РИДЕР: Профессиональное чтение иностранной литературы

От Музея: Первая лекция нашего спецкурса по подготовке переводчиков для Книжной галактики — о стартовой и очень важной его ипостаси: РИДЕР. Мы узнаем, чем занимается «профессиональный читатель-переводчик», каких компетенций и навыков от него ждут в издательствах и почему этими навыками необходимо овладеть, рассчитывая продолжать свой путь в качестве переводчика художественной литературы. Но самое главное: подробно рассмотрим составляющие четырех блоков «Издательской рецензии» — профессиональной рецензии ридера-переводчика для редакции издательства.

Текст: Аня Амасова
Фото на обл.: Коллекция Музея уникальных вещиц / фотограф: Евгений Егоров

Ридер — первый читатель и лит.агент

О работе издательств ходит много легенд, часто это набор стереотипов и забавных шаблонов. В этом легендарном мире переводчик получает заказ от издательства на перевод какой-нибудь книги — видимо, выбранной самим редактором. Но в реальности так случается редко (и только с популярными языками).

На самом деле переводчик — это не пассивная роль, а непосредственный создатель книжного мира. Часто переводчики сами становятся редакторами издательств, руководителями направлений в зарубежной литературе или ведущими редакторами серий (и одновременно с этим — непосредственно переводчиками). Несколько реже они открывают литературные агентства, которые помогают соединяться книжным мирам разных стран, помогая редакторам в поиске книг и принятии решений об издании тех или иных произведений. Бывает, что и сами становятся издателями... 

Но даже «свободный литературный переводчик», без склонностей руководителя, все равно важнейший человек в принятии издательских решений — каким же быть книжно-информационному пространству страны. Эксперт и консультант по межкультурным коммуникациям. С практической точки зрения, от его профессионального выбора, от его умения находить книги, общаться с редакторами / издателями и грамотно предоставлять им экспертную информацию, также зависит и его Дело: тот самый «заказ на перевод книги». Именно этому я планирую вас научить в ходе нашего курса «Ридер».

Надеюсь, вы догадываетесь, что редактор в издательстве не знает всех языков мира. Даже при знании трех, например, классического набора: английский - французский - итальянский, — сам редактор ограничен литературой нескольких стран или уже переведенными книгами. Кроме того, профессиональных задач у ведущего редактора — руководителя редакции в несколько серий — настолько много, что у него просто нет времени читать все произведения (а еще и делать профессиональную экспертизу). Как вы знаете, в одном только Китае издается 40.000 наименований детских книг в год. Экспертный выбор и обоснование — вот какая задача становится самой важной. Поэтому ридер (переводчик), как я уже писала ранее, — часто еще и литературный агент книги или автора.

Связанная статья по теме:
«Международные книжные связи: АГЕНТЫ и АГЕНТСТВА»

Однако знакомиться с книгами, понимать, подходит ли тебе эта книга именно в твой редакционно-издательский план, — а все издательства России имеют как собственные направления, так и уникальные предпочтения и мировоззрение, — каким-то образом редактору / издателю надо. Для этого им и нужен такой человек, который в Книжной галактике именуется РИДЕР. И практика книгоиздания такова, что, в случае решения о публикации издания в России, именно ридер в первую очередь рассматривается в качестве переводчика.

Компетенции переводчика-ридера

Никто не расскажет об ожиданиях от сотрудничества с ридером лучше, чем специалисты-практики. Ответить на вопросы любезно согласилась Марина Абронова, ведущий редактор направления «Детская художественная литература» издательства МИФ («Манн, Иванов и Фербер»), подразделение МИФ.Детство.

 

Марина Абронова // Портрет из коллекции Музея уникальных вещиц

«Мы пользуемся услугами ридеров — и для нонфика, и для художественной литературы. Так как я занимаюсь как раз художественной литературой, расскажу про эту область. В каждом издательстве свои требования, в МИФе мы выработали собственные, важные нам для работы. То есть мы привлекаем ридеров, с кем уже работали как с переводчиками и успешно.

Ридеров начали привлекать, когда сами перестали справляться с потоком рукописей. И искали ридеров как раз среди переводчиков детской литературы, потому что именно они могут оценить художественные качества произведения, провести аналогии с другими произведениями, а не только пересказать сюжет.

Мы ждем от ридера оценки качества текста и сюжета, оценки объективной, и обязательно субъективный комментарий как первого читателя (может ли ридер порекомендовать эту книгу и почему).

Ридер должен разбираться в художественной литературе для детей, быть в курсе новинок, знать классические произведения, понимать потребности аудитории МИФа и с этой точки зрения тоже оценивать рукопись.

Также важно знание ФЗ-436 для оценки соответствия возрасту аудитории.

Также мы просим пересказать сюжет книги (примерно от 1500 знаков), дать информацию об авторе, о премиях автора или книги (если они есть), об успешных аналогах на рынке. Проблематика произведения, яркие персонажи, развитие характеров.»
____________________________

Я бы сказала, что первая компетенция ридера — иметь широкое представление о современном книгоиздательском процессе в своем направлении. Издательства не зря предпочитают работать со «своими переводчиками» в роли ридеров, потому что те хорошо осведомлены о тематическом, техническом и художественном выборе издательства, знают другие его книги и ожидания редакторов.

Однако если вы выходите на «широкую издательско-редакционную аудиторию», где все издательства уникальны, каждое концентрируется на издании «своих книг» для «своей читательской аудитории», — важно, чтобы из вашей рецензии переводчика становилось также понятно, «чья это книга».

Издательская рецензия переводчика (или «Анкета ридера»)

Традиции подачи издательских рецензий переводчика у всех издателей тоже разные и зависят от многих факторов: пишете ли вы рецензию для конкретного издательства или для всех; по списку книг, уже отобранных редактором или представляете иной экспертный список и т. д. Чаще всего рецензию переводчика пишут в свободной форме (но все равно опираясь на общие принципы предоставления), а у некоторых издательств есть даже «шаблон анкеты» — с графами и наводящими вопросами: такая штука называется в издательствах «Анкета ридера». Но в целом все издательства могут интересовать одни и те же вещи, просто в разной детализации.

_____________

Образец свободной рецензии переводчика Александра Акулиничева для издательства «КомпасГид»

«Best Medicine / Лучшее лекарство» / А. Акулиничев, 2021 год. — Рецензия переводчика [pdf : 3 страницы : 94 kb]

Публикуется в открытом доступе с любезного разрешения Марины Кадетовой, шеф-редактора ИД КомпасГид.

 

Книга вышла в России в 2022 году — в переводе Александра Акулиничева.

____________

На всякий случай я расскажу обо всем, что может интересовать издательства (и почему), что сделает вашу рецензию переводчика максимально профессиональной и «универсальной» (предложением для разных издательств).

0. Шапка

В вверхней части указываются сведения с титула:
- название книги на языке оригинала и рабочая русская версия, чтобы редактор не запутался;
- автор (художник),
- год выхода — необходимо для понимания, к какому периоду относится произведение: чаще всего произведения переводятся с задержкой, но все-таки для книг, не являющихся «классикой» или «новой классикой», она не может быть большой — литература лучше «работает» как культурная связь между странами, если книгу читают в разных частях мира одни и те же поколения. 
- страна выхода,
- выпускающее издательство (и/или агентство) — где и у кого спрашивать про лицензию,
- на каком языке (каких языках) существуют макеты для перевода — чтобы понимать, с каких языков можно переводить произведение,
- а также имя ридера, создавшего эту рецензию — как минимум, рецензия — это авторское произведение, как максимум — это ваша «заявка» на перевод.

1. Блок технических данных

Многие издательства выпускают книги «сериями», у них есть устоявшиеся (коммерчески и логистически приемлемые) форматы. Кто-то выпускает книги с текстовым объемом не больше 1 авторского листа *, у кого-то — все книги от 36 до 48 полос. Кому-то важно, чтобы книга в полиграфии была черно-белой (без картинок или с ч/б иллюстрациями), максимум — в 2 краски, — это экономично и недорого для потенциальных читателей. А кто-то, наоборот, предпочитает исключительно полноцветные иллюстрированные издания, чтобы привлечь аудиторию новым художником и яркостью книги. Одно издательство укладывает все макеты своих редакций в два-три популярных (и экономичных в производстве) формата, а другое — делает ставку на оригинальный маркетинг, предпочитая поражать книжный мир необычными размерами изданий...

* 1 а.л. — 40 000 знаков (вместе с пробелами).

«Блок технических данных» — в отсутствие возможности пощупать и проглядеть книгу — призван дать редактору это первое и самое важное для него понимание: подходит ли книга его издательству именно по параметрам печати. Потому что, если нет, — то уже совершенно неважно, какая она там замечательная... Отсюда рождаются следующие важные для рецензии переводчика графы.

1.1. «Размер» — для переводных изданий чаще всего в сантиметрах, так как система полиграфических форматов в России отличается от форматов других стран. Размер — это параметры исходного макета издания хотя бы по высоте и ширине. Часто эти цифры можно обнаружить в выходных сведениях книги, они указываются в каталогах издательств или агентств, а если нет — запрашиваются у агента или издателя (или измеряются по оригиналу, если у вас есть оригинал).

1.2. «Объем» - для переводных изданий указывается в страницах.
Привычные издательскому миру авторские листы не подойдут, так как количество знаков в разных языках сильно отличается. А.л. имеет смысл указывать для перевода, если он есть. Или, если у вас существует пробный перевод фрагмента и вы в состоянии оценить, сколько примерно знаков будет представлять собой весь текст, то: «В русском переводе — около X а.л.». Эта дополнительная информация об авторских листах поможет редактору более точно оценить расходы на редакционную подготовку книги, так как все расходы — перевод, редактура, корректуры... — исчисляются путем умножения «тарифа» на «а.л.» (и только верстка тарифицируется пополосно или поразворотно).

1.3. «Иллюстрации» — здесь интересны три параметра: есть / нет, если есть, то — цветные или черно-белые. И — сколько.

Иногда это просто: например, в книге 96 полос и есть 16 полосных ч/б иллюстраций.

А иногда — сложнее.

Книгоиздательские традиции, пришедшие из тех времен, когда художники создавали иллюстрации вручную и сдавали оригиналы в издательства, и текст не вписывался в иллюстрации, а существовал отдельно, предприсывают исчислять иллюстрации в детских изданиях следующим образом:
«разворотные» — иллюстрации, занимающие весь книжный разворот - 2 страницы;
«полосные» — это когда иллюстрация идет на полосу, то есть на всю страницу;
«1/2 полосы» - иллюстрация размером плюс-минус с половину страницы;
«заставки»...

...и многие редактора старой школы в крупных издательствах до сих пор этим пользуются. Хотя большинство современных книг, особенно книжек-картинок, или комиксов, или иллюстрированных научно-популярных изданий крайне неудобно описывать именно таким способом.

Рекомендация: если книга сильно иллюстрированная — опишите это своими словами. Можно указать %-е соотношение текста и иллюстраций на развороте или в книге вообще: «50х50 текста и цветных иллюстраций», «книга 32 полосы, 16 разворотных полноцветных илл. с небольшими блоками текста», «вся книга ч/б, но есть цветная вклейка 16 полос» или иным способом дать какое-то понимание. ** 

** Полноцвет, две краски, ч/б — книжные термины для определения красочности иллюстраций. Дело в том, что в полиграфии при печати используются 4 краски. Для создания полноцветного (все цвета) изображения необходимы все четыре, для текста, или текста в сопровождении черно-белой графики, достаточно одной — K (для профессионалов: Key color или blacK, для желающих понять — «контур», т.е. черная краска). От количества красок (и задействованных машин) зависит также и экономика издания. Есть промежуточный по экономике вариант — печать в две краски, вы наверняка видели такие интересные изображения в старых книгах: вроде, цветная, а вроде, не совсем, — но вряд ли определите наверняка на глаз, поэтому можно писать: «возможно, в 2 цвета».

2. Блок маркетинга

Основное, за что издатели любят переводные издания, — это возможность интересной пиар-кампании или присутствие дополнительных идей для маркетинга. Так что поиском и предоставлением такой информации не стоит пренебрегать. Иногда ее можно найти в самой книге или представляющих ее каталогах, кое-что можно раздобыть, изучая «местный интернет», а кое-что — только отправив запрос в отдел маркетинга издательства, агентству.

_________

Один мой друг — Арам Оганян — переводчик Брэдбери и Сарояна, детально изучает жизнь и творчество каждого своего автора. Он разыскивает публикации и интервью в газетах, выкупает у агентств оригиналы фотографий, приобретает книги с их автографами и редкие издания, собирает по крупицам и по всему миру неопубликованое и непереведенное, коллекционирует экслибрисы, знаком с их друзьями и родственниками, находит в архивах их письма, пишет вступительные статьи... В его случае, переводчик — это еще и научно-исследовательская деятельность. Я не говорю о том, что каждый автор достоин такого изучения, но, скорее, рассказываю о том, что вполне может наполнять жизнь Настоящего Переводчика.
________

Этот блок строится следующим образом (не обязательно все, а только то, что вам известно и может представлять интерес):

2.1. Биография
автора / художника — обычно это краткая биография, примечательные факты. Книга — это ведь на самом деле еще и человек, который ее создал. Если у автора есть собственный сайт — дайте ссылку на сайт. Если автор занят какой-то интересной деятельностью — а авторы международного уровня обычно также и авторы каких-то интересных проектов — включите эту информацию. Если есть возможность «достать» фотопортрет — совсем замечательно. Эта информация непременно будет использована умным редактором — во вступительной (заключительной) статье, при продвижении, в аннотации. Иногда для издателя даже не так важны текст или иллюстрации, сколько интересны люди, которым они принадлежат.
2.2. Библиография
автора / художника — смотря кого вы продвигаете. Перед сотрудничеством с зарубежным автором издательству важно понимать, сколько произведений у него есть «в принципе». Если предложенное вами произведение «пойдет» — можно ли рассчитывать на другие издания? Или эта книга — часть серии, тогда — сколько в серии томов?
2.3. Премии
Информация о международных и национальных премиях также может быть крайне важной. Во-первых, это статус и показатель экспертного / общественного признания. Во-вторых, эту информацию можно размещать на обложках для привлечения читателя или использовать в аннотациях для работы с библиотеками. Это действительно ценная информация, так как дает более полное понимание о планируемом тираже и плане распространения.
2.4. Экранизации (или — перспективы экранизации), театральные постановки, мультфильмы...
Здесь предоставляется информация о производных произведениях, если таковые существуют или планируют быть.
2.5. Издания за рубежом
Если автор уже вышел на международный уровень, то эта информация также крайне важна. Ее тоже могут использовать и издатели, и редактора, и отделы маркетинга. Отсюда: в каких странах публиковался автор, на каких языках?
2.6. Суммарный тираж
Иногда информация о суммарном тираже книг автора хотя бы в стране оригинала (а лучше — во всех странах) может дать подсказку издателю как о перспективах серии, так и о том, «его» ли эта книга. Кто-то предпочитает бестселлеры, а кого-то интересуют оригинальные авторские книги, изданные небольшим тиражом. Ну и во все времена у книги со строкой на обложке: «во всем мире продано ХХХ миллионов экземпляров» — определенный плюс для издания.
2.7. Отзывы читателей, рецензии в СМИ
Обычно тут смотрят интернет-магазины с читательскими отзывами и запрашивают информацию о публикациях и лучших цитатах в них у отдела маркетинга / автора / агента. Все это анализируют и компилируют: вроде «востороженного приема автора сообществом читателей интернет-магазина»... «фан-клуб поклонников»... «репортер газеты (президент научной ассоциации) такой-то находит это произведение таким-то» — даже будучи экспертом лучше заручиться мнением других экспертов, что даст более полную объективную картину и кроме того — позволит издателю спроектировать в голове обложку и план маркетинговой кампании.

3. «Блок рецензии»

И вот только здесь и теперь мы наконец переходим к тексту!

3.1. «Жанровая характеристика». Тут не обязательно пользоваться ГОСТом в определении жанра. Речь, скорее, о том, что собой представляет эта книга. Возможно, это сборник сказок, или это приключенческий детектив, или рассказы о животных / фантастическая повесть / ироничная антиутопия и т.д. 

3.2. «Кто читатели?» Иначе: на какой возраст ориентирована книга? Здесь тоже не надо пользоваться ни ГОСТом, ни тем более ТР/ТС (или, прости господи, 436-ФЗ!) для попыток классификации — этим потом займется выпускающий редактор, который понимает, как проставляется в книгах читательский адрес и какие у этого юридические последствия. В рецензии переводчика — это фактический возраст читательской аудитории: кто это будет читать? (Иными словами: «Кому с восторгом зайдет?») Обычно эта информация дается в виде «вилки»: «3-7 и их родители», «семейное чтение», «12-21» и т.д. или «подростки», «тинейджеры», «янг-эдалт» или другие комбинации, не обязательно именно возрастные. Возможно, у этой книги адресация: учащиеся балетных школ — такое тоже бывает. Возможно, гендерная характеристика, если есть четкая адресация, (хотя это и сомнительно) — девочки, как правило, читают вообще все подряд, а ключи интереса мальчиков бывают весьма неожиданны.

3.3. «На что похоже?» Если вы пишете рецензию для конкретного издательства, в первую очередь, следует опираться на уже существующие у них книги. Это называется «линейка» (иногда «серия», иногда «редакция такого-то / такой-то» — нередко формирование серии обеспечивает один редактор). Если ваша издательская рецензия обращена к книжному сообществу целиком, то, в первую очередь, рассматриваем близкие аналоги из выходившего в последние пять-десять лет в разных издательствах, и лишь во-вторую — сравниваем с мировой литературой вообще. Иногда на начальном этапе вам может понадобиться помощник — эксперт по современной детской литературе, например, от библиотечного сообщества.

3.4. «Место действия, главные герои, особенности мира». Это что-то вроде краткой аннотации, позволяющей сходу понять, что за мир предлагает нам автор. Время действия, реализм / мир магии / космические приключения... кто главные действующие герои и их особенности — возраст / "что за существа? Люди / шарики / космические мыши /..." — это ответ на вопрос редактора, подходит ли произведение к его специализации.

3.5. «Синопсис» (обычно на 1000 - 2000 знаков). Эта часть представляет собой нечто среднее между разбором текста на составляющие (основной сюжет и дополнительные сюжетные линии), а также кратким пересказом в последовательности глав / событий. Не всегда художественный текст раскладывается именно так, но ваша задача — дать понимание издателю / редактору «что внутри»: основные темы, сюжет и какие-то интересные, способные заинтриговать читателя повороты / черты героев...

3.6. «Резюме»
Здесь — место для ваших личных впечатлений. Но: профессиональных личных впечатлений! Фактически — это та часть, которая могла бы стать самостоятельной рецензией, опубликованной в каком-нибудь журнале. О героях и запоминающихся персонажах, способе подачи, смысловом наполнении; о том, что больше всего вас поразило / привлекло / тронуло / заинтриговало в этой книге. И о том, по какой причине вы рекомендуете эту книгу к изданию (если, конечно, можете ее рекомендовать).

3.7. «Стилистические / культурные особенности». Эта часть представляет собой, скорее, рекомендацию переводчика редактору по выбору переводчика или даже команды: переводчик + лит.обработчик; переводчик + научный консультант; специалист по межкультурным коммуникациям + научный консультант + лит.обработчик — их направлений и уровню. Есть ли в тексте шутки и каламбуры, переводимы ли они? А что с именами и названиями? Может быть, в тексте встречаются стихи или песни? Возможно, вы обратили внимание на современный слэнг / обилие терминов из какой-то научной области / особенность манеры речи какого-то персонажа?.. Есть ли в тексте литературные или культурные отсылки? Куда они ведут? Что еще может представлять трудность при переводе? (Жаргон, идиомы, диалект и пр.)

3.8. Иногда еще издатели / редакции включают пункт «Об иллюстрациях», но, в отличие от текста, иллюстрации — универсальный язык. Их может оценить и сам редактор / издатель. Но если вам есть, что о них сказать — обязательно упомяните.

4. «Юридические трудности»

Следует помнить, что книга — это не только культурный / литературный феномен, но и средство массовой информации, а потому книгоиздание в целом и для детей в частности регулируется в России рядом интересных законов и требований. Важно: отличающихся от законов и требований других стран. Поэтому еще одна из задач ридера — это параллельное сканирование текста на соответствие.

Прежде, чем мы перейдем к законам и нормативам, регулирующим отрасль, — важная пара нюансов.

Раз. Все издатели совершенно по-разному относятся к законодательству: кто-то всего боится и перестраховывается на ровном месте, кто-то манкирует им напрочь, кто-то использует интеллект, придумывая, как совместить книгу с законом. Одному суммы штрафов не кажутся слишком крупными, чтобы не рискнуть издать отличную книгу, второй имеет юридическую возможность отбиться, а третий вообще не распространяет книги в магазинах...

Два. Точно определить границу, что можно публиковать, что нет, на что ставим маркировку 6+, а на что — 16+, и может ли нам это помешать продавать книги детям, есть ли вообще здесь какая-то опасность, — может только сам редактор/издатель. И эти границы у каждого издателя тоже будут разные.

Я лично знаю несколько законных способов вывести книгу для детей из-под возрастной маркировки по 436-ФЗ или не подчиниться требованиям ТР/ТС. Но я известный «бунтующий подросток». Суть моих претензий к законодательству в том, что мне бы хотелось, чтобы законодатели видели в книгах все-таки «культуру», по определению — вневременную и всемирную, а не просто какую-то там региональную «информацию». Ну и немножко — чистой воды профессиональный снобизм.

Поэтому однозначно сказать, что какая-то книга ну вот точно не подойдет для российского книжного сообщества и реализации, нельзя. Однако все «возможно, сложные юридические моменты» крайне важно упомянуть в издательской рецензии переводчика, ибо только это позволит издателю не оказаться в глупом положении, когда права уже куплены, а книгу опубликовать он не может (или может, но исключительно как для более старшей аудитории). Ну и ваше экспертное мнение как квалифицированных специалистов - филологов о художественной ценности текста и где кончается курение / самоубийство / развод как часть сюжета и начинается пропаганда наркотиков / суицида / отвергание семейных ценностей, — тоже может весьма ему пригодиться.

Поэтому будем «учить матчасть»! Итак, три регулирующих документа:

1. Требования к книжным изданиям для детей и юношества ТР/ТС 007 - 2011 (Технического регламента Таможенного Союза).

Я не могу настаивать на том, чтобы переводчики изучали этот документ, — технический (выпускающий) редактор в издательстве сможет определить, соответствует ли книга этим требованиям (могут ли его специалисты переделать издание так, чтобы соответствовало / или можно иным образом обойти эти требования). Но все-таки, особенно если вы решить продолжать карьеру, допустим, в качестве литературных агентов, вам необходимо просто знать о существовании такого документа. И что, чем крупнее издательство, тем меньше оно готово рисковать, публикуя несоответствующие издания. А так как ТР/ТС — это региональный документ (Евразийского таможенного союза), то, разумеется, его принципами и правилами пользуются только на ограниченной территории из маленького ряда стран. Для всех остальных издателей мира этот регламент не является действующим. Отсюда масса неловких моментов при попытке предложить права в России и последующие наши отказы для отличных, в общем-то, книг.

Суть ТР/ТС в том, что в нашей стране книга для детей разного возраста должна иметь определенное оформление. Самое простое, что вы можете запомнить и сами определить «на глаз»: во-первых, в детских изданиях запрещена «выворотка». То есть белые буквы на темном фоне резко снижают ваши шансы найти книге издателя. Во-вторых, плотность цветного фона под текстом должна быть не более скольки-то там процентов (что не говорит нормальному человеку ни о чем), но суть в том, что буквы, расположенные поверх иллюстрации, должны четко читаться. А значит, фон даже для черных букв не может быть слишком темным. Также в какой-то степени может помешать изданию детской книги в России слишком мелкий шрифт.

2. Федеральный закон 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 8 июля 2006.

На самом деле, в том или ином виде этот закон существовал всегда: запрет на «распространение информации, способствующей разжиганию национальной, расовой или религиозной розни, призывы к экстремизму и свержению государственной власти» я помню и в нулевых, и в девяностых, — просто со временем чуть-чуть изменились и добавились формулировки. В 149-ФЗ предельно важно обратить внимание на вот эту часть:

«Запрещается распространние информации, которая направлена на:
- пропаганду войны,
- разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды,
- отрицание семейных ценностей,
- пропаганду (либо упоминание) нетрадиционных сексуальных отношений [этот п.п. сейчас на рассмотрении в ГД, мы запомним его как "поправку Володина-Хинштейна". — Прим. ред.],
- а также иной информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность.»

А что с экстремизмом и свержением, — спросит дотошный читатель, — разрешили? Нет. Просто эти формулировки за тридцать лет плавно перекочевали в Уголовный Кодекс и остались в отраслевом законе в зашифрованном виде «а также иной информации, за которую предусмотрен уголовная ответственность». 

Для тех, кому лень шерстить УК РФ, напомню:
- публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ)
- призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ (ст. 280.1 УК РФ)
- дискредитация ВС РФ (ст. 280.3 УК РФ)
- призывы к осуществлению деятельности, направленной против безопасности государства (ст. 280.4 УК РФ)
- пропаганда и публичная демонстрация нацистской символики (ст. 282.4 УК РФ)

Ну и в КоАП (Административно-процессуальный кодекс) упоминается, к примеру:
- информация о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных отношений (6.21).

Это наш основной отраслевой закон, для всех книг. Но есть и дополнительная — детская версия.

3. Федеральный закон 436  «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29 декабря 2010 года.

Теория и практика: ст. 1. п. 2 гласит, что данный закон НЕ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ: на научную, научно-техническую и статистическую информацию; на информацию, имеющую значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества; на рекламу. То есть, с теоретической точки зрения, абсолютное большинство профессионально изданных книг не подпадает под действие этого закона. Но множество издателей принимают этот закон как основной, применимый вообще для всех книг, и у них есть причины. Основная — экономия нервов и средств: поди докажи идиоту, что книга содержит художественную ценность для общества. К тому же интернет-магазины (от 30% продаж) сделали возрастную маркировку обязательным элементом. Поэтому практика такова: большинство издателей в России использует этот закон при принятии решений о публикации и занимается возрастной маркировкой книг.

ФЗ содержит как список ЗАПРЕЩЕННОЙ информации, так и список информации, к которой необходимо отнестись ВНИМАТЕЛЬНО (в зависимости от подачи она возможна только для определенных возрастных категорий детей).

Статьей 5, к таким видам информации отнесены:
«ЗАПРЕЩЕНЫ к распространению среди детей
- побуждающие к причинению вреда здоровью и суициду,
- вызывающие желание употребить наркотики, никотин или алкоголь, заняться проституцией, бродяжничать и попрошайничать, играть в азартные игры;
- оправдывающая насилие в отношении людей или животных;
- содержащая изображение или описание сексуального насилия,
- отрицающая семейная ценности, пропагандирующая нетрадиционные отношения и формирующая неуважение к родителям,
- оправдывающая противоправное поведение,
- содержащая нецензурную брань,
- содержащая информацию порнографического характера.»

Тут мне сразу хочется спросить законодателей, что за страшные детские книги они читали?.. 

ВНИМАТЕЛЬНО (с делением по возрастам):
- сцены жестокости и насилия, преступления;
- в унижающей человеческое достоинство форме описанные смерть, заболевание, несчастный случай, катастрофа и последствия;
- «половые отношения» между мужчиной и женщиной;
- бранные слова, не относящиеся к нецензурным.

Очень важно обратить внимание вот на какую деталь. Для умного, начитанного и образованного взрослого некоторые вещи естественны. Никто из нас в здравом уме и твердой памяти не отнесет однозначно слово «сука» к бранным. Но и жалобы на книги пишем не мы. Их пишут, чаще всего, испуганные родители. Они не так подкованы филологически, у них не такой богатый читательский опыт, они могут вообще не понимать, что такое книги, культура, международные отношения... 

Поэтому при чтении важно попытаться посмотреть на мир художественного произведения в том числе глазами этого взвинченного политическими пиарщиками взрослого, тревожащегося за своих детей. Не «есть ли в тексте нецензурная брань», а «есть ли в тексте то, что случайный родитель посчитает нецензурной бранью». Не «есть ли в книге призывы к употреблению наркотиков», а «нет ли в книге сцен, которые могут принять за пропаганду их употребления» и т. д.

А кроме того: «что еще?» Родители часто бывают недовольны и шокированы чем-то, чего нет ни в каких законах (и слава богу!). Но это не означает, что буквально все издатели будут готовы рискнуть. Так, на моей памяти, тревожных родителей шокировали до скандалов «обнаженная грудь русалки», «сама русалка и леший — как персонажи, проотиворечащие христианской религии», «сомнения в достоверности сведений об историческом факте — отход от официальной популяризированной линии», «критика социализма — использование социалистической символики в контексте антиутопии»...

На самом деле тревожных взрослых (и чем они старше, тем больше) беспокоит буквально все — темы для шуток, упоминания религий, художественные образы политиков, исторические отсылки, иронизирование над «взрослыми святынями», подростковые увлечения, голые люди, небезопасное поведение, современная мода, молодежная речь... Весь спектр передающихся от поколения к поколению неврозов, к счастью, засунуть в федеральный закон не удастся, но это не говорит о том, что их не существует и что скандал невозможен. Поэтому обращаем внимание не только на то, что есть в законе, но и на то, что не вошло в этот список, но могло бы войти.

Я заметила, чем крупнее издательство, чем больше чудится кому-то денег на его расчетном счету, тем больше у людей желания найти в книге что-нибудь «запрещенное» и переложить часть денег в свой карман под предлогом «детской душевной травмы» какого-нибудь 17-летнего лба. Впрочем, справедливости ради, небольшим издательствам тоже приходится несладко: громкая претензия с последующим скандалом и судебным разбирательством — отличный повод снизить стоимость чьих-то активов, чтобы по итогу купить издательство «по дешевке».

Поэтому: описываем для издателя все «возможно, сложные юр.моменты» и в каком ключе (пропаганда - нейтрально - с осуждением / подробно - без подробностей), с какой целью (призывает / побуждет / отрицает / оправдывает) это подано. И — существует ли вообще?

5. Фрагмент перевода

Фрагмент перевода всегда способствует продвижению книги в издательство, повышая ее шансы на издание. Поэтому одной из составляющих частей является либо включение небольших цитат из книги в текст рецензии, либо самостоятельное приложение к ней. Второе — в случае, если именно вы сами хотели бы выступить переводчиком книги.

Но об этом мы поговорим в следующий раз...

[01/09/2022]
Осенний вебинар от TypeType! Записывайтесь и присоединяйтесь.
Осенний вебинар от TypeType! Записывайтесь и присоединяйтесь.

События

20.09.2022
Выпуск всех летних материалов Музея в одном аннотированном файле.
29.08.2022
Максим Егоров и его «Узоры русских росписей» — соискатели в конкурсе от портала «Филателия.Ру».
25.08.2022
Корабль Книжной галактики держит курс на океан Китайской Детской Литературы и приглашает присоединиться.
23.08.2022
Коллекция представлена общественному совету филателистов и экспертному совету АО "Марка".
11.08.2022
Друзьям Музея - художникам, посткроссерам, филателистам, мечтателям о новом проекте. Дополнительно приятно, что первой маркой стала арт-марка Музея.
Встреча 10 октября в 19:00. «Путеводитель по созданию шрифтов» / Марина Ходак
Встреча 10 октября в 19:00. «Путеводитель по созданию шрифтов» / Марина Ходак