Автограф и портрет АРКАДИЯ РАЙКИНА из личного архива ГРИГУРА

Аркадий Райкин. Г. Гуревич

От Музея: 24 октября, в 111 день рождения Аркадия Райкина Музей публикует уникальный экспонат — автограф артиста и режиссера на его портрете (1968 год). Присланный из-за океана другом-художником и мимом Григорием Гуревичем («Ленинградская пантомима», позже — «Театр пантомимы Григура»), экспонат сопровождается не только историей появления, но и воспоминаниями о знакомстве с Аркадием Исааковичем и о начале работы в его театре. С фотографиями из личного архива автора.

I. Письмо с автографом

Все началось с письма, пришедшего с Montgomery Street, Джерси-Сити от Григория Гуревича:

«Аня, добрый день!

Посылаю портрет Аркадия Райкина, сделанный мною, когда вся моя профессиональная группа пантомимы работала в его театре: с 1966 по 1969 год. Тогда я сделал два одинаковых портрета и один подарил ему. Судьбу подаренного портрета не знаю, но мой вариант он подписал.

Автограф Аркадия Райкина, 1968 год

Позже я уехал в Америку и забрал его с собой. С обратной стороны — штамп Русского Музея, за который в то время я должен был заплатить 25 рублей, чтобы провезти портрет через таможню.

Штамп Русского музея

Что такое 25 рублей того времени, можно представить, если учесть, что за мастерскую на Стремянной улице я платил 5 рублей в месяц, кусок масла в 200 граммов стоил 2 рубля, проезд на трамвае — 25 копеек, звонок из телефонной уличной будки — 2 копейки. Может, насчёт масла я и ошибаюсь, но точно помню, что батон (белый хлеб) стоил 15 копеек. За отсутствием денег им я и питался.»

II. Из воспоминаний Григория Гуревича
(фрагмент)

По популярности и по любви со стороны зрителей и слушателей Аркадию Райкину в годы его жизни не было равных. Припадая в детстве к репродуктору, мог ли я подумать, что когда-нибудь буду выступать с Аркадием Райкиным на одной сцене? Не мог никаким образом!

Однако шли годы, мне удалось создать первую профессиональную группу пантомимы, с которой я объездил почти всю Среднюю Азию (нас объявляли как «Ленинградская Пантомима. Режиссер — Григорий Гуревич»). Аркадий Райкин помог мне создать собственный «Театр пантомимы Григура», сначала выступавший в его программе, а затем и начавший выступать самостоятельно.


Плакат Аркадия Райкина
с участниками ансамбля пантомимы:
Григорий Гуревич, Владимир Цейтлин, Наталия Егельская

А дело было так...

Вернувшись из поездки по Средней Азии, мы узнали, что за время нашего отсутствия во Дворце Культуры имени Ленсовета произошли некоторые перемены. Администрация в лице директора самого театра Николая Васильевича и его помощника Николая Дмитриевича была разъярена. По их мнению, я предал студию, забрав одних из лучших и уехав на гастроли — они считали это предательством.

Я так не считал. Меня никто не назначал руководителем. Никто не объявлял, что я набираю студентов. Зарплату мне никто не платил. Контракта у меня никакого не было. Все делалось на энтузиазме, и я не чувствовал себя обязанным чем-то руководить.

Однако когда я и Гарик Гоц, вернувшись, зашли во Дворец, шедший нам навстречу Директор Театра Дворца Николай Васильевич, сурово глядя на нас, спросил:

— Что вы здесь делаете? — И, не дав нам сказать ни слова, продолжил: — Чтобы вашей ноги я здесь больше не видел!

Он был начальник, и нам ничего не оставалось, как уйти. 

Женя Низовой, Нина Пугачева и Рафик — все жили у меня, пока не решится наша пантомимная судьба. Деньги быстро таяли, и мы стали экономить, питаясь в основном макаронами с добавками сметаны или масла. К нам присоединились для репетиций Боря Изотов, Нина Большакова и Янина Марцоли. Репетировать приходилось у меня дома в маленькой квадратной комнате на Обводном канале.

  
Нина Большакова / Янина Марцоли и Владимир Цейтлин
Фото Леонида Богданова

Именно в этот момент мы узнали, что Аркадий Райкин хочет дополнить программу, чтобы разрядить занятость в своем спектакле. У него был выбор между группой Марка Розовского при МГУ и нами. Театр Райкина как раз находился в Ленинграде и готовился выступать во Дворце Культуры имени Ленсовета. Нам показалось это... «знаменательным».

Встреча

Действовали мы в полном смысле слова по-партизански. Гарик Гоц нашел телефон Аркадия Исааковича Райкина в справочном бюро и позвонил ему домой. Аркадий Исаакович нисколько не удивился звонку и назначил мне, как руководителю группы пантомимы, встречу на следующий день.

 
«Добро и Зло» в исполнении Гарика Гоца и Нины Большаковой 
Фото: Леонида Богданова

Надо ли объяснять, как я волновался? Волнение привело к тому, что перед появлением в квартире Аркадия Исааковича я не нашел ничего лучше, как достать перед уходом с полки флакон дешевого тройного одеколона и вылить его на себя почти весь. Этот одеколон, вы уж извините меня, вонял так, что я сам задыхался, — но деваться от этого запаха было совершенно некуда.

Семья Райкиных жила в Ленинграде в доме номер 17 на Кировском проспекте. Дверь мне открыла жена Райкина — Рома. Аркадий Исаакович, стоящий чуть поодаль, был в халате и держал в руках листки бумаги. Возможно, он репетировал.

Встретил меня великий артист достаточно сдержанно, но при этом очень приветливо. Пригласив в кабинет, он предложил мне сесть в мягкое кресло, а сам сел на стул у полированного округлого стола. Признаюсь, мое положение в этом кресле заставило меня нервничать еще больше. Мне казалось, что запах тройного одеколона стоит надо мной столбом, и кресло, на котором я сижу, оставит обо мне великому артисту плохую память, потому что даже после моего ухода оно еще долго будет пахнуть этим отвратительным запахом.

Аркадий Исаакович не подавал виду, что замечает, как я нервничаю. Попросил меня рассказать о наших планах и продолжительности пантомим. Я попросил дать листок бумаги и написал на нем тот репертуар, с которым мы выступали в поездке по Средней Азии. Я также пометил продолжительность в минутах: я же вел журнал выступлений и наизусть знал длительность каждой пантомимы.

Рассказывая, я чувствовал, что ему импонирует то, что я говорю. В моем списке были пантомимы «Джунгли», «Стереокино», «Человек и Машина», «Весеннее Настроение»...


«Стереокино» в театре Райкина.
Янина Марцоли, Владимир Цейтлин, Георгий Гоц.
Фото Леонида Богданова

Пантомима «Джунгли» возникла в студии Славского, и Наташа Дмитриева играла ее очень хорошо, но в нашей интерпретации мы добавили фон из четырех мужских фигур — и эта пантомима приобрела более монументальный оттенок, стала более символичной. Кроме того, пантомима полностью изменилась, когда я, с помощью Бори Ващенко, работавшим в студии звукозаписи Бориса Львовича на Невском проспекте, скомпелировал музыкальную фонограмму. Музыка точно совпала с движением, смыслом и протяжённостью пантомимы.

Все же другие вещи были новые, оригинальные. Особенно Райкину нравилась пантомима «Человек и Машина» — тем, что она затрагивала социальную и политическую проблему, а именно: взаимоотношение между обществом и человеком.


"Человек и Машина"
Слева: Георгий Гоц, Борис Изотов, Евгений Низовой, Григорий Гуревич
Фото Анатолия Пронина

Аркадий Исаакович поинтересовался, есть ли у нас план создания новых пантомим. На что я ответил, что группа горит желанием дополнить репертуар. Особенно я отметил моего друга, Гарика Гоца — именно с ним мы обсуждали новые идеи. В конце концов он спросил меня, можем ли мы показать наш спектакль на следующей неделе в Театре Эстрады. И я тут же уверил его, что мы будем готовы.

Просмотр

К этому моменту сложилась группа из восьми актеров: я, Гарик Гоц, Женя Низовой, Боря Изотов, Наташа Егельская, Нина Большакова, Яна Марцоли и Нина Пугачёва. Надо сказать, что эта группа отличалась особой собранностью и энтузиазмом, каждый вносил что-то свое, существенное и своеобразное, для общего успеха спектакля.

На просмотре в Театре Эстрады, помимо самого Райкина, присутствовали директор театра Чобур и заведующая сценой Юлия. Огромный вклад в показ внес актер-мим Гарик Гоц, взявший на себя всю ответственность за свет и звук. Я должен подчеркнуть его особую, незаменимую роль в нашем показе, да и во всех самостоятельных выступлениях. Он с невероятным энтузиазмом и неугомонной энергией и выдумкой принимал участие не только в технической части, но и в режиссерской, и многие его идеи становились частью спектакля.

____________

...и спросил, сможем ли мы
начать работать в его спектакле завтра...

_____________

Когда мы закончили, Райкин зааплодировал. Да и остальным понравилось то, что мы показали. Аркадий Исаакович пригласил нас сесть рядом в зале и спросил, сможем ли мы начать работать в его спектакле завтра. 

Меня поразило то, что Райкин принял решение сам, быстро и без волокиты. В то время, когда бюрократия процветала, это было неожиданно. Мы, конечно, заверили его, что будем полностью готовы.

Псевдоним за ночь

Аркадий Исаакович чувствовал, что было бы нехорошо с дипломатической точки зрения использовать в афише моё имя «Григорий Гуревич» как руководителя пантомимы в его театре. Оно казалось ему длинным, и он посоветовал мне подумать о псевдониме.

Времени на долгие раздумья не было — ответить надо было уже завтра. Я перебирал всевозможные варианты, но все время выходило так, что я меняю «шило на мыло».

Борис Львович, мамин второй муж, в молодости — ученик Станиславского, сразу понял проблему. Он посоветовал мне взять первые три буквы от «Григорий» и три от «Гуревич» — получилось «ГРИГУР». Аркадию Райкину это сразу понравилось. С тех пор имя это так и закрепилось за моей группой: «Пантомима Григура».

Утром — дуэль

Утром мы пришли репетировать во Дворец Культуры, чтобы подготовиться к вечернему спектаклю с Театром Райкина. Вдали, напротив сцены, из широких главных дверей, тёмным силуэтом появляются две фигуры: одна прямоугольная, высокая, и одна квадратная, низкая. Я сразу узнал начальство: это были Николай Васильевич и Николай Дмитриевич.

Быстрым и агрессивным шагом они подходят к основанию сцены, где стоим мы с Гоцем.

Пантомимическая сцена «Дуэль»: Георгий Гоц и Григорий Гуревич
Фотография неизвестного автора

— Вы опять здесь? Немедленно убирайтесь отсюда и чтобы вашего духа здесь никогда не было! — ультимативно заявил Николай Васильевич.

Возникла небольшая пауза, предполагающая, что мы испаримся. Внутренне я ликовал, ожидая их реакцию, когда обнаружится, что их ультимативная просьба выполнена не будет.

— Дело в том, — начал Гарик, пока я обдумывал ироничность ситуации, — что мы сегодня здесь выступаем и поэтому уйти не можем.

— Что?! Кто вам сказал, что вы здесь выступаете? — оба представителя власти приняли атакующие позы, как если бы приготовились нас в следующую минуту избить. — Сегодня здесь выступает Аркадий Райкин, а вы немедленно убирайтесь вон!

— Дело в том, что мы работаем в Театре Райкина, — нарочито спокойно и с некоторой даже застенчивостью (конечно, для большей издёвки) продолжил Гарик.

Надо было видеть, как это ошарашило двух всесильных! Оказываеться есть сила, сильнее их, и это — сила настоящего искусства. Но надо было видеть и реакцию всей нашей группы. Мы торжествовали! Ведь мы — победили!

Вечером — спектакль

А вечером Аркадий Райкин уже представлял нас полному залу — мы начинали первое отделение спектакля.

— Добрый вечер, дорогие зрители, сегодня у нас необычный спектакль. Я хочу представить вам талантливую группу пантомимы под руководством Григура, которая сегодня вошла в репертуар нашего театра.

Так Аркадий Райкин объявил наш выход на сцену своего театра. Раздались бурные аплодисменты. Публика доверяла Райкину безоговорочно...

 
Спектакль «Люди и Манекены»
Наталия Егельская, Аркадий Райкин, Нина Пугачёва
[октябрь, 2022]
«Зайчата и котята — объединяйтесь!», — ой! — «С наступающим Новым годом!» Художник: Андрей Коротаев
«Зайчата и котята — объединяйтесь!», — ой! — «С наступающим Новым годом!» Художник: Андрей Коротаев

События

20.09.2022
Выпуск всех летних материалов Музея в одном аннотированном файле.
29.08.2022
Максим Егоров и его «Узоры русских росписей» — соискатели в конкурсе от портала «Филателия.Ру».
25.08.2022
Корабль Книжной галактики держит курс на океан Китайской Детской Литературы и приглашает присоединиться.
23.08.2022
Коллекция представлена общественному совету филателистов и экспертному совету АО "Марка".
11.08.2022
Друзьям Музея - художникам, посткроссерам, филателистам, мечтателям о новом проекте. Дополнительно приятно, что первой маркой стала арт-марка Музея.
Осенний вебинар от TypeType! Записывайтесь и присоединяйтесь.
Осенний вебинар от TypeType! Записывайтесь и присоединяйтесь.