8 вопросов-ответов об издании книг в КНР. Отвечает Аня Амасова

Надежда Стахурская

От Музея: довольно часто в Музей приходят письма с вопросами о Китае и китайском книгоиздании. Вот и сегодня пришло новое письмо: «Книга вышла в августе 2022 года — автор хочет перевести и издать её в Китае. Но тут много вопросов. И не очень понятно, куда с ними обращаться.» Так как письмо содержит подробные вопросы, которые беспокоят не только одного конкретного автора, публикуем ответ главного редактора Музея уникальных вещиц Ани Амасовой целиком.

Иллюстрация: художник Надежда Стахурская
Вопросы: Татьяна, соратник автора
Ответы: Аня Амасова

Я, конечно, попробую ответить и рассказать все, что знаю, но предупреждаю, что это только мой личный опыт и только та информация, которую мне сообщали китайские коллеги, либо вообще мои косвенные выводы. Вполне возможно, что картина мира много шире и вариативней, чем известный мне фрагмент.

Какое влияние имеет то, что книга уже издана на русском языке в Российском издательстве и мы передали им лицензию на воспроизведение, распространение, перевод и иную переработку по всему миру?

Самое прямое. Технически — именно это издательство должно обеспечивать контакты, документооборот и финансовое распределение. В реальности же, на сегодняшний день никому не выгодно работать с издательством / от издательства (тем более — по одной книге). Кроме того что количество затрачиваемых ресурсов и времени очевидно не соответствует потенциально возможному финансовому результату ни для одной из сторон, есть ряд объективных причин: отсутствие специалистов, практически невозможность сейчас для китайских компаний по переводу средств в Россию (что бы ни говорили СМИ — наши и зарубежные) и т.д..

Однако для авторов — частных лиц все несколько проще. Практически вопрос с переданными правами решается следующим образом: лицензия — это право пользования. Если она не используется (в какой-то части) — воля автора-правообладателя (лицензиара) простым уведомлением ее (какую-то конкретную часть) отозвать, о чем со стороны издательства составляется допсоглашение к договору, что права на перевод и издание за рубежом (или в Китае) освобождены, не принадлежат издательству и принадлежат автору.

В то же время работать с китайским агентством в части налогообложения удобнее, имея юридический статус. Ибо совокупный налог частного лица при работе с агентством составит от 24 до 28%, в то время как при работе напрямую с издательством — при грамотном документообороте — порядка 10%.

Книгу в издательство предоставляют уже с переводом или перевод делается после принятия издательством решения издать книгу?

Вы никогда не переведете книгу так, как это сделает китайский переводчик, сотрудничающий с издательством. Однако перевод фрагмента книги — допустим, 1 главу — можно (и довольно осмысленно) перевести в качестве предложения-ознакомления. На китайский или английский. С переводом фрагмента редактору или агентству будет проще общаться с издателем. Вообще же язык переговоров — преимущественно английский. 

Как я поняла из вашей статьи [Как издать книгу в Китае: Дело китайского агентства прав // Музей уникальных вещиц. — Сентябрь, 2020], вы работали через агентство. Как вы выбирали агентство? В чем состояли услуги агентства и какие примерно расценки?

Я не выбирала — китайское агентство Rightol Media Limited выбрало меня. И даже не меня, а моё издательство, руководителем которого я на тот момент являлась. Но так вышло, что они изначально были заинтересованы именно в моей авторской серии, которая на тот момент тоже выпускалась в этом издательстве.

В Китае хорошо поставлена исследовательская деятельность в области книгоиздания. Они изучают рекомендации специалистов, прислушиваются к мнению библиотекарей, культурологов, российского научного сообщества, а также имеют доступ к данным о продажах. Кроме того, у них гранатовая система научных исследований, которые поставлены на службу практическим задачам, и они не стесняются обращаться к коллегам на территории РФ, если их заинтересовала какая-то серия или автор, чтобы узнать подробности и перспективы. 

Да, агентства, конечно, в большей степени интересуют серии, которые они могут продать издателям. Это чисто экономическая осмысленность. Учитывая, что % агентства — 15%, а авансируемая стоимость прав на издание — 1000-1500-2000 у. е., есть разница, стоит ли вкладываться в отношения ради 150 у. е. или ради 150 * Х

Впрочем, китайское агентство также получает деньги от своих, китайских, издателей — порядка 15% еще «сверх суммы аванса». То есть фактически они «на оплате» не только у автора/зарубежного издателя, но и у своих издателей.

Из услуг: агентство собирает информацию, представляет книги своим издателям на китайских выставках, в том числе — обеспечивая их промо-материалами и, по желанию заинтересованного издателя, получая на книги премии, необходимые для издания и лучшего продвижения книги на китайском книжном рынке. Заключают договора, выступая посредниками. Дают справку о заинтересованном издательстве. Принимают и деньги, и макеты, обеспечивая таким образом гарантированное исполнение договора. (Т. е. если вы не прислали макет, они вернут эти деньги обратно). Раз в год инициируют отчетность о продажах. И, насколько я понимаю, имеют собственную сеть книгораспространения, которая может — и существенно, — увеличить первый тираж, планируемый издательством,  о чем становится известно уже на этапе заключения договора (вероятно, поэтому издателям выгодно с ними работать и они готовы им платить).

Чего агентство не делает (не делало в мое время, когда мы сотрудничали) — это не открывало лицевые счета физических лиц в налоговой, соответственно платило авторский налог как за юрлицо: не 11%, а 18,5% и, кроме того, не предоставляло справку из китайской налоговой (а значит, частное лицо не может принять этот налог к зачету здесь и будет вынуждено уплатите его еще раз - либо 6% по НПД или как ИП, либо 13%(-20% льготы) — около 10% — в качестве НДФЛ. Договариваться с издательством в этом смысле проще.

Как обстоят дела в Китае с авторским правом? Начиталась ужастиков, что они прописывают кабальные условия или могут изменять их в одностороннем порядке в ходе исполнения договора.

Про авторские права единственное, что я поняла, срок действия их отличается от нашего законодательства. То есть произведение переходит в общественное достояние не через 70 лет после того, как кто-то умер, а (но я не уверена пока на все 100%) через 70 лет после создания.

С договорами, я думаю, примерно как у нас. Вы наши договора читали? Любой издатель дает вам сочинение нанятого юриста — это некая рыба. Дальше вы обсуждаете и меняете договор под себя. Как любой договор, не являющийся офертой.

Не знаю, что вы там читали: мне повезло, но, может, я работаю всегда с лучшими. Мне не кажется, что для международных отношений, да еще и в информационной отрасли, кому-то может быть выгодно кого-то обманывать. Это же колоссальный ущерб по репутации страны на международном пространстве. Вряд ли кто-то в китайских издательствах, где деятельность лицензирована, а специалисты — квалифицированны, не понимает, что книгоиздание — это СМИ, а авторы — международные СМИ, которые не просто «пошумят и забудут», а создают информацию на года, десятилетия, века! Не думаю, что хоть сколько-нибудь образованный человек, занимающийся информационной и культурной деятельностью допустит репутационные риски, — это совершенно не в интересах Китая (и не в интересах ни одной страны, если честно).

Хотя действительно есть какие-то вещи, которые реально сложно выполнять, но обычно причины объективны. Допустим, в последний год существуют объективные трудности с платежами в РФ. Вам никто об этом впрямую не скажет, и вам может что-то там «показаться»... Тут важно, наверное, не впадать в истерику и наблюдать. Потому что и вы тоже в данном случае складываете репутацию своей страны на международной арене... Я вот знаю ряд авторов и художников, которых и близко нельзя подпускать к зарубежным контактам!

Или, допустим, есть международная традиция писать в договорах, что срок предоставления отчета о продажах — до 31 января. Ну, круто, только в Китае в это время большие каникулы и китайский новый год... Ну и другие «обстоятельста непреодолимой силы», о которых я расскажу ниже.

Есть ли какие-то особенности китайского книжного рынка, о которых вы узнали?

Например, важно, что ISBN в Китае дифференцированы: национальная и зарубежная литература. И лимитированы. Они выдаются в % отношении к изданному издательством (для каждого издательства — разные %, кто-то вообще не может сотрудничать с зарубежьем, а у кого-то это специализация). То есть, условно, если издательство издает 1000 книг в год, а его процент выпуска иностранной литературы — 30%, то из этой тысячи только 330 зарубежки. И если случилась, допустим, пандемия и издали из плана всего 500 книг, то и по зарубежным контрактам получится издать лишь в два раза меньше — 165. Что, понятно, может совершенно не соответствовать условиям зарубежных договоров, в которых прописывается время издание.

Еще из наиболее любопытного:

- все издательства в Китае государственные. Частное книгоиздание не запрещено и возможно, но обязано делать это через профессиональное государственное издательство, оплачивая их услуги в размере 40000 юаней (от 400.000 до 500.000 рублей по нашим ценам) — за корректуру, регистрацию, редактуру, цензуру, общение с госорганами и т.д. Включая ISBN, который выдается исключительно и только этим Государственным Издателям.

- бумажное книгоиздание и сетевое книгоиздание — это две разные и непересекающиеся истории, и разные компании (за исключением тех случаев, когда сетевая история становится популярной и издательство решает ее опубликовать). В цифровом мире правила для информации сильно отличаются. Как минимум, на «сетевое книгоиздание» не требуется ISBN и оно не управляется Управлением по печати.

- доход (и роялти) от продаж аудиокниг в Китае сопоставим с доходами (и роялти) от продаж бумажных изданий.

Сколько в среднем стоят услуги издательства и печать – к примеру, в сравнении с Россией?

Я в целом не понимаю концепцию Книгоиздания как оказание услуг автору. И не понимаю, что такое издание и распространение книг за счет средств автора. Думаю, китайцы, близкие к нашей советской концепции и политике книгоиздания, по которой обучалась, к примеру, я, тоже не понимают. Не говорю, что этого там гарантированно нет, однако мне кажется, это какая-то параллельная история (при которой вам все равно придется выложить минимум дополнительные 40.000 юаней) — если есть спрос, наверняка есть и посредники, — но делать это «из-за рубежа» при таких цифрах не кажется мне безопасным. Я недавно получала вопрос от читательницы: действительно ли надо заплатить 4 миллиона за ISBN на книгу, чтобы разместиться на электронной площадке, — именно это предложила ей некая «юридическая фирма — посредник».

Китайская полиграфия традиционно считается дешевле нашей, но, сильно подозреваю, дело в объемах тиражей, включая общие объемы загруженности типографий. Если бы мы печатали книги теми же тиражами или тиражами серий, имели полиграфический экспорт на всю Европу, — наверное, и у нас было бы примерно также.

Судя по грантовым цифрам, которые китайцы выделяют на издание научной литературы за рубежом (их гранты оплачивают полный цикл) — представления КНР о ценах на бумагу-печать значительно меньше, чем наша, Российская, реальность, а вот представления об оплате работы людей — редакции, переводчиков — значительно, значительно выше!

Есть ли какие-то вещи, на которые стоит обратить внимание в самом начале? Например, в плане условий или что-то, что позволит сократить сроки издания?

По моему опыту, китайцы неспешны. У них в книгоиздании, как я понимаю, частично «плановая экономика». То есть все книги в виде макетов проходят через единый государственный центр, который и утверждает издание, его содержание и оформление, и определяет срок выхода из печати (в такой-то месяц), — так что у меня не сложилось впечатление, что на что-то можно повлиять. А о том, на что обращать внимание при заключении договора, я писала в статье: 

КОНТРАКТ С ЗАРУБЕЖНЫМ ИЗДАТЕЛЬСТВОМ

И еще было полезное и важное интервью с налоговым консультантом — тоже надо учесть в самом начале, до подписания контракта:

КОФЕ С НАЛОГОВЫМ КОНСУЛЬТАНТОМ: «Творцы и налоги» — Часть 1. «Общие вопросы международного налогообложения»

КОФЕ С НАЛОГОВЫМ КОНСУЛЬТАНТОМ: «Творцы и налоги» — Часть 2. «Острые вопросы международного налогообложения»

Как понять, китайское издательство – хорошее или нет? Какие у него возможности продвижения книги и заинтересовано ли оно в этом? На что обратить внимание?

Конечно, если коммерческое издательство приобрело права, оно заинтересовано в продвижении и реализации. В Китае довольно большой пул СМИ — литературных журналов, — по крайней мере, в детской литературе. Часто у издательств есть собственные новостные порталы, когда издательство — это медиа-холдинг. Они собирают конференции по продвижению той или иной литературы, что, подозреваю, дает журналистам и обозревателям возможности для написания статей. 

Большая часть книг и у них реализуется в сети, так что там все, как и у нас, и даже несколько больше: скидочные акции, отзывы, видео-обращения авторов... В последнее время набирает популярность продажа книг через социальную сеть — китайский аналог тик-ток.

А как понять: хороший человек или нет? Надо взаимодействовать, узнавать друг друга. То же и с издательствами. Никогда не узнаешь наверняка, пока не попробуешь. Про тех, кого я узнаю в процессе общения, я пишу. Стараюсь брать интервью, смотрю их книги и макеты, прошу рекомендаций коллег по научной работе и интересуюсь их достижениями.

Сейчас я знаю пока трех (и знакомлюсь с четвертым):

Мое издательство: Chuman («Шанхайская сетевая научно-техническая компания с ограниченной ответственностью Чумай»)
Jeily («Эстафета») — но оно специализируется на детских книгах
И медиа-холдинг «Янцзы».

[апрель, 2023]

События

15.05.2024
Благодарность от Оренбургского Государственного Университета главному редактору Музея уникальных вещиц Ане Амасовой за мастер-класс «Практика перевода книг-картинок, графических романов и книг художников».
11.05.2024
Музей встретился со студентами Академии Асада (Каир), которые подготовили для нас презентации и переводы арабских сказок.
04.05.2024
4 мая 2024 года в День Рождения знаменитой музы Льюиса Кэрролла — Алисы Лидделл — Музей анонсирует запуск в работу книги о пиар-легенде с погружением в «кроличью нору» научных технологий управления общественным мнением авторства Алисы Кербер.
05.04.2024
13-й аннотированный дайджест статей Музея по итогам первого квартала 2024 года.
05.03.2024
C 28 февраля по 10 марта в Большом зале Санкт-Петербургского Союза Художников на Большой Морской проходит выставка иллюстраций книг для детей и юношества.
Следите за новостями проекта в разделе
Следите за новостями проекта в разделе "Книжная галактика. - Дипломатия"!