ДОГОВОР АВТОРА С ИЗДАТЕЛЕМ: принципы составления и разбор типичных ошибок

Художник Виктор Запаренко

Вопрос от читателя:
«Здравствуйте, Аня. Я нашел издателя, который готов печатать и продавать мои игры, выплачивая мне 6% с продаж. Он прислал типовой договор, но тот вызывает у меня сомнения. Юриста у него нет, поэтому издатель предложил мне внести свои изменения. Посмотрите его, пожалуйста, и подскажите, как может выглядеть авторский договор между нами?
» Евгений

Отвечает Аня Амасова, главный хранитель и редактор Музея
Научный редактор: Сергей Олегович Кабанов
На обл.: илл. из архива Музея,
художник Виктор Запаренко

Шапка-название

В типовом договоре (неверно):
АВТОРСКИЙ ДОГОВОР №

В игрушечном договоре (правильно):
ЛИЦЕНЗИОННЫЙ ДОГОВОР №

С точки зрения русского языка это простое предложение, выраженное существительным с прилагательным. Существительное — «договор». Когда в качестве прилагательного вы используете «авторский», складывается ощущение, что договор имеет отношение только к автору и никакого — к его издателю. А это неверно. Авторским бывает вознаграждение. Также авторскими являются права, — кстати, являющиеся неотчуждаемыми, — и это право авторства и право на имя.

Чаще всего ошибка возникает из-за путаницы в головах юристов или заменяющих их лиц. До появления в 2006 году IV части ГК РФ, посвященной результатам интеллектуальной деятельности и договорам по ним, существовал «Закон об авторском праве», и действительно (за неимением более адекватного) договора именовали «авторскими». Однако уже почти два десятилетия мы играем по новым правилам игры и пора бы их уже разучить. Кроме того, существует понятие «Договор авторского заказа». Но я прошу обратить внимание, что это совершенно иной тип договора и взаимоотношений, другие действующие лица: здесь у нас есть заказчик, который просит исполнителя что-то конкретное ему создать. 

Когда мы говорим про передачу прав на использование произведения, уже созданного чьим-то интеллектуальным трудом, мы пользуемся именно IV частью ГК РФ и статьями 1234-1238 в нем, согласно которым имеем всего ТРИ варианта договоров (и следовательно, их названий):

- договор отчуждения (исключительное право за вознаграждение передается на весь срок);
- лицензионный договор (владельцем исключительного права на основании лицензии предоставляется кому-либо право использования);
- сублицензионный договор (обладатель лицензии с правом передачи третьим лицам предоставляет право использования еще кому-то).

Что будет, если название у договора неправильное? Вообще ничего. «Сущность договора вытекает из его содержания, а не из названия». Но если вы верно дали название — вы хотя бы понимаете, ту ли часть ГК читает нанятый вами юрист. Как замечает мой научный редактор, «согласно принципу свободы договора, мы вправе напридумывать бесконечное количество договоров и радостно  ими пользоваться, пока все хорошо, но вот если начнется нехорошо — в суде или в налоговой, — нам будет легче привязать наши фантазии к предлагаемым формам, которые не дураки писали, а, к примеру, профессор ЛГУ А. П. Сергеев, умнее которого еще поискать.»

Согласно законодательству, рассматриваемый сегодня вид договоров — лицензионный (а равно и сублицензионный) — вот прямо-таки чтоб «обязан» содержать всего ничего условий: 1) что именно передается — предмет договора и  2) для каких способов использования. А если договор возмездный, то еще 3 и 4) каков способ расчета вознаграждения и в какие сроки (с какой периодичностью) оно перечисляется. И это, в общем-то все. Теперь переходим к практике.

Действующие лица

В типовом договоре (неверно):
ООО «___», именуемое в дальнейшем «Заказчик», в лице Генерального директора ____, действующего на основании Устава, с одной стороны и Иванов Иван Иванович, именуемая в дальнейшем «Автор», с другой стороны, заключили настоящий Договор о нижеследующем:

В игрушечном договоре (правильно):
ООО «____ », именуемое в дальнейшем «Лицензиат», в лице генерального директора _______ , действующего на основании Устава, с одной стороны, и гражданин РФ, не применяющий специальных режимов налогообложения, _________________, именуемый в дальнейшем «Лицензиар», с другой стороны, заключили настоящий Договор о нижеследующем:

Действующие лица в Лицензионном договоре — Лицензиар и Лицензиат. Легко запомнить: ЛицензиаР = АвтоР, ЛицензиаТ = ИздаТель, РаспорядиТель, «ИспользоваТель». Впрочем, никто не может вам запретить использовать и обычные слова:  Автор и Издатель. Дело в том, что этой стороной (автором) также является и художник, и фотограф, и наследник, и правообладатель, владеющий исключительным правом на основании иных договоров. Слово Лицензиар (пусть оно и кажется кому-то ужасным) в данном случае просто обобщающее.

Одна сторона. Писать название должности руководителя с прописной буквы в XXI веке — уже моветон. Кстати, вместо генерального директора договор вполне может заключать уполномоченное им доверенностью лицо, например  — главный редактор. В этом случае правильно указать в основании не Устав (где прописана должность человека, имеющего право подписывать доки без доверенности, и обычно это ген.дир.), а Доверенность, с указанием ее номера и даты.

Другая сторона. Здесь важны несколько вещей:
- является ли сторона Индивидуальным Предпринимателем или просто гражданином (хотя с точки зрения закона ИП — это не юр.лицо, а тоже гражданин, с точки зрения бухгалтерии — все-таки больше похоже на юр.лицо);
- если это гражданин, то какой страны;
- какая система налогообложения используется.
Все это — крайне важная информация для первой стороны, производящей расчеты: какими документами надо обмениваться и какие налоги и взносы платить или не платить, являясь или нет другой стороне налоговым агентом.

Предмет договора

В типовом договоре (неверно):
1.1. Автор передает Заказчику право на производство и распространение (реализацию) настольной игры «___» на территории: Российская Федерация, СНГ, Европа, Азия, Латинская Америка, Африканский континент в обусловленных настоящим договором пределах и на определенный договором срок, а Заказчик за предоставление этих прав уплачивает вознаграждение Автору.
1.2. Автор предоставляет Заказчику все дизайн макеты для печати и производства, относящиеся к настольной игре «___», передача оформляется актом приема-передачи.

В игрушечном договоре (правильно):
1.1. Лицензиар передает Лицензиату право использования на условиях
исключительной лицензии (без права передачи по сублицензии) созданных им объектов интеллектуальной деятельности — произведений графического искусства, выраженных в объективной форме наборов для творчества и игры «____» и «___», содержащих идентичные по составу войск (21 воин), конницы (5 коней), вооружения и снаряжения детали для вырезания, склейки и сборки набора фэнтезийного характера (далее — Произведения), в установленных Договором пределах и на определенный Договором срок, а Лицензиат за предоставление права  использования Произведения обязуется выплатить Лицензиару вознаграждение. 
1.2. Лицензиар предоставляет Лицензиату право использования Произведений следующими способами:
1.2.1. полиграфическое воспроизведение (тиражирование) в виде настольных игр (наборов для творчества) из шести листов бумаги А4, обложки и инструкции на русском языке;
1.2.2. распространение.
1.3. Территория использования произведения: Российская Федерация.
1.4. Язык издания: русский
1.5. Срок использования: 5 (пять) лет с даты подписания Акта приема-передачи.
1.6. Лицензиар предоставляет Лицензиату готовые дизайн-макеты наборов, необходимые для производства, в качестве, удовлетворяющем требованиям полиграфической печати.

Это основная обязательная часть. Рассмотрим ее по-порядку.

Права могут передаваться как исключительные (то есть только эта организация вправе использовать лицензию перечисленными способами, а другие организации и автор — нет), так и неисключительные (вполне допустимая ситуация, когда автор наряду с издательством что-то аналогичное делает со своим произведением или предоставляет аналогичные права другим издателям). Оба варианта могут содержать одно из двух условий: с правом передачи третьим лицам по сублицензии и без права передачи по сублицензии.

Что если таких уточнений в лицензии нет? То это НЕИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ лицензия (п. 2 ст. 1236 ГК РФ) БЕЗ ПРАВА ПЕРЕДАЧИ по сублицензии (п 1 ст. 1238 ГК РФ обязывает исключительно к письменному согласию лицензиара).

Сначала логично определить, на каком основании данный объект является объектом интеллектуальной деятельности. Мы взяли наиболее непонятный случай, когда это «игра» — ведь игр в перечне нет. Но если приглядеться, окажется, что это произведение графического искусства. Здесь же в некоторых случаях логично указать характеристики передаваемого объекта, дабы не совершенно любой объект с аналогичным названием считался тем самым произведением. 

Способы использования — это архи-важно, эти пункты позволяют четко определить, какими конкретно способами издатель собирается (имеет право) использовать произведение, что означает, что все остальные способы использования — не передаются и остаются у автора. Грубо говоря, если художник передает издателю исключительные права на произведение со способом использования, предполагающим печать в книге, то право на печать на магнитах и открытках — по-прежнему у художника. 

Что если способов использования нет? Ну, значит и ПРАВ НИКАКИХ НЕТ. Потому что: «Право использования результата интеллектуальной деятельности, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.» (п. 1 ст. 1235 ГК РФ).

Территория распространения оговаривается в зависимости от а) объема передаваемых прав и б) реальных возможностей издателя. И если у него нет выхода на весь мир или, допустим, «Африканский континент», то и указывать их нет никакого смысла: лицензия — это право использования. Хотя я уже видела издательские договора, где за трешку авансом (3.000 р.) юрист покупает все неиспользуемые и не планируемые к использованию его издательством права — эдакая компенсация, но я сомневаюсь, что это нельзя оспорить и что такое стоит подписывать.

То есть, смотрите, что получится в разных вариантах:

1) перечислены территории, на которых у издателя нет распространения, а у автора есть — т.к. лицензия является правом использования, то неиспользуемая издателем часть прав отзывается простым уведомлением, к договору делается доп. соглашение об изменении пункта договора, исключающем из перечисленного ряда то, что вам необходимо;.
2) перечислены территории, на которых у издателя нет распространения, но и к автору никто почему-то не приходит с Африканского континента, — вообще не важно, что написано в этом пункте, это глупость;
3) написано РФ, однако за годы лицензии издатель становится знаменит во всем мире и африканцев хлебом не корми — дай поиграть в российские игрушки, делается доп. соглашение о включении в соответствующий пункт Африканского континента.

Кроме того: обратите внимание, территория распространения не связана с правом перевода: для этого, во-первых, необходимо такое право указать в способах использования, а во-вторых, указать в языках распространения (см. следующий пункт).

Что если пункта о территории нет? То эта территория — РФ (п. 3 ст. 1235 ГК РФ).

Язык распространения ГК РФ не считает обязательным и не упоминает, однако он существует в издательской практике. Особенно интересен он в связке с территорией распространения. Допустим, у хорошего издательства территория распространения — весь мир, а язык распространения — русский. Что это значит? Это значит, что в других странах эти произведения смогут приобрести либо русские диаспоры, либо русские туристы, ну и изучающие русский язык. То есть в этом случае права на распространение на других языках — хоть в договоре и переданы исключительные права на весь мир, — по прежнему у автора, и автор вправе передавать исключительные права в другие страны — на всех языках, кроме русского. Например, по аналогичной исключительной лицензии он может передать весь мир китайцам.

Срок использования может быть абсолютно любым. ГК у нас по этому случаю пишет: «срок, на который заключается лицензионный договор, не может превышать срок действия исключительного права на результат интеллектуальной деятельности» (п. 4 ст. 1235 ГК РФ), — и так как действует упомянутое право в России 70 лет после смерти автора (а не с даты первой публикации, как это, допустим, в некоторых странах, где и смысл даты в копирайте тоже становится понятен), то для выяснения предельного срока надо, по мнению законодателей, сходить к гадалке. (Хотя я понимаю, что этот пункт появился благодаря битве с издателями чьих-то наследников и имеет отношение только к правам мертвых авторов.)

Вообще предельный срок не так важен, как может показаться. Еще раз: лицензия — право использования. Но обычно нормальные люди ставят от 3 до 10 лет, чаще — 5. Ну и еще они уточняют — с какого момента исчисляются эти пять лет: с даты подписания или все-таки с даты передачи материалов? Обычно так: если произведение еще не предоставлено — то «с момента передачи» (факт, который будет зафиксирован документом к договору — Актом приема-передачи), если предоставлено, то этот факт отражается сразу в договоре и тогда — с момента заключения договора.

Кроме того, обе стороны могут подстраховаться. Лицензиар — наличием пункта об отзыве при отсутствии доп. тиражей, Лицензиат — наличием пункта о праве первой брачной ночи первым заключить новый договор на тот же срок и на тех же условиях.

Что если пункта о сроке использования нет? То вы передаете/приобретаете права на 5 (ПЯТЬ) ЛЕТ. (п. 4 ст. 1235 ГК РФ).

Если в договоре, заключенном на 7 лет, есть пункт о сублицензии и праве передачи третьим лицам на срок договора, то автор не может распоряжаться произведением 14 лет? НЕТ. Сублицензия — приставка «sub» означает «под» —действует в рамках срока лицензии. Кроме того, случаев, когда именно издательству может понадобиться сублицензия — не так уж много, и они рабочие. Например, у них есть спец.отдел, занимающийся детской литературой, и этот отдел — допустим, самостоятельное юр.лицо.  Или объединиться с кем-то для co-edition (совместного издания). Какая-то иная, очевидно беспокоящая авторов, сублицензия — обычно про перевод или фильмы, но тогда у вас и в способах использования должны быть написаны эти пункты. Если иных способов нет, никто ничего никому не передаст.

Права и обязанности сторон

В типовом договоре (неверно):
2.1. По настоящему договору Автор предоставляет Заказчику право на произвосдство и распрастранение настольной игры «____»  (дублирование, тиражирование или  иное  размножение,  т.  е.  неоднократное  придание произведению  согласованной  формы,   допускающей  его  функциональное использование) без ограничения тиража;

2.2. Заказчик обязуется выплачивать Автору вознаграждение в размере 6% (шесть) от оптовой цены каждого экземпляра настольной игры «_____», изготовленной за время действия настоящего Договора (в оптовых ценах без НДС). Стоимость игры составит 1000 рублей. Выплата вознаграждения производится на основании отчета о продажах Заказчика, поквартально.
2.3. Автор вправе: запрашивать ежемесячные/ежеквартальные отчеты о продажах игры. Отчетность о продажах предоставляется по запросу на почту zхххххх@хххххs.ru

Тут настолько все в кучу, что прямо страшно было бы увидеть МРТ головы человека, который это создал. Глава ПРАВА и ОБЯЗАННОСТИ — это вообще не про способы использования произведений (которые тоже называются «правами»), их мы описываем в главе ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА. А также не про обязанность выплатить вознаграждение — это описывается отдельным пунктом в главе АВТОРСКОЕ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ.

Глава «Права и обязанности сторон» —  правила игры. Она, во-первых, делится по структурной логике на две части: 1. Права, 2. Обязанности. Каждая из которых, в свою очередь, делится еще на две части: 1. Лицензиат, 2. Лицензиар. То есть каждая из сторон согласует в этой главе важные для себя условия, в формате: что обе стороны имеют право делать и какие обязательства на себя берут. При этом хорошим тоном считается, чтобы этих прав и обязанностей было примерно поровну,.

В игрушечном договоре (правильно):
2.1. Лицензиат обязуется:
- осуществить печать 1-го издания игр (наборов для творчества) минимальным тиражом ____ экземпляров для каждого из наборов;
- начать реализацию произведений в срок не позднее 3 (трех) месяцев с даты подписания Акта приема-передачи;
- безвозмездно передать Лицензиару 10 авторских экземпляров каждого Произведения с первого тиража, а в дальнейшем — по 1 авторскому экземпляру с каждого последующего тиража;
- ежеквартально предоставлять Лицензиару отчеты о продажах по электронной почте ____________в срок не позднее, чем 10 число начала каждого квартала (10 апреля, 10 июля, 10 октября), кроме I. В I квартале отчет предоставляется до 15 числа (15 января);
- в полном объеме выплачивать авторское вознаграждение по результатам ежеквартальных отчетов в соответствии с разделом 3;
- указать имя автора на каждом экземпляре (упаковке) произведения в следующем начертании: ________________ ;
- использовать и указывать на каждом экземпляре (упаковке) название серии: «Легенда», а также — личный логотип Лицензиара;
- по запросу Лицензиара обеспечить отпуск готовой продукции как самому Лицензиару, так и партнерам Лицензиара по оптовой цене, оговоренной в договоре и указываемой в отчетах.
2.2. Лицензиат вправе:
- вносить изменения в макет инструкции, упаковки, если того требуют правила оформления издания и здравый смысл;
- распространять остатки тиража по истечении срока лицензионного соглашения до полной реализации тиража.
2.3. Лицензиар обязуется:
- во время действия договора воздерживаться от каких-либо действий, способных затруднить осуществление Лицензиатом предоставленного ему права использования Произведений, в том числе — не использовать Произведения самостоятельно способами, предоставленными Лицензиату;
- по истечении срока действия лицензии, при выраженном желании Лицензиата, пролонгировать договор на тех же условиях и на тот же срок.
2.4. Лицензиар вправе:
- запрашивать отчеты об остатках на складе;
- иметь преимущественное право на выкуп по договорной цене остатков тиража во всех случаях принятия Лицензиатом решения о списаниях остатка со склада.

Минимальный тираж. Речь идет о стартовом (первом) тираже, возможно — единственном. Минимальный он по двум причинам:
- издатель может и передумать, но только в большую сторону. Сейчас это происходит крайне редко, а в прошлом и в будущем идеальном мире на его решение в сторону увеличения могли бы повлиять оптовики или библиотеки, сделавшие предзаказ выше планового;
- если книга пойдет, будут доп. тиражи, пойдет совсем хорошо — будут переиздания (т.е. под другими обложками / в других сериях / в другом формате и т.д. Первый тираж + дополнительные тиражи + переиздания = суммарный тираж.

Вообще знать тираж — это важно. Особенно если с вами планируют рассчитываться роялти. Учитывая, что первый тираж во многих случаях и последний, именно размер тиража, умноженный на цену экземпляра (которая будет указана в главе Авторское вознаграждение) при известном проценте роялти даст вам понимание, «по чем вы продали свое творение».

Небольшое задание: минимальный тираж - 300 экземпляров, отпускная цена - 500 рублей, ставка роялти 6% = ?
Формула расчета: 300 * 500 / 100 * 6 (ну или 300 * 500 * 0,06 — как вашей голове легче). Вот вам стартовая цена вашей работы (до вычета налога) — ничего сложного, — ну а дальше уж «как повезет».

Начало использования произведений — тоже важная вещь. Не сидеть и не ждать, не ломать голову: забыли, потеряли, можно ли расторгать?.. Обычно здесь учитывается время, затрачиваемое на редакционно-издательскую подготовку (допустим, для текстовой книги это, в среднем, 3-4 месяца), а также печать (цифровая — 2 недели, полиграфическая — 1,5-2 месяца). То есть срок — это исходный материал (готовность) + редакционная подготовка + способ печати.

Авторские экземпляры — это не составная часть вознаграждения, это, с одной стороны КОНТРОЛЬ за тиражами, с другой — МАРКЕТИНГ. Чаще всего оформляется в издательстве Актом списания на маркетинговые расходы. Оговорюсь, что в современной практике про функцию Контроля издательства забывают, и даже если и пишут про экземпляры со следующих тиражей, то порядочный юрист реальную практику преломить не сможет: эти экземпляры с доп. тиражей просто не отправляются автору. Очень жаль. Потому что именно по контрольным авторским экземплярам автор мог бы делать выводы и о суммарных тиражах, и о периодичности изданий. Так что обещать, что все написанное в договоре исполнится, не могу, однако прописывать — рекомендую.

Имя автора — тут важно согласовать две вещи: где конкретно предполагается его указывать (на обложке, в копирайтах — или нет), и в каком конкретно начертании там и сям, что весьма существенно, если речь идет о псевдониме, например.

Внос изменений — неплохо бы согласовывать, кто за что отвечает. На практике издательства вносят изменения в тексты и согласуют редактуры и корректуры, если создатель компетентен в этом вопросе. На счет обложек и иллюстраций, которыми будет сопровождаться текст, — если мы не говорим о ситуациях, в которых иллюстрации входят в комплект произведения, — обычно мнения не спрашивают. Еще я бы рекомендовала для текстовых произведений включать пункт о сроках согласования автором изменений.

Отчеты о продажах — документ, служащий базой-основанием для расчета роялти и выплаты авторского вознаграждения. За этот год 80% договоров, присланных мне «на посмотреть», содержат условия о выплате роялти с реальных продаж, оговаривая их периодичность. Лично я не считаю это шибко мудрым: по-моему, при наших размерах авторских гонораров и от этих тиражей затраты на операционный контроль «по продажам» превышают размеры потенциальных потерь от выплат автору за нераспроданный тираж, — однако мир стремится не к заботе и рациональности, а опять — к справедливости, и справедливо, конечно, именно так.  

Логично уточнить, в какие дни и кем реально проводится учет, согласовать это с графиком праздничных дней. И если этим занимается единственный бухгалтер, то он точно не будет в восторге, если вы добавите ему в отчетный период еще и это.

Отчеты об остатках — в п. 1 ст. 1237 ГК РФ предусмотрены «отчеты об использовании», которые автор в любое время может запросить, а издатель — обязан предоставить, но в практике не встречалось. Есть отчеты о продажах и отчеты об остатках. Оба содержат сведения обо всех отпечатанных тиражах, а второй — еще и об итоговом остатке на складе. Этот отчет может быть перекрестным контролирующим документом к отчетам о продажах, так как если можно запутаться и ошибиться «сколько продал», то невозможно запутаться «сколько у тебя есть».

Если в договоре издатель запрашивает преимущественное право на все созданные произведения автора — это крепостное право? Для меня такой пункт — это про серию книг. Было бы странно, если бы автор опубликовал 7 книг серии в одном издательстве, а 8-ую отнес бы в другое. Вот на эти случаи и был изобретен такой пункт, а так — отнеситесь к этому, как к поглаживание по головке: мол, пиши, автор, и приноси свои рукописи к нам еще…Печаль, скорее, в том, что могут от них и отказаться.

Авторское вознаграждение

В типовом договоре (неверно):
отсутствует

Что будет, если условия не прописаны в договоре? В соответствии с п. 5 ст. 1235,  при отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения ДОГОВОР СЧИТАЕТСЯ НЕЗАКЛЮЧЕННЫМ. Но и в случае с безвозмездными договорами всегда лучше прописывать, что договор безвозмездный. И если вы боитесь, не заинтересует ли это налоговую: у нее сейчас другие способы контроля, как и порядок любопытных ей цифр.

В игрушечном договоре (правильно):

3.1. Лицензиат обязуется выплачивать Лицензиару вознаграждение в размере 6 (шести) процентов от оптовой цены каждого экземпляра Произведения (в оптовых ценах). 
3.2. Оптовая цена не может быть ниже ______рублей. 
3.3. Выплата авторского вознаграждения производится на основании ежеквартальных отчетов о продажах и производится не позднее 20 числа месяца, следующего за отчетным кварталом.
3.4. Вознаграждение перечисляется безналичным переводом на счет Лицензиара за вычетом НДФЛ, удержанного Лицензатом как налоговым агентом.

Для этого пункта важно несколько вещей: какая именно форма расчета используется (рояли в процентах или гонорар в виде фиксированной суммы); существует ли аванс; в каком порядке (когда и что) перечисляется; что с налогами (допустим, при самозанятости налог уплачивает сам самозанятый, но при этом обязан прислать чек); способ перечисления (впрочем, в подавляющем большинстве случаев это все-таки безнал). Что же до вопроса, стоит ли указывать валюту платежа: уже много лет на территории РФ расчеты возможны только в рублях, поэтому какого-то смысла в этом лично я совершенно не вижу.

Минимальная отпускная цена / Оптовая цена и т.д. — гарантированный нижний уровень цены для произведения расчетов с автором. То есть, лицензиат, конечно, может распространять хоть за рубль, но расчеты с автором обязан произвести не ниже указанной.

Кстати, скорее всего, именно эта цена и будет единственной для расчета. Хотя логично предполагается, что расчеты роялти должны вестись от реальной суммы отпуска каждого экземпляра или рассчитываться по средневзвешенной, в реальной практике для бумажных изданий так пока не бывает. Крупные издательства не занимаются распространением, отдавая по этой минимальный цене весь тираж своему оптовику, а маленькие, занимающиеся разными продажами — и оптом, и в магазины, и в розницу, — в подавляющем большинстве не ведут настолько детализированного учета.

Конфиденциальность

В типовом договоре (неверно):
5.1. Условия  настоящего  договора  и дополнительных соглашений к нему конфиденциальны и не подлежат разглашению.

В большинстве случаев наличие условия о конфиденциальности выглядит как попытка юриста замаскировать свой непрофессионализм. Во-первых, оговорка о конфиденциальности — она из тех договоров, где речь идет о научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах (ст. 771 ГК РФ). А во-вторых, даже в них должно быть внятно разъяснено, какие конкретно сведения, представленные сторонами, являются конфиденциальными. По замечанию моего научного редактора, закон отождествляет понятия «конфиденциальность» и «коммерческая тайна» (см. закон О коммерческой тайне, гл. 10), однако и в этом случае: если не указано, что является тайной, кем и как она хранится, то эта оговорка о конфиденциальности — не более чем самоуспокоение.

Кроме того, от кого и что именно необходимо скрыть? Понятно, в 90-е годы, когда авторские вознаграждения кое-кто у нас порой выплачивал чемоданами в обход налоговых инспекций, юристы пытались так дать понять, что лучше об этом не болтать. Но сейчас-то: когда раз в квартал вы переводите не слишком значительные суммы путем электронного (сиречь — контролируемого) перечисления на банковский счет, когда сведения о тиражах поступают в РКП сразу из типографий, — чего скрывать?  Мир стал прозрачным.

На мой взгляд, конфиденциальными уместно оставить сведения об авторе, если автор работает под псевдонимом и не хочет его раскрывать. Да и то, «абсолютной конфиденциальности» — (информацией владеют только автор и сотрудники издательства) — можно достичь в одном случае: это безвозмездный договор, а автор живет за рубежом.

Таким образом, я бы советовала заменить этот пункт чем-нибудь приличным, вроде: договор является документом, не предназначенным для открытой публикации в СМИ, — например.

Расторжение договора

В типовом договоре (неверно):
8.1. Стороны вправе досрочно расторгнуть договор по взаимному письменному соглашению.
8.2. Заказчик вправе расторгнуть договор в случае, если на момент заключения Автор не обладает вышеперечисленными правами на предмет договора. При расторжении договора по указанному основанию Автор обязан возвратить всю сумму вознаграждения, полученного по договору.
8.3. Автор вправе расторгнуть договор в случаях:
а) нарушения Заказчиком обязанности выплачивать вознаграждение Автору более, чем два раза подряд;
б) превышения территориально-отраслевых пределов переданных Заказчику прав на использование произведения либо за использование не оговоренным в договоре способом.

Тут опять солянка сборная и вывих головного мозга.

П. 8.3. смешон, особенно подпункт а) — реально по законодательству достаточно одного раза. То есть поймите правильно: автор всегда вправе отозвать лицензию в случае любого нарушения существенного условия договора. Для этого не надо никаких условий договора, достаточно положений ГК РФ (а все, что в договоре противоречит ГК — является ничтожным), чтобы лицензиар имел основания во всех этих случаях уведомить лицензиата о нарушении, и в случае неисправления ситуации в определенный срок — прислать уведомление о расторжении.

П. 8.2. обычно имеет какой-то смысл в случае авансирования. В случае расчетов с продаж — крайне сомнительно. Скорее уж, раз выявился факт отсутствия у лицензиара исключительных прав, у лицензиата могут возникнуть какие-то расходы по уничтожению остатков тиража и компенсаций — и как лицензиат будет решать этот вопрос с частным лицом, мне, честно говоря, неясно... Кстати, хотя в нашем законодательстве нет никаких оговорок о гарантиях, в реальной практике мы давно используем этот пункт из международных издательских договоров: «лицензиар гарантирует, что является... и имеет...».

В вашем договоре (правильно):
5.1. Настоящий  договор  вступает  в  силу с даты подписания сторонами и действует в течение 5 (пяти) лет. 
5.2. В случае если Лицензиат не воспроизвел Произведение в печатной форме в течение 18 (восемнадцати) месяцев после последнего воспроизведения Произведения в печатной форме, настоящий Договор может быть расторгнут по инициативе Лицензиара с обязательным письменным уведомлением Лицензиата о его расторжении. В этом случае настоящий Договор считается расторгнутым с момента получения Лицензиатом соответствующего уведомления. При этом Лицензиат имеет право использовать Произведение способом, указанным в п. 1.2.2. настоящего  Договора, до полной реализации изданных в рамках действия настоящего Договора экземпляров Книг.

Если пункта про расторжение нет, а я подписал, но уже передумал, теперь права не отдадут и надо обращаться в суд? Как сказала недавно ведущая шоу Голос: «Всем бы нам такую самооценку!» Если в договоре не предусмотрен уже выплаченный аванс, то никто и на секунду не задумается — договор, разумеется, расторгнут.

Пункты про споры и порядок их урегулирования (не в международных договорах) бессмысленны, так как это регулируется действующим законодательством вне зависимости от того, что написано в договоре. И в соответствии с каким законодательством регулируется — определяется одним наличием в договоре места подписания: если это город в России, то — российским законодательством.

Заключительные положения

В конце обычно прописываются количество экземпляров (в некоторых издательствах их три), языки, действуют ли электронные копии и т.д. Я еще рекомендую добавлять напоминание про уведомление при изменении реквизитов — адресов, телефонов, банковских счетов. А мой научный редактор рекомендует: «электронные письма, направленные на указанные в договоре адреса, признаются юридически значимыми», — это означает, что такие письма могут повлечь изменение условий договора.

Реквизиты сторон

Реквизиты обычно должны содержать сведения о лицензиаре, необходимые для бухгалтерии издательства (их отчетов), а о лицензиате — достаточные для отправления претензий на юр. адрес, возможного обращения в суд и выписки чеков (если человек самозанятый). Также именно здесь логично указывать электронные адреса, контактных лиц и номера телефонов.

Ну и, собственно, осталось поставить подпись...

[сентябрь, 2023]

События

17.11.2023
10 детских брендовых детских издательств России — на X-й Шанхайской международной книжной выставке детских книг!
13.11.2023
Футуристы, конструктивизм, искусство плаката начала XX века и эксперименты со шрифтами и типографикой — программа лекций в ЦГПБ Маяковского от звезд петербургской студии шрифтового дизайна TypeType 18 ноября — 15 декабря, 2023 год.
27.10.2023
Друзья Музея Книжной галактики «Музей уникальных вещиц» приобрели в подарок галактике музея «Лошадиная сила» невероятно красивую печатную машинку! С 27 октября — в экспозиции музея, кодовая фраза для друзей и меценатов: «Образцовая Ундервуд».
28.09.2023
Предложение от студии шрифтового дизайна TypeType поддержать и оплатить участие в фестивале СРЕДА 30 лучших работ отечественных шрифтовых дизайнеров. Прием заявок — до 11 октября.
25.09.2023
Вышел в свет дайджест третьего квартала - лекции, исследования, статьи, интервью и других материалов Музея.
Следите за новостями проекта в разделе
Следите за новостями проекта в разделе "Книжная галактика. - Дипломатия"!