УДК, ББК и АВТОРСКИЙ ЗНАК : часть 2 - практика, трудности, решения

От Музея: вторая часть исследования студента Кафедры общего литературоведения, издательского дела и редактирования НИ ТГУ, Кирилла Морозова, о практике применения УДК, ББК и Авторского знака в современном издательском и библиотечном деле. В этой половине — о реальной практике проставления и применения, о возникающих сложностях и причинах, а также о вариантах решений. Практически реальный план реформ! Очень радует Музей эта работа... (Исследование публикуется с сокращениями.)

Автор: Кирилл Морозов, кафедра книгоиздания, НИ ТГУ
Научный руководитель: Гнюсова Ирина Федоровна
Илл.: стульчик в форме буквы «И»
Буракова Лиза, кафедра граф. дизайна, СПбГУ

Авторский знак и классификационные индексы в практике издателей и библиографов

В книжном деле остро ощущается то, что нормативные документы не успевают за реальной практикой. Нередко действующие ГОСТы датируются прошлыми десятилетиями, а то и вовсе годами предыдущего столетия. То есть ГОСТы книгоиздательского дела сильно отстают от реальности и носят, скорее, рекомендательный характер. Однако мы считаем, что законодательство всегда обязано стремиться соответствовать действующей практике.

Так, при обновлении ГОСТов важно учитывать другие документы схожего характера, прислушиваться к мнению тех, кому с этими документами знакомиться и впоследствии работать. Возможно, они должны составляться самими специалистами — и здесь важно понять, кто является таким специалистом. На сегодняшний день в некоторых действующих стандартах издательское и библиотечное дело описывается вместе, однако, как можно заметить, к примеру, по результатам опроса, многие издатели не соотносят эту работу со своими компетенциями. 

Анализ практики библиотек показывает, что в некоторых вещах и им неудобны действующие стандарты, они формируют свои правила работы. Как пример, некоторые библиотеки используют для определения ББК сокращенные таблицы вместо средних, как это указано в ГОСТ 7.0.13-2011 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу (СИБИД) Карточки для каталогов и картотек, макет аннотированной карточки в издании». Бывают также случаи, когда библиотекам с небольшим фондом при расстановке книг  не используют таблицы Хавкиной — хватает сортировки по алфавиту. Как вы сможете убедиться из результата опроса, в значительной степени современные публичные библиотеки используют тематическую расстановку книг, вообще не упомянутую в ГОСТах в качестве обязательной индексации документов...

Как нам кажется, неопределенность есть и в том, кто именно должен заниматься проставлением классификационных индексов и авторского знака, в частности.

К примеру, простановка классификационных индексов и авторского знака входит в список функций Центральной библиотечной системы, она же ЦБС. Также, как показал один из опросов, отдел комплектования может вносить свои исправления в случае обнаружения ошибки в его изначальной постановке. Российская государственная библиотека, ссылаясь на соответствие проставляемых ей данных с ГОСТ 7.0.4-2020 «Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу (СИБИД) Издания. Выходные сведения. Общие требования и правила оформления», предлагает свои услуги по индексированию.

Вообще следует заметить, что подготовка специалистов по индексации документов осуществляется на базе информационного (в т.ч. библиотечного) образования кафедрами информационной аналитики в рамках курса «аналитико-синтетическая обработка документов», и такой специалист называется библиографом. Однако при опросе издателей для данного исследования, отвечая на вопрос о том, кто в издательстве занимается индексацией документов по библиотечным классификациям, респонденты выделили таких специалистов, как: верстальщик, менеджер по правам, выпускающий редактор и главный редактор.

Но как бы то ни было, в вышеупомянутом стандарте написано следующее: «Стандарт предназначен для издателей, полиграфических и книготорговых предприятий» и, как бы издатели ни относились к необходимости проставлять классификационные индексы, в нынешней практике и по действующим ГОСТам это относится к списку их компетенций.

Хотя РКП (Российская книжная палата), регистрируя предоставленные ей обязательные экземпляры, самостоятельно проставляет индексы для библиотек, не ориентируясь на опубликованную каталожную карточку издательств, причем в формате записи не только для бумажной картотеки, но также и для обоих действующих на территории РФ электронных каталогов: MARX и ONIX. И, как мы расскажем дальше, этим же занимается электронная система ИРБИС...

В связи с вышеизложенным, кажется очевидной мысль, что современную практику можно назвать запутанной.

Чтобы предложенные в этой работе рекомендации могли считаться актуальными и полезными для издателей, необходимо разобраться не только в предписаниях стандартов и законов, но и в практической деятельности издателей и библиографов. С целью выяснения этой информации, в том числе, нами и было проведено два социологических опроса, к анализу которых мы перейдем после небольшого отступления, расскрывающих важные упомянутые здесь понятия. Это поможет нам в целом понять, есть ли индексам место на отечественном «рынке книг» и кому стоит отвечать за их проставление.

«Обязательный экземпляр», «РКП», «Система ИРБИС»

 

Обязательный экземпляр

Под обязательным экземпляром, согласно 77-ФЗ, Федеральному закону «Об обязательном экземпляре документов», подразумевается:

«Обязательный экземпляр документов (далее — обязательный экземпляр) — экземпляры различных видов тиражированных документов и экземпляры печатных изданий в электронной форме, подлежащие безвозмездной передаче производителями в соответствующие организации в порядке и количестве, установленных настоящим Федеральным законом».

Федеральный закон обязует издательства отсылать обязательные экземпляры в РКП — Российскую книжную палату. В течение семи дней со дня выхода первой партии запрашивается шестнадцать книг, брошюр, журналов и продолжающихся изданий, семь изоизданий, нотных изданий, географических карт и атласов, по три экземпляра многотиражных газет муниципальных образований и рекламных изданий.

Отдельно в Федеральном законе оговаривается то, на каком языке написано издание. Вышеупомянутое справедливо для изданий на русском языке. Но, например, для изданий на языках народов Российской Федерации действуют следующие правила: три обязательных экземпляра распространяется на газеты, четыре для книг, брошюр, журналов и продолжающихся изданий. Два обязательных экземпляра отдельно требуются в электронной форме.

РКП — Российская книжная палата

Пришло время рассмотреть важного участника в современном отечественном книгоиздании — Российскую книжную палату, она же РКП. Российская книжная палата — национальное библиографирующее агентство, в учете которого находятся все издания, выпускаемые на территории Российской Федерации.

Своей целью организация ставит сохранение книги. В список задач РКП входит обработка обязательного экземпляра, формирование электронных баз данных, статистический учет, международная стандартная нумерация изданий, а также подготовка и выпуск государственных библиографических указателей.

Историческая справка:
На сайте Российской государственной библиотеки дана следующая историческая справка Российской книжной палаты: «Российская книжная палата основана в 1917 году в Петрограде постановлением Временного правительства ″Об учреждениях по делам печати″. В 1920 году Книжная палата преобразована в Российскую центральную книжную палату; в 1936 году постановлением Президиума ЦИК СССР преобразована во Всесоюзную книжную палату. С 1992 года Книжная палата вновь носит наименование Российской книжной палаты. В 2013 году федеральное государственное бюджетное учреждение науки ″Российская книжная палата″ (Москва) была передана в ведение федерального государственного унитарного предприятия ″Информационное телеграфное агентство России (ИТАР-ТАСС) ″ (Москва)» .

Может возникнуть закономерный вопрос «Почему историческая справка о РКП дана на сайте Российской государственной библиотеки?». Дело в том, что с 1 января 2017 года в Российскую государственную библиотеку стали поступать обязательные экземпляры всех печатных изданий в их электронном виде, а начиная с февраля 2021 года, функции РКП переданы РГБ, что фактически объединило эти две организации. Как следствие, Российская государственная библиотека сегодня является официальным получателем обязательных экземпляров: как электронных, так и печатных.

Объединение позволило оптимизировать рабочие процессы, в том числе и каталогизацию, которая ранее дублировались Российской книжной палатой и Российской государственной библиотекой. Для удобства в нашей работе мы продолжим упоминать именно Российскую книжную палату и соответствующую ей аббревиатуру РКП.

В настоящее время на сайте Российской государственной библиотеки, которой ныне и перешли все функции РКП, сказано, что организация также занимается проставлением классификационных индексов и авторского знака. Заявка на индексирование издания может поступить как от юридического лица, так и от физического после заполнения и отправления небольшого количества документов на почту организации. Это интересная информация,и это определенно стоит учитывать при рассмотрении вопроса о том, кто должен заниматься проставлением классификационных индексов и авторского знака. Подробнее об этом мы поговорим в заключении.

Система ИРБИС

ИРБИС — это комплекс систем для автоматизации библиотечной деятельности. Нами рассматривается именно эта система, так как она является одной из наиболее используемых среди российских библиотек и, что не менее важно, направлена на участие в международной коммуникации и взаимодействие с международными форматами представления библиографических данных.

Разработчиком системы ИРБИС является Государственная публичная научно-техническая библиотека России (ГПНТБ). Правообладателем выступает ассоциация электронных библиотек и новых информационных технологий, она же ЭБНИТ. Широкому распространению системы способствует удобство ее применения, возможность постепенной интеграции для библиотек, где автоматизация находится на ранних этапах, и универсальность для работы в библиотеках разных видов.

Например, для публичных общедоступных библиотек создатели выделяют следующие характерные черты работы: «…возможность централизованной каталогизации и хостинга каталогов библиотек региональной, городской или филиальной сети, использование единого читательского билета; автоматизированная индивидуальная и/или сводная отчетность по форме 6-НК». возможности для ведения краеведческих баз данных, календаря знаменательных дат».

ИРБИС включает в себя пять типов автоматизированных рабочих мест, так называемых АРМ. Варьируются они в зависимости от необходимых функций в конкретной области библиотечной деятельности. Это Комплектатор, Каталогизатор, Читатель, Книговыдача, Администратор. Вдобавок выделяют шестую АРМ — Книгообеспеченность.

В рамках нашего исследования подробно затронем только рабочее место Каталогизатора. Итак, система предлагает в помощь каталогизации:
- обработку любых видов изданий и любую полноту описания,
- технологию индексирования изданий с автоматическим формированием авторского знака и аппарата навигации по алфавитно-предметному указателю УДК или ББК,
- технологию копирования данных, исключающую повторный ввод при создании аналогичных и связанных библиографических описаний, оригинальную технологию автоматической проверки на дублетность и прочие.

По нашему мнению, перечисленный набор инструментов, предлагаемый системой ИРБИС, не просто облегчает и ускоряет работу каталогизатора, но и берет на себя немалую ее часть. Вышеописанное, несмотря на некоторые оговорки, делает из системы ИРБИС подспорье в деле проставления классификационных индексов и авторского знака, с чем также стоит считаться. Как минимум, эта система позволяет ввести известный УДК и ББК при поиске издания, что применяется как сотрудниками библиотеки, так и ее читателями. Из чего можно сделать вывод, что система ИРБИС уже так или иначе связана с функционированием классификационных индексов в современной практике.

Результаты опросов

В опросе для библиографов приняли участие чуть больше сорока представителей различных библиотек, включая как библиотеки Санкт-Петербурга, так и немало сельских. Подавляющее большинство из них муниципальные и массовые. Есть одна научная, одна ЦБС и две детских библиотеки. Разница в размерах фонда библиотеки вышла достаточно большая. Самый меньший фонд составляет около двух тысяч пятисот книг, самый большой — достигает восьмисот шестидесяти тысяч экземпляров.

При расстановке книг все респонденты указали использование Библиотечно-библиографической классификации. При поиске книг работники библиотек и их пользователи также используют ББК, кроме одной. Помимо использования ББК, четырнадцать библиографов отметили, что при расстановке пользуются таблицами Хавкиной, и по одному голосу было отдано за варианты «Сортировка по алфавиту», «По жанрам, темам», «Тематическая расстановка», введенными уже самими респондентами.

Что касается поиска книги в самой библиотеке, то один из библиографов указал, что вместо ББК использует УДК. Еще восемь респондентов указали, что при поиске они применяют таблицы Хавкиной, двое указали на сортировку по алфавиту и один на поиск по жанрам и темам.

При этом двадцать шесть респондентов ответили, что используют бумажный каталог, и только четыре — электронный; одиннадцать отметили применение и электронного, и бумажного каталога.

Тридцать восемь человек выбрали ББК как классификатор, по которой ведется бумажная картотека. Десять человек дополнительно отметили таблицы Хавкиной. Два указали, что в их библиотеках бумажная картотека не ведется.

Вопрос о причинах использования индексов являлся необязательным, но на него ответили тридцать пять человек. Указаны следующие две причины использования индексов — это удобно и это сложившаяся традиция в практике конкретной библиотеки, данного вида библиотек и (или) того требуют стандарты или вышестоящие органы.

Напоследок у нас остался завершающий вопрос в анкете для библиографов — про использование классификационных индексов и авторского знака, проставленных издательствами.
Лишь 15 человек ответили, что они их используют.
8 человек ответили отрицательно, выделив, что в этом нет необходимости.
13 человек, — довольно большое число, — отметили, что они не используют классификационные индексы и авторский знак, проставленные издателями, так как в них встречаются ошибки
1 из респондентов отметил, что в их библиотеке не используются проставленные заранее УДК, ББК и авторский знак без какой-либо причины.
2 — что работают с авторским знаком после обработки издания отделом комплектования.
1 респондент отметил использование заранее проставленных классификационных индексов и авторского знака, но также отметил потребность в их дополнительной проверке.
И последний ответ от одного респондента заключался в том, что их библиотека использует авторский знак, присвоенный в ЦБС.

Авторский знак: возникающие трудности и рекомендации

Необходимость авторского знака ни один из участников двух опросов не поставил под сомнение. Некоторые респонденты в опросе для библиографов дополнительно отмечали простоту и практичность системы, и один из респондентов-библиографов предложил сделать таблицу более дробной. Однако издатели ссылались на то, что авторский знак применяется, скорее, в библиотеках и, соответственно, полезен он, в первую очередь, там. Один из респондентов прямо обозначил, что необходимость издателей проставлять авторский знак на самом деле является необязательной и относится к нужде и работам библиотек.

Что касается вопроса о столкновении со сложностями при работе с авторским знаком, то издатели указали либо на их отсутствие, либо нестабильную работу сайта, на котором выложены таблицы Хавкиной. Встречающиеся сложности возникают крайне редко, но так или иначе с трудностями при определении авторского знака издатели все же сталкиваются. Как правило, это случаи, когда таблицы Хавкиной не предусматривают попавшееся издателю сочетание букв в фамилии автора или когда описанные в пособии правила вступают в противоречие друг с другом.

Приведем первый пример, когда издатель сталкивается с отсутствием необходимого сочетания букв. Это особенно часто может возникать при работе с восточными авторами, в частности из Китая и Японии. В качестве иллюстрации этого можно вспомнить японских писателей Таити Ямады и Кэндзабуро Оэ. Мы попробовали найти электронную версию изданной книги автора, чье сочетание букв в фамилии отсутствует в таблицах. Таким автором оказался китайский писатель Мо Янь и его книга «Страна вина» издательства «Амфора». Сочетания с буквой Я в таблице Хавкиной не представлены ни в каком виде. Таблицы рекомендуют в этом случае сделать авторский знак из одной буквы без числовой части индекса или определить по близлежащим буквам. (Например, фамилию Кайгоров предлагают определить как К15, отнеся сочетание «Кай» к «Каи».) Но издатель поступил в этом иначе: он определил авторский знак не по фамилии, а по имени. В результате появился индекс М74. Интересный способ индексации в отношении восточных авторов, число которых на современном российском книжном рынке увеличивается.

Пример, относящийся ко второму случаю: издатель столкнулся с сочетанием «Стайн». В таблице это сочетание не зафиксировано, поэтому по правилам необходимо сослаться на ближайший предшествующий слог. Однако быстро оказалось, что предшествующий слог был именным для «СССР». Эта ситуация вызвала сразу несколько разночтений, где в одном случае можно было поставить именной индекс с добавлением ноля, в другом взяли предшествующий именному слог, а в третьем взяли следующий за именным. Итогом послужило то, что в разных изданиях фигурировало три разных авторских знака при наличии одинакового слова-определителя: С75, С76, С77. В результате наиболее долговечной версией оказалась С77, то есть был выбран слог, следующий после именного.

Рекомендации издателям,
которые предотвратят возможные затруднения при работе с авторским знаком и облегчат сортировку изданий в библиотечных фондах.

1. Сборники, включающие в себя работы некоторых авторов, следует индексировать по таблицам Хавкиной не по фамилии первого указанного автора, а по названию сборника. Это более честный подход к отражению авторского вклада, который не позволит изданию, подразумевающему под собой собрание произведений нескольких авторов, оказаться в репертуаре какого-то одного писателя.

2. Отдельное внимание стоит уделить транслитерации фамилий или имен авторов, так как это может вызывать и разночтения при постановке авторского знака одному и тому же лицу. Один из самых известных случаев разночтений при транслитерации — буква W, которая, в зависимости от решения переводчика, может отображаться на письме как В или как сочетание Уи. Самым простым способом решения этой проблемы будет применить схожую практику, указанную в общих правилах определения авторского знака. А именно взять ту версию, которая получила наибольшую известность или которая уже имеется в большинстве изданных книг.

3. Для художественной мировой литературы и литературы России мы предлагаем проставлять авторские знаки по трехзначным таблицам, поскольку художественная литература является одним из самых многочисленных сегментов книжного рынка. Это решение позволило бы ускорить сортировку изданий в библиотеках с крупными фондами без дополнительного дробления авторского знака библиографами после получения экземпляра.

4. В случае если в таблицах Хавкиной не предусмотрен индекс для каких-либо сочетаний букв, а предыдущий индекс является именным, то следует определять авторский знак по последующему индексу.

5. При работе с восточными авторами, в частности из Китая, Японии, Кореи, если таблицы не предусматривают необходимое для определения авторского знака сочетания букв в фамилии, определять авторский знак по имени.

Предложенные рекомендации опираются на подмеченные нами недостатки седьмого издания эластичных таблиц авторского знака Хавкиной и на пример появившегося разночтения авторского знака, приведенный выше. Рассмотрев возможные улучшения деятельности издателей по присвоению авторского знака, мы перейдем к заключению, где рассмотрим варианты того, на кого в настоящее время может лечь обязательства по индексированию изданий.

Заключение: выводы и рекомендации

Можно ли считать позиции издателей и библиографов противоположными друг другу? Мы считаем, что нет. Издатели и библиографы отличаются друг от друга необходимыми навыками и сферой их применения, но у них есть своя точка сопряжения. И это, конечно же, книга.

Вполне вероятно, что при всех прочих стоит делегировать полностью или частично обязательства в проставлении индексов кому-то еще. Как минимум, имеет смысл обозначить в тех же стандартах альтернативные пути присвоения УДК, ББК и авторского знака изданию. Опрос показал, что в сферу интереса издателей входит непосредственная работа над книгой и ее издание, но немногие интересуется тем, что происходит с книгой после. Как бы то ни было, издатели в настоящее время делают ошибки в постановке классификационных индексов и авторского знака. Это приводит к тому, что в современной практике библиографы все меньше доверяют издателям. Проставленным ими индексам, если быть точнее. Кто-то ограничивается тем, что перепроверяет их работу, а кто-то и вовсе отказывается от них, опираясь на отдел комплектации.

Для самих издателей не секрет, что проставляемые ими индексы в издании полезны не им. Их наличие или их отсутствие никак существенно не сказывается на восприятии читателем содержания книги, как и на желании этого читателя приобрести ее. Само издательство не занимается библиотечной деятельностью, поэтому необходимость применения авторского знака для сортировки книг у него отсутствует. В конце концов, это приводит к тому, что эта часть работы не может рассматриваться издателями никак иначе, кроме как обязательная формальность, продиктованная законодательством. Иными словами, потребность в авторском знаке в книгоиздании для тех, кто принимает непосредственное участие в издании книги, находится под вопросом.

В качестве возможного способа решения этой дилеммы нам видится частичная или полная передача компетенций по проставлению классификационных индексов и авторского знака другим участникам книжного дела. И в нашей работе мы даже успели рассмотреть, кому потенциально может перейти эта роль. Один из вариантов было бы автоматизировать получение УДК, ББК и авторского знака через систему ИРБИС. Это кажется быстрым и надежным вариантом, где присутствуют минимальные шансы на ошибку. Но у этого пути есть сразу несколько проблем. Во-первых, далеко не все отечественные библиотеки хотя бы начинали цифровизацию своих фондов, не говоря о том, что некоторые испытывают проблемы и в компьютеризации. Во-вторых, в этом случае придется сделать систему ИРБИС общеобязательной для библиотек, так как, несмотря на популярность этой системы, она не используется повсеместно. В-третьих, появляется вопрос о том, кто будет проверять работу автоматизированной системы.

В противовес этому есть возможность передать обязательства по проставлению УДК, ББК и авторского знака Российской государственной библиотеке, к которой в настоящее время и перешли функции Российской книжной палаты. В пользу этого можно привести три довода. Первый — Российская государственная библиотека уже занимается присвоением УДК, ББК и авторского знака, но в частном порядке: указан ГОСТ, которым также руководствуются издатели, есть список необходимых для этого документов и отработанный процесс проставления, закрепленный договором. Второй — Российская книжная палата уже так и так занимается присвоением УДК и ББК, регистрируя все обязательные экземпяры. Третий — у издательств уже есть необходимость обращаться к Российской государственной библиотеке для присвоения индексов ISBN и ISMN.

Проставление УДК, ББК, авторского знака и указанных номеров происходит по схожей схеме: сначала происходит заполнение заявления с прикрепленными документами, затем оплата операции и, наконец, получение запрашиваемых данных. В качестве минусов этого подхода можно выделить то, что вместе с этим решением у издателей появится необходимость платить не только за предоставление национального номера для книги, но и за присвоение классификационных индексов, что им как зачастую коммерческой организации, невыгодно. Вдобавок индексы относятся к нуждам библиотек, поэтому делать для издателей эту операцию обязательной, при учете того, что на практике их издание может и вовсе не попасть в библиотеки, лишено смысла.

Есть и еще один путь — предоставить индексацию самим библиотекам. Этот вариант предложила главный редактор портала для книжной отрасли «Музей уникальных вещиц» Анна Викторовна Амасова. Она описывает ситуацию следующим образом: «Один из вариантов — переложить опцию присваивания / проверки индексов на библиотеки, допустим, при регистрации издания. И вот как-то этим мотивировать людей все-таки присылать обязательные электронные экземпляры на регистрацию. Может быть, даже перед выходом тиража. Это, в свою очередь, позволило бы не только более полно вести регистрацию национальной базы, но и освободило бы кучу людей от ненужной, слабой и непрофессиональной или дублирующей работы». В качестве центральной организации могла бы подойти Российская национальная библиотека. Во-первых, она тоже в настоящее время занимается индексированием изданий независимо от издательств. Во-вторых, ранее РНБ выступала в роли ведущего национальной библиографии и национального фонда, а значит у этой организации есть опыт в индексировании большого массива книг.

Это кажется довольно простым, но в то же время практичным решением — предоставить присвоение классификационных индексов и авторского знака тем, для кого сейчас это делают издательства, — библиотекам. Сами библиотеки изначально являются заинтересованной стороной в безошибочной работе этого аспекта книги, а их сотрудники — люди, которых целенаправленно обучали работе с индексами.

Дополняя представленные выше модели, Анна Викторовна предлагает идею для улучшения системы обязательного экземпляра в книгоиздании. Итак, Российская государственная библиотека занимается проставлением УДК и ББК, но не только на основании заявлений, а еще и по электронному обязательному экземпляру, предварительно присылаемому в Российскую книжную палату. (Как правило, это занимает несколько дней.) Вследствие этого появляется необходимость для издателей присылать обязательный электронный экземпляр в РГБ до отправки издания в печать. С одной стороны, это позволит включать в издание корректные выходные сведения и освободит издателей от обязательств по самостоятельному проставлению индексов и аннотаций. С другой стороны, появится возможность сформировать (восстановить) в рамках Российской книжной палаты базу книг, доступных к предзаказу библиотеками (на этапе получения РКП обязательного электронного экземпляра). В свою очередь, полученная информация о предзаказе для библиотек может передаваться издателям, позволяя им более точно определять тиражи, избавив библиотеки от существующей сейчас проблемы отсутствия заказанной книги на складе. После получения РКП бумажных обязательных экземпляров книги рассылаются предзаказавшим библиотекам и переходят в статус книг, находящихся в наличии.

Подобная система обязательного экземпляра даст мотивацию для издателей по отправке обязательного электронного экземпляра, придаст процессу книгоиздания четкий порядок действий и систематизацию. Как было сказано ранее, это еще позволит как увеличить качество проставленных индексов в книге, так и освободит издателей от обязательств, которые не относится напрямую к их сфере деятельности и которые в настоящее время приводят к дублирующей работе по индексированию в библиотеках.

И последнее достоинство предложенной модели заключается в том, что в этой системе появляются более широкие и простые способы контроля и надзора за официально издающимися изданиями.

В случае, если редакционно-издательский процесс не претерпит изменений в ближайшем будущем, нам остается только порекомендовать редакторам или иным сотрудникам издательств, занимающихся индексацией издания, не забывать о важности проставляемых классификаций и авторского знака и быть осведомленным относительно принципов работы таблиц, по которым ставятся индексы. Только с ними и только при учете их верной постановки книга становится полноценной.

В современном книгоиздании стоит учитывать всех участников этого процесса и знать о возможных путях существования книги в культурном пространстве страны. Работа издателей безусловно отличается от работы библиографов. Но это не должно делать библиографов и их работу в глазах издателей незначительными или относить их труд к противоположной сфере. В конце концов, когда-то профессия издателя включала в себя роль печатника, типографа. И как бы далеко не заходил прогресс, у каждого, кто работает с изданием, одна миссия — служение книге.

[август, 2023]

 

События

12.06.2024
«Азбука сокровищ Ленинградской области» — уникальный комплект (40 подарочных экземпляров) набора открыток для ЛОДБ — Ленинградской Областной Детской Библиотеки с работами 15 фотографов увидел свет и отправляется на выставку-форум РОССИЯ.
06.06.2024
20 июня открывается прием заявлений на поступление в магистратуру НИ ТГУ — Национальный Исследовательский Томский Государственный Университет — на новую программу «Управление контентом и медиапроектами»
15.05.2024
Благодарность от Оренбургского Государственного Университета главному редактору Музея уникальных вещиц Ане Амасовой за мастер-класс «Практика перевода книг-картинок, графических романов и книг художников».
11.05.2024
Музей встретился со студентами Академии Асада (Каир), которые подготовили для нас презентации и переводы арабских сказок.
04.05.2024
4 мая 2024 года в День Рождения знаменитой музы Льюиса Кэрролла — Алисы Лидделл — Музей анонсирует запуск в работу книги о пиар-легенде с погружением в «кроличью нору» научных технологий управления общественным мнением авторства Алисы Кербер.
Следите за новостями проекта в разделе
Следите за новостями проекта в разделе "Книжная галактика. - Дипломатия"!