета на пятерых сотрудников.

Все это — нарушения «технологии производства» книги. Да, разумеется, обусловленные нашей реальной жизнью. Но мне бы хотелось, чтобы последствия таких нарушений были минимизированы. Вот почему я считаю важным донести до вас теорию, рассказав о принципиальной разнице в редакционных процессах. Чтобы независимо от того, собираетесь ли вы соблюсти технологические правила, суть которых вам ясна не до конца, или, наоборот, собираетесь их нарушить, вы подходили к процессу нарушений осмысленно и могли контролировать как происходящее, так и собственные ожидания от результата.

Часть I. Описание процессов и их отличий

РЕДАКТУРА

Мы мало обращаем внимание на то, как именно мы читаем, но на самом деле существуют разные виды чтения. Самое популярное, распространенное: ОБРАЗНО-ЛОГИЧЕСКОЕ чтение. При таком чтении мы не видим ни буквы, ни слова, ни рассматриваем конструкцию предложений — мы смотрим воображаемый фильм. Нет, конечно, иногда мы спотыкаемся, и это как помехи в передаче: отдельные неверные запятые, отсутствие какого-то знака — например, предлога или отрицательной частицы, неправильно использованные фразеологические обороты, откровенные опечатки, — но нас это не очень цепляет. Большинство таких помех при образно-логическом чтении мы просто проскакиваем. В большинстве случаев — не замечаем. Совсем.

В этом фильме что-то происходит: герои куда-то идут, день сменяется ночью, персонажи разговаривают между собой... Мы видим картинки, отслеживаем перемещения, слышим прямую речь, думаем чужие мысли... Именно такой способ Первого редакторского чтения позволяет выловить нестыковки сюжета, подвисшие ружья и нитки, немотивированные поступки героев, осознать проколы в описаниях — действий, эпизодов, персонажей.

  

Пример фрагмента из реальной издательской редактуры

Классические примеры: героиня — обладательница длинных белокурых локонов превращается к короткостриженную брюнетку. Персонаж по имени Лем / Лис / Джессика внезапно становится Лаймом / Кроликом / Джейн. Герой выходит из аэропорта Шарля де Голля и направляется по улице к станции, чтобы попасть в Париж, — в то время как станция расположена под аэропортом и ни на какую улицу выходить не надо. Герой кладет пистолет за пояс и начинает скакать по крышам (и пистолет не проваливается в штаны)... Гномы убивают бессмертного мага (ага-ага, бессмертный-то он бессмертный, но ровно до тех пор, пока его кто-нибудь не убьет)... И т. д.

Первое редакторское чтение — именно такое. Образно-логическое. Увидеть книгу и сюжет целиком. Осознать, кто кому Иванов. Разобрать архитектуру произведения. Уловить интонации, манеры речи, характеры героев. Запечатлеть места действия. И, обращая внимание на сюжетные нестыковки, параллельно составить Список мест действия и имен персонажей.

Список мест действия, имен персонажей и проч.

В этот список заносятся все встерчающиеся в тексте географические названия, имена-фамилии, обозначения, вымышленные названия — допустим, народов, событий или книг, — а также все-все, что пишется с прописной буквы. Как и вообще всего, что требует унификации по тексту.

Важно: в именительном падеже записывается, чтобы вдруг не начать склонять по первому склонению то, что было у вас в именительном третьим. Еще более важно: необходимо отслеживать по тексту, чтобы все начертания всего, где есть прописные, были идентичны. Чтобы не получилось что у вас в одном случае «война оросителей», а в другом — «Война Оросителей».

С именами и географией путаница чаще всего возникает, когда один текст раздают на перевод разным переводчикам (например, двоим — «через главу», или даже по одной главе — тринадцати студентам). Еще — в серийных изданиях, когда несколько книг серии переводятся разными переводчиками, редактируются разными редакторами и корректируются разными корректорами. Впрочем, и в чистом авторском тексте (именно из-за многолетнего его создания) такие нестыковки тоже возможны. Впоследствии этот Список предоставляется также для контроля корректору.

А вот для того, чтобы сконцентрироваться именно на тексте, на самих словах, нам — человеческим существам — необходимо «отключить» образно-логическое мышление. Перестать видеть картинки и слышать голоса - увидеть текст как текст.

Второе редакторское чтение — именно таково: мы начинаем вглядываться в ТЕКСТ КАК СЛОВА. И уже видим повторы (было - были - было; сказал - сказал - сказал; явился - явившийся...), видим несогласованные сочетания, задумываемся над значениями отдельных слов и понимаем, что некоторые выбраны неверно. Осознаем формы числительных. Согласование... управление... порядок слов в предложении... — то есть работаем с нюансами. И непосредственно: со словом! И немного — со знаками препинания.

Самая частая ошибка в современных текстах по знакам препинания — отсутствие восклицательных или вопросительных знаков. Знаете почему? Потому что «звук» у нас в другой части мозга, и навык соединять звук со знаком — как, например, у музыкантов — развит не у всех И, кстати, это причина, почему для проставления «ё» необходима отдельная корректура (к ней мы еще вернемся).

Примеры, на что должен обратить внимание редактор
из авторских косяков в очень добротном худ. тексте:

Образы

«Серый, как гриб, с черными пятнами...» — э-э-э??? Я знаю рыжие грибы, коричневые грибы, фиолетовые грибы, красные с белыми пятнами... «Серый» — риали?

Однозначность прочтения (если не предполагалось иное)

— Думаю, пока хватит. Смелей, Маклуф.

Например, если в тексте используется цитата, особенно в речи персонажа, то грамотно для читателя заключить ее в кавычки по правилам оформления цитат (или хотя бы выделить курсивом). Без кавычек эта цитата не воспринимаетя: далеко не каждый читатель готов при прочтении, допустим, фантастического романа о далеком будущем, узнавать в речи Шекспира. Возникают вопросы: к кому обращается персонаж? (К себе, к себе обращается, но это становится понятно, если цитата в кавычках.)

— Думаю, пока хватит. «Смелей, Маклуф».

Близстоящие повторы (но не все!)

«И оказываюсь неправ. Когда мы встречаемся, оказывается, что он...» — уместно предложить автору заменить одно из слов. Но обратите внимание, что иногда повторы являются намеренными, особенно в тех случаях, когда они задают ритм повествования.

Лишние «что» и местоимения

Очень частая история в переводных изданиях, возникающая из-за разницы в структурах языка — бесконечные , что, что, что и награмождение местоимений. В русском языке большинство «что» в ситуации нагромождения можно абсолютно без ущерба для смысла удалить.

Также как и многие вещи не нуждаются в притяжательном местоимении — это специфика других языков.

Переводные же тексты пестрят бесконечными «он, она, них, его, ей» — иногда в пределах одного предложения повторяясь многократно и даже не имея отношения к одному и тому же объекту/субъекту.

«В них стреляют, и они не замечают ран, хоть из них и течет кровь.»

Интонационные тире

«Слева кордон, за ним полмили разрушенных зданий.» — о том, что такие вещи обозначаются тире, часто забывают. 

Звучание и интонации

Персонаж говорит: «Да, да» или «Да-да»? «Хорошо, хорошо.» или «Хорошо-хорошо!»? Также рекомендую проверять интонационные знаки: это восклицание восклицательное, или вопросительно-восклицательное, или и вовсе задумчивое? Вообще с вопросительными знаками в современных текстах какая-то беда.

СОГЛАСОВАНИЕ РЕДАКТУРЫ С АВТОРОМ
или ПЕРЕВОДЧИКОМ

Это следующий этап работы, если мы говорим о правильном технологическом процессе. Редактор может ошибаться. Автор может предложить более удачные решения для тех мест, что нашел редактор. Именно автор в ответе за свой сюжет и своих персонажей. В норме — профессиональное издательство + профессиональный редактор + профессиональный автор — все редакторские исправления, заметки, пожелания формируются в виде вопросов / предложений / комментариев.


Пример фрагмента реальной издательской редактуры
Черный — основной текст, синий — редактор, красный — автор.

И тут наступает время автора: принять с благодарностью работу и осознать, что именно смущает редактора и как это можно было бы исправить. На что-то автор непременно скажет «Нет», на что-то: «Да-да-да, спасибо огромное!», где-то предложит лучшее решение, что-то перепишет иначе, где-то вступит в полемику.

В идеале этот этап укладывается в одно-два письма или одну-две встречи, и скорость процесса во многом зависит от автора.

ВНОС РЕДАКТОРСКОЙ ПРАВКИ

Заключительный этап РЕДАКТУРЫ. Редактор вносит все согласованные правки, отказывается от всех отвергнутых, исправляет на то, что было согласовано с автором / переводчиком и т.д. Довольно ответственная и трудоемкая задача.

НОРМАТИВ

Сейчас модно вспоминать, как это было в советские времена. Советский норматив на редактуру: 1 авторский лист текста в день. Но только давайте не забывать, что в советские годы у некачественного исходного литературного текста шансов быть принятым в работу не было. Поэтому в современных реалиях необходимо делать поправку на исходник. Плюс — закладывать время на автора.

Как вы понимаете, редактуру необходимо делать ДО верстки, уважая труд верстальщика, чтобы у этого специалиста не было необходимости переделывать свою работу из-за того, что вы вдруг меняете / убираете слова или предложения, добавляете / убираете абзацы и т.д..

ПЕРВАЯ КОРРЕКТУРА

Смысл первой корректуры — исключить орфографические и грамматические ошибки. И это совсем не похоже на проверку школьного диктанта. Это довольно сложная интеллектуальная работа, вроде «аудита по буквам и знакам», только вместо законодательства тут собственный мозг, многочисленные справочники и словари.

Раз уж мы говорим о восприятии нашего мозга, то для АУДИТА ПО БУКВАМ и ЗНАКАМ необходимо на время отключить образное мышление. В этой работе вы должны видеть вовсе не образы, не смысл и даже не отдельные слова, а каждый конкретный знак. Корректура — это очень размеренная и требующая высокой концентрации работа, это предельное внимание на деталях и математическая четкость обоснованных решений. Обоснование у нас, как в аудите, — законодательство, опубликованное в словарях и справочниках.

Дело в том, что большинство грамотных людей — условно-грамотные. (Самые частые ошибки грамотных людей я приведу в конце лекции). Более того, не существует абсолютной грамотности, а есть многообразие начертаний, контекстов, смыслов, при которых возможны разные начертания. Есть множество конструкций, в которых от выбора места проставления запятых (или от их отсутствия) смысл будет меняться на малозаметный микрон, — но это тоже работа корректора.

Кроме этого не забываем, что современная рукопись — это не письмо, а нечто, набранное на компьютере. Тут возможны банальные опечатки. А еще важно, что рукопись — это будущая книга, а значит, в ней должны быть соблюдены правила типографики, которые могут отличаться от общих грамматических правил (самый яркий пример: Заголовки или колонтитулы, которые являются отдельными предложениями, но не заканчиваются точкой).

Примеры, что делает корректор на 1 корректуре
в очень добротном худ. тексте:

Проверка верности пунктуации и орфографии

Исправляет опечатки, в т.ч. переставленные и пропущенные буквы и знаки

Контролирует типографику 

Например, убирает точки после заголовков; меняет дефисы на тире в тех местах, где имеются в виду именно тире; верно расставляет внутренние и внешние кавычки, отслеживая, чтобы они имели начало и конец...

Контролирует унификацию (единообразие) начертаний в пределах текста

Например, единообразие необходимо при сокращениях. В случае если допустимы два варианта написания одного и того же, в пределах одного произведения разумно использовать только один. Или, предположим, допустимо писать и «скорая», и скорая (без кавычек), — ну вот надо как-то определиться в рамках текста, как именно это будет, и удивительным образом запомнить, чтобы появляющаяся в начале романа на 20 авторских листов и в конце романа машина скорой помощи была написана одинаково.

Проводит сверку «имен и мест», согласно Списку, предоставленному редактором

Если Список не представлен издателем, он составляет его сам.

Делает своеобразный факт-чекинг, проверяя очевидные культорологические и исторические вещи

Например:
«все это было для него вавилоном» — неверно, ибо Вавилон он и в Африке Вавилон, даже если мы используем название города как имя нарицательное.
«книга Исход» — неверно, ибо правильное название труда Книга Исхода и т.д.
пистолет магнум — неверно, ибо «Магнум» — это название фирмы, и оно в кавычках и с прописной и т. д.

Проверяет и перепроверяет по справочникам начертание слов, которые мы якобы все знаем.

ОТДЕЛЬНАЯ ВЫЧИТКА: проставляем букву Ё

Если вам понадобилось проставить «ё» — необходима отдельная вычитка в рамках первой корректуры. И даже две! Потому что для отлавливания этой буквы человеку необходимо включить отдельный участок мозга, отвечающий за фонетику — ЗВУЧАНИЕ СЛОВ. Включить в мозгу контроль именно соответствия звука начертанию: е или ё?

В нормальном мире корректорских вычиток текста на «ё» целых две, потому что с первого раза это никому не удается. То есть если в вашу задачу входит такой процесс, как проставление по тексту ё вместо е, — вы должны заложить для корректора (с хорошим слухом и глаз-алмазом) + ДВА РАЗА прочитанный текст. И, кстати, быть готовым к тому, что пару буковок корректор все равно пропустит.

НОРМАТИВ

Норматив по первой корректуре: от 1 до 2 а.л. в день. То есть, условно говоря, когда вы просите кого-то сделать вам за день-два корректуру 10 а.л. — это не то чтобы невозможно, но качество корректуры снизится соответственно в пять-десять раз. Даже если вы взяли очень хорошего и подготовленного корректора. Хотя таких в нашем мире единицы.

СОГЛАСОВАНИЕ С АВТОРОМ
и ВНОС ПРАВКИ

И снова: в большинстве адекватных случаев мы согласовываем корректуру с автором! Да, есть исключения. Но норма — наличие согласований с создателем. Идеальная практика — задать вопрос: как вам удобно? Удобно ли вам согласовать корректуру или вы доверяете это издательству? Во втором случае чаще всего автор делегирует согласование корректуры редактору. Также чаще всего процесс вноса правки (и отказа от некоторых правок) тоже ложится на плечи редактора.

ПОДГОТОВКА ТЕКСТА К ВЕРСТКЕ и ВЕРСТКА

И вот только теперь идут два процесса, к которым мы вернемся в следующих лекциях. Здесь мы указываем их для того, чтобы вы понимали: вторая корректура — это то, что происходит после верстки, по уже готовому макету.

ВТОРАЯ КОРРЕКТУРА

Вторая корректура — это не проверка первого корректора, а совершенно отдельный процесс. Так как мы уже работаем с макетом, то в основном это концентрация внимания на ГРАФИКЕ текста. То есть для второй корректуры нам нужен еще один участочек мозга, отвечающий за восприятие графического расположения текста и элементов на странице. Цель второй корректуры — отловить все ошибки, произошедшие в процессе верстки (технической обработки текста с целью его расположения на странице).

Примеры, что должен увидеть и проконтролировать
корректор второй корректуры:

Оформление. То есть единообразие текстов, заголовков и приемов их шрифтового оформления. А также уровни заголовков.

Содержание / Оглавление. Выбор верного слова и соответствие содержания и цифр в нем реальному макету.

Оформление выходных сведений, БО, аннотацию, оформление страницы выпускных сведений.

Пропажи и задвоения. Чаще всего это:

- конец абзаца. Например, абзац в процессе верстки «подключается» к авторской речи после диалога или даже может встать за ним через дефис как прямая речь.

- предлоги и частицы. Слишком мелкий элемент, который вполне может потеряться при верстке. Хотя не реже предлоги и частицы, наоборот, удваиваются.

- пробелы. Иногда пробелов в процессе верстки становится реально больше / меньше, а иногда текст на строке или в абзаце просто пережимается или, наоборот, становится слишком разреженным, отчего складывается впечатление отсутствующих или лишних пробелов, а то и создается иллюзия начертания другим шрифтом.

Колонтитулы
Во-первых, они должны соответствовать — части / разделу/ главе / названию.
Во-вторых, они должны быть написаны без ошибок (они появились только при верстке, у них не было корректора).
В-третьих, в начале глав (часто начинающихся со спусков, кстати) — колонтитулы не ставятся, но так как мы работаем в программе, где все происходит автоматоматически, убирают их вручную и могут пропустить. (А вот если рассказы вподбор, — колонтитулы остаются.)

Колонцифры
Ошибки с колонцифрами возникают из-за того, что программа верстки делает пагинацию тоже автоматически. И для того, чтобы где-то колонцифры не было (или они были другими), это необходимо сделать вручную. Обычно верстальщики знают это и контролируют, но они тоже люди.

Колонцифры должны быть везде, где должны. И их не должно быть там, где их быть не должно. К случаям «не должно» относятся: авантитул, контр-титул, титул, оборот титула, шмуцы, содержание, выходные сведения. Кроме того в иллюстрированных книгах — на полосе с полосной иллюстрацией, на полосе с иллюстрацией, стоящей на месте колонцифры (кроме тех случаев, когда иллюстратор рисует в этом месте просто фон, оставляя это место специально для пагинации).

Важное: колонцифра также НЕ СТАВИТСЯ на заключительных страницах частей, глав, перед шмуцами. НО! (не понимаю, почему об этом не знают часто даже в технических редакциях) СТАВИТСЯ, если текст на такой странице доходит до конца полосы или даже не доходит в пределах 4 строк. Иными словами: если глава заканичивается больше чем за 4 строчки — пагинации на этой странице нет, если меньше — есть.

Переносы
ба-рьеров, бе-зысходности, во-йна, пун-кту, кора-бля, употре-блять, бар-суки — все это примеры неверных / недопустимых переносов. Они недопустимы не потому, что человеку неясно, что вы хотите сказать, а потому что это — лишняя помеха при чтении или, как вы заметили, образование не слишком красивых самостоятельных слов.

Висящие строки
Короткие концевые строки (короче 4 знаков) — либо эти два-три знака подтягиваются вверх по абзацу, либо абзац растягивается так, чтобы на последней его строке было минимум 4 знака.

Конец правой полосы
Правая полоса не может оканчиваться переносом (хотя и предлогом лучше не надо).

4+ знака подряд в конце строк
Правило по поводу недопустимости более четырех знаков подряд в конце строк по правому краю почти никем не используется в реальном коммерческом мире. Все эти точки, тире, запятые, переносы, концевые строки так и норовят выстроиться в вертикальный ряд! Чтобы от этого избавиться, у верстальщика должно быть полно свободного времени и меньше объем плановой работы.

Однобуквенные предлоги в конце строки
Правило о недопустимости однобуквенных предлогов в конце строк тоже не соблюдается, хотя иногда возможно к исправлению и в целом чуть легче, чем предыдущее. А если процесс подготовки к верстке проведен грамотным техническим специалистом, то число таких случаев будет ноль. (Что делать? Не исправляйте, но отмечайте. Пусть редактор и верстальщик сами примут решение.) 

ВНОС ПРАВОК

Так как во второй корректуре уже ничего такого, что имело бы отношение к автору, то в данном случае правки вносятся без его утверждения (а на согласование автору отправляется уже полностью готовый макет). Эту правку вносит верстальщик, но после просмотра и утверждения редактором.

СВЕРКА ПРАВКИ

Так как мы работаем с уже готовым макетом, то при вносе исправлений вместо прежних ошибок могут возникнуть другие ошибки, что-то может новенькое «полететь». Кроме того, верстальщик мог какую-то правку не понять или пропустить. Чтобы этого избежать, и существует такой этап, как сверка правки по макету. То есть мы сверяем все места, отмеченные во второй корректуре, с новой версией макета, контролируя:

- внесена ли правка,
- верно ли интерпретирована и внесена правка,
- все ли верно теперь здесь и вокруг, не появилось ли в связи с внесением новых проблем.

СВЕРКА СВЕРКИ

Второй контроль после внесения новых правок, полученных в результате сверки правки.

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ СОГЛАСОВАНИЕ С АВТОРОМ

ИТОГОВАЯ ВЫЧИТКА

Последний процесс — это итоговая вычитка макета (книги и обложки) перед отправкой книги в печать. Иногда ее заказывают отдельно, иногда вычитку делает штатный сотрудник, вроде технического или ответственного редактора, прозванный в издательстве «Соколиный Глаз» — человек тренированный и способный видеть в тексте ошибки всех планов и в самых неожиданных местах.

Ну вот, под конец лекции — веселье! А на самом деле, то, на что вы должны обратить внимание при первой корректуре, даже если вы уверены, что работаете с профессиональным и грамотным автором / переводчиком.

Часть II. Типичные ошибки грамотных людей

Самая большая проблема — это Бог

Хотя правила просты и понятны: «одному богу известно» — в 98% случаев это выражение, что не имеет никакого отношения к Богу, а поэтому не надо слово «бог» всюду писать с прописной!

Необоснованное удвоение согласных

Заметила, что Хм теперь пишут как ХммТсс! — пишут как Тссс... Чего вдруг?

Сложносоставные союзы

Похоже, хуже всего в школах преподают сложносоставные союзы, но хорошо запоминается, что перед как, если, что и т.д. непременно ставятся запятые (нет). Поэтому если вы замечаете, что текст пестрит запятыми, а вас при чтении — немножко (или множко) указчивает, могу поспорить, автор ляпает запятые не на место, упуская детали.

Огромный пласт союзов вводят людей в обман: После того как / до того как /  на случай если / что если...

В современном варианте чаще всего пишут вот так: «А что, если мы отыщем его?» — неправильно! Верно: «А что если мы отыщем его?». Или вот так: «Потом они надевают шлемы с кислородными масками на случай, если в воздухе есть токсины» — неверно! Чувствуете, как начинается качка и подступает тошнота от чтения? Верно: «Потом они надевают шлемы с кислородными масками, на случай если в воздухе есть токсины».

«И после того, как отключилась подача электричества, дороги опустели» — это же какой-то грамматический бред. Верно: «И после того как отключилась подача электричества, дороги опустели» 

«Ты должна гарантировать, что когда настанет час, жители будут в безопасности.» Подавляющее большинство напишет так: «Ты должна гарантировать, что, когда настанет час, жители будут в безопасности» —  как будто за пропущенную запятую им снизят балл, а за ту, что можно и поставить, нет... Никто не жалеет читателя и не думает об удобочитаемости текста. Я вот не могу такое читать: для меня это как резкая езда в машине — с внезапными торможениями, быстрыми стартами, снова торможением... — и даже сосульки не помогут, можно только выйти из машины или отложить эту книгу.

Поэтому еще раз: если в предложении «что-то много запятых», — вероятно, какие-то из них лишние. И не грех еще разочек тут подумать.

ТО ЧТО, ТО ЧЕМУ и др.

Иногда логическое ударение падает на ТО, иногда — на другое слово. В современных текстах мало обращают внимание на логику ударений, просто ставят запятые перед союзами. 

Но сравните: «Меня злит то, что я не знаю этого наверняка, но времени нет.» Нельзя сказать, что это ошибка: технически и здесь запятая может стоять, если логическое ударение на «то». И верный здесь вариант: «Меня злит, то что я не знаю этого наверняка, но времени нет.» Не знаю, ощущаете ли вы то же, что и я: смещение логического ударения - раз, и от второго варианта — не укачивает. 

Одиночные союзы

Тоже какая-то всеми поголовно пропущенная тема школьного урока, хотя она элементарна: никогда не ставится запятая, если предложение заканчивается одиночным союзом (КАК, ЗАЧЕМ, ЧТО, КУДА, КОГДА).

Правильно: Не знаю как / Не вижу куда / Не понимаю зачем и т. д.

Понимаю, что иногда встречаются ситуации, когда очень-очень хочется выделить, поставив «интонационную запятую», но в таких случаях интонационным знаком является все-таки тире:

«Погоди — что?»

Союз ИЛИ

Напомню: или в качестве союза используется как и, и точно так же не выделяется запятыми, однако многие сейчас ставят запятые перед или, как будто им встретился союз а. Да, реально существуют ситуации, когда союз или не является и, а является — условно — «иными словами», и в этой ситуации действительно отделяется запятой. Но эти случаи встречаются значительно реже в обычном тексте, чем количество обособлений.

Обособление имен

Новые тенденции: обособление имен в предложении как уточнений. Интуитивно хочется это сделать... Но! Это не работает. Потому что обособляются имена как уточнения. В том смысле, что наличие двух братьев, Ивана и Пети, требует уточнения в запятых при упоминании одного из них, а вот некто, существующий в единственном числе, не может «уточняться».

«Мы встретились с его женой Ханной» — не надо запятой-уточнения, если речь о верном семьянине. А вот если мы описываем творческую личность, к семидесяти годам в восьмой раз женившуюся на двадцатилетней, то уточнение — которая же из жен предстала перед нами, — запятая непременно потребуется.

Сложноподчиненные предложения с тремя основами

Большинство грамотных людей вполне уверенно находят в сложноподчиненных предложениях основы, но почему-то считают, что каждая требует разделения запятой. Однако это не так.

Самый простой случай: сложноподчиненное предложение из трех основ — придаточного с подчинительным союзом и двух простых, соединенных союзом «и». Грамотный человек видит все три основы и уверен, что все три части должны быть отделены запятыми. Однако самый популярный смысл такой конструкции в том, что оба простых предложения в составе сложноподчиненного имеют отношение к придаточному — и в этом случае работает «правило "и" с однородными членами», т.е. запятая не ставится.

«Когда меня привозят, особняк ремонтируют и указатели направляют в обход.» — тут обе части, и особняк, и указатели имееют отношение к придаточному предложению «когда меня привозят», следовательно, запятая не нужна.

Как и наоборот: сложноподчиненное предложение состоит из одного простого и двух подчиненных с одинаковыми сложноподчиненными союзами, соединенных союзом «и». И снова: оба относятся к главному (простому), запятая между ними не нужна по «правилу "и" с однородными членами».

«Он знает, что я это знаю и что это повлияет на мое мнение о нем.» — т.е. он знает обе вещи.

Не вводные слова

Еще одна новомодная общая тенденция — выделять как вводные слова то, что ими не является.

«Темнота начинает рассеиваться (,) как раз тогда (,) когда Аминат ощущает подступающую клаустрофобию» — нет, не надо запятых.
«К тому же(,) это место имело...», «К тому же(,) я видел тебя в деле» — нет, не надо запятой: «к тому же» не является вводным словом.
«Ну, то есть(,) на самом деле нет» — нет, не надо запятой: «то есть» как пояснение не является вводным словом. Хотя и может являться речевым мусором, но тогда лучше с двух сторон поставить многоточие.

И всеми любимое ОДНАКО, которое на самом деле просто НО. Не надо его обособлять, но все так любят это делать...

Слушайте, очень хочется как-то обозначить паузу и перевод дыхания, — поставьте «тире», оно хотя бы может выступать в роли интонационного. Но лепить запятые не надо.

Тире

Большинство грамотных людей уверены, что тире является самостоятельным знаком препинания, поэтому никакие знаки перед ними (имею в виду запятую, конечно же) не нужны. И ошибаются. Есть миллиард случаев, когда запятая нам нужна. Приведу несколько примеров.

«Мы входим в приемную: белые стены, столик с бутылками воды, стеклянными, — приятная деталь, учитывая...»

Показательный пример, в котором есть сразу ТРИ причины (то есть для запятой было бы достаточно даже одной из них) поставить перед тире запятую:
1. Обозначая конец перечисления.
2. Обозначая уточняющее слово.
3. Обозначая изменение интонации: понижение или повышение

Запятая перед тире необходмиа перед — 4! — обобщающим словом:

«Аминат не может дозвониться ни до Лоры, ни до Дахуна, — ни до кого из тех людей, которые должны бы контролировать миссию».

5. Вводное слово сразу после тире также обозначается запятой в конце предыдущей части:

«Через равные промежутки к небу поднимаются башни, — подозреваю, они призваны мешать наблюдению со спутников».

Если часть сложного предложения перед тире — 6 — заканчивается причастным или деепричастным оборотом, то там, разумеется, тоже должна стоять запятая, обозначая конец оборота.

«Она умерла, рожая меня и моего брата-близнеца, — он, кстати, тоже умер».

Достаточно причин, чтобы не думать, будто тире заменяет вам запятую...

[май, 2023]

События

12.06.2024
«Азбука сокровищ Ленинградской области» — уникальный комплект (40 подарочных экземпляров) набора открыток для ЛОДБ — Ленинградской Областной Детской Библиотеки с работами 15 фотографов увидел свет и отправляется на выставку-форум РОССИЯ.
06.06.2024
20 июня открывается прием заявлений на поступление в магистратуру НИ ТГУ — Национальный Исследовательский Томский Государственный Университет — на новую программу «Управление контентом и медиапроектами»
15.05.2024
Благодарность от Оренбургского Государственного Университета главному редактору Музея уникальных вещиц Ане Амасовой за мастер-класс «Практика перевода книг-картинок, графических романов и книг художников».
11.05.2024
Музей встретился со студентами Академии Асада (Каир), которые подготовили для нас презентации и переводы арабских сказок.
04.05.2024
4 мая 2024 года в День Рождения знаменитой музы Льюиса Кэрролла — Алисы Лидделл — Музей анонсирует запуск в работу книги о пиар-легенде с погружением в «кроличью нору» научных технологий управления общественным мнением авторства Алисы Кербер.
Следите за новостями проекта в разделе
Следите за новостями проекта в разделе "Книжная галактика. - Дипломатия"!